shadow

Как собрать мотоцикл из разбитой машины и выбраться из марокканской пустыни


shadow

Эмиль Лере (Emile Leray), электрик по профессии, прославился благодаря своей поездке через пустыню. Так, если бы его не угораздило застрять в пустыне, то, возможно, мир так никогда и не услышал бы о нем, и не узнал бы историю его удивительного спасения.

Итак, в 1993 году он ехал на своем ‘Citroen 2CV’ через пустыню, ехал он в Марокко (Morocco). С собой у него было 40 литров топлива, полный бак, запас воды и немного продуктов, а также обычные инструменты, которые найдутся в багажнике любого автомобилиста.

Выехав из города Тан-Тан на юго-восток, на посту в Тилемземе Эмиль был остановлен военными. «Дорога закрыта! Впереди — зона вооруженного конфликта между Марокко и Западной Сахарой. Возвращайся в Тан-Тан, а заодно отвези-ка нашего парня!»

Маршрут Эимля Лере

Но кому же захочется возвращаться, когда путешествие еще не началось? Да и машина готова к перипетиям: помимо запаски и домкрата, Эмиль захватил набор инструмента, горсть крепежа, несколько труб. В дороге всякое может случиться, особенно вдали от цивилизации, связи и плодородных земель. (И ведь как в воду глядел!)

Эмиль наплел военным про перегруз и ограничения по страховке, развернулся и под их тяжелыми взглядами помчался прочь. Отъехав порядочное расстояние, он свернул с дороги и углубился в каменистую пустыню, надеясь обогнуть запретную зону. Ехать по «не паханной целине», в общем то, оказалось вполне сносно. Лишь изредка машина подпрыгивала на небольших скалистых обнажениях. Лере свыкся с ударами подвески и решил чуть увеличить скорость. На одном из ухабов машина подскочила чуть выше и тяжело «клюнула носом» с громким металлическим скрежетом. Приехали! Осмотр показал, что из-за усталости металла сломан нижний рычаг подвески и передняя часть рамы, передняя ось загнулась чуть не под 90 градусов. Ехать дальше было невозможно. Лере разобрал автомобиль и после более тщательной ревизии решил, что отремонтировать автомобиль в таких условиях невозможно. Вечер был не за горами и Лере решил устраиваться на ночлег, тщательно перебирая в уме различные варианты. По приблизительным расчетам до ближайшей деревушки было около 20 миль по пустыне, до города около 100. Эмиль не был уверен в своих силах. Путешествие могло оказаться сложнее, чем казалось, несмотря даже на то, что в этих местах Эмиль бывал уже с не первый раз. А тут — запас продуктов и воды на несколько дней, инструмент и куча запчастей. Почему бы из стальной недвижимости не построить… мотоцикл?

Сказано — нет, не сделано: несколько часов Эмиль перебирал в уме все сложности проекта, прикидывал каждую операцию: как, чем, за сколько времени. Права на ошибку в пустыне нет. Наконец, решил: надо строить. С утра начал разбирать 2CV. Кузов решил оставить как укрытие от жары и холода — для себя и для продуктов. И как защиту от песчаных бурь. Чтобы не сгореть на работе, пришлось к короткой рубашке приделать рукава из носков.

«Отпилив ножовкой поперечные передний и задний лонжероны, — вспоминает Эмиль, — я получил основу рамы мотоцикла. Мотор с коробкой передач водрузил в центре. Нужно было оставить место для АКБ, бензобака, поклажи и рулевого управления». Но самое поразительное в этом аппарате — привод. В пустыне нет ни цепей, ни лишних шестеренок. И Эмиль решил использовать схему «Велосолекса» — прижать левый тормозной барабан к заднему колесу мотоцикла, чтобы тот вращал его за счет трения. Единственный недостаток такой схемы — обратное вращение колеса, поэтому, чтобы мотоцикл ехал вперед, в коробке придется включить задний ход.

