shadow

Минутка юмора, или «Мы все сегодня…»

- Боря, - глухо сказал Петр Алексеевич. - Пришло время поведать украинскому народу и всему миру об истинной сути отношений, связующих нас


shadow

Главу Администрации президента Украины Бориса Ложкина трудно было чем-то удивить, и уж тем более — нестандартным видом своего шефа. За последние два года Борис Евгеньевич созерцал Петра Алексеевича в самых разных ситуациях и состояних. Но, войдя в кабинет патрона 12 июня 2016 года, Ложкин побледнел и судорожно сглотнул воздух, издав при этом звук засорившейся водопроводной трубы. С президентом явно что-то было не так, то есть куда более не так, чем обычно…

Петр Алексеевич стоял в центре своего кабинета. Вместо привычного мятого костюма на нем было надето нечто блестящее и обтягивающее, на голове красовался убор из разноцветных перьев. Перепуганному Ложкину показалось, что губы у президента непривычно розового цвета, а глаза смотрят пронзительно и ярко, наверное, из-за искуссно покрашенных ресниц. Глава президентской администрации на всякий случай начал было отступать к входной двери, но был остановлен повелительным жестом пезидента…

— Боря, — глухо сказал Петр Алексеевич. — Пришло время поведать украинскому народу и всему миру об истинной сути отношений, связующих нас.

— Петр Алексеевич, если вы о том, что…

— Зови меня Петей.

— Хорошо, — Ложкин судорожно откашлялся. — Петя, если вы…, то есть ты, о том, что из-за меня ты приехал не в тот аэропорт встречать эту дуру Савченко…

— Нет.

— Ну…, тогда о том, что я не могу собрать 300 голосов в Раде, чтобы проголосовать изменения в Конституцию?

— Нет.

— Тогда о…

— Не гадай! — Порошенко снова сделал повелительный жест рукой. — Я говорю о совсем другом. На протяжении долгих лет мы с тобой были вынуждены скрывать свои истинные чувства. Нас неудержимо тянуло друг к другу, но мы родились и воспитывались в тоталитарном, нетерпимом ко всему высокому и прекрасному обществе. Всему виной Ленин, Сталин и, конечно же, Путин, если бы не они, то мы с тобой были бы счастливой парой, скрепленной узами брака перед Богом и людьми…

— Петр Алексеевич, но я же женат, — Ложкин сам поразился тому, как сильно его речь стала напоминать жалобный писк мыши, загнанной в угол котом.

— Это было для отвода глаз.

— Но вы же тоже…

— Это опять же было для отвода глаз.

— Но моя жена не поймет этого!

— Должна понять! Боря, на кону кредит МВФ, оружие для нашей армии, бесплатные путевки в Лас-Вегас, наконец! А потому прочь двуличие и скрытность! Ты немедленно переоденешься, мы выйдем к народу, держась за руки, обменяемся у всех на виду кольцами и скрепим наши клятвы горячим поцелуем…

Дальнейшее изложение повестки дня и программы действий было прервано глухим стуком. Президент посмотрел на упавшего в обморок главу своей администрации и тяжело вздохнул:

— Вокруг одни слабаки и предатели! Прям беда какая-то…, — подойдя к столу глава украинского государства нажал кнопку селектора и отрывисто приказал, — Немедленно Грицака ко мне и пусть Полторака захватит…, и Климкина на всякий случай тоже.

Повесив трубку и мечтательно устремив взор куда-то в пространство, Петр Алексеевич продолжил:

— Вася, пришло время поведать украинскому народу и всему миру о наших подлинных чувствах друг к другу…

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.