Учитывая назначение аппарата — доставить седока до цивилизации, Эмиль Лерей отдал приоритет функциональности, не сильно задумываясь о комфорте. Так, здесь нет тормозов — на скорости до 20 км/ч они не нужны (а больше задний ход в КП развить не позволяет, да и страшно). Нет здесь и глушителя, поэтому звуки и запахи двигателя водитель ощущает в полной мере. Нет и подножек — зато можно всегда опереться ногами на землю. Это оказалось тем более кстати, что устойчивостью «двухколесный верблюд» не отличался. Он то и дело заваливался набок, а во время первого старта и вовсе описал сальто, чуть не придавив своего погонщика 200-ми кг чугуна и стали.

Кажется невероятным, что этот аппарат собран в пустыне одним человеком, у которого не было ни дрели, ни сварки.

Из инструментов Эмиль Лерей захватил только ключи, клещи, молоток и ножовку по металлу. Чтобы проделать отверстие в листе металла, Эмиль сгибал его пополам, надрезал ножовкой, разгибал и выбивал ослабленную бляшку металла. Разумеется, при сборке он старался использовать уже имеющиеся отверстия. Особенно трудно оказалось отрегулировать газ и сцепление. Приводы пришлось много раз разбирать и переделывать, пока, наконец, «стальной верблюд» не стал послушно трогаться и разгоняться. Управлять «двухколесным верблюдом» оказалось чертовски трудно, но еще труднее поднимать это ржавое чудовище — его вес около 200 кг. К счастью, поклажи оказалось немного — почти все продукты и вода уже закончились.

С собой в обратный путь Эмиль взял немного — полтора литра воды, инструмент, постель, карты, компас и палатку, сшитую из поролонового матраца и полотенца. До темноты он добрался до дороги и устроился на ночлег. Разбудил патруль. Трое полицейских на внедорожнике сразу узнали в нем туриста, собиравшегося проникнуть в запретную зону. Рассказ Эмиля об аварии и постройке мотоцикла выслушали с недоверием и, выставив вооруженную охрану у «механического чудовища», отправились со «шпионом» искать остатки его автомобиля. Нашли его только на следующий день, что сняло часть подозрений, но не арест.

В Тан-Тане мотоцикл отправили на штрафстоянку, а Лерею выписали штраф в 4500 драхм за несоответствие его ТС тому, что указано в документах. Марокканцы были согласны отдать мотоцикл только после уплаты штрафа и в любом случае запрещали езду на нем. Эмиль Лере вернулся в Париж живым и невредимым. Но уже через месяц он вместе со своим другом приехал в Марокко на другом Citroen 2CV, заплатил штраф, погрузил мотоцикл в специально оборудованный для этого багажник и вернулся во Францию. Но на этом путешествия по Африке не закончились. Эмиль Лере с тех пор он еще не раз организовывал экспедиции по черному континенту. В 2006 одна из его экспедиций снова прошла на переделанном Citroen 2CV. На этот раз в амфибию, о чем снял небольшой документальный фильм.

Сам Эмиль жив до сих пор и нередко бывает на выставках «Ситроен» со своим знаменитым экспонатом. Эмиль неоднократно сталкивался с неверием в то, что такая модернизация возможна в условиях пустыни. Этому способствует то, что свидетелей не было, а вся история модернизации известна нам со слов самого Лере. Многие критики убеждены, что этот омегамобиль построен на одной из станций техобслуживания в Африке, а некоторые даже уверяют, что знают на какой. Для сомневающихся Эмиль продемонстрировал некоторые операции перед фотокамерой и объяснил их. Он утверждает, что готов полностью, от начала до конца, повторить свой подвиг перед видеокамерой, если найдется спонсор такого проекта

Сейчас Эмилю Лере 63 года, живет он на юге Франции. Он сохранил свой мотоцикл как память о своей поездке по марокканской пустыне, и с удовольствием позирует рядом с ним для фотографов.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.