shadow

Новый враг Украины

«Правый сектор» пожелал смерти Евросоюзу


shadow

Европейский союз получил «черную метку» от неонацистов из «Правого сектора» *. Украинские радикалы фактически записали недавних партнеров по Майдану во вражеский лагерь, наравне с «клятыми москалями». Пока, правда, не гласно, а лишь «шершавым языком плаката».

По информации ИА «ПолитНавигатор», политический постер с антиевропейской тематикой распространила накануне пресс-служба «Правого сектора». В сети он появился с пометкой «Смерть империям!»

На плакате изображены перечеркнутые российский двуглавый орел, правда, несколько, стилизованный (вместо св. Георгия, поражающего дракона, — Серп и Молот) и желтозвездный флаг Евросоюза. Рядом лозунг «Волю народам!» — в смысле «свободу» — и эмблема «Правого сектора» — белый тризуб на черно-красном фоне.

Текстовых пояснений к картинке нет.

То, что Россия для свидомых нацистов — «ужас-ужас», и они просто сочатся ненавистью только при одном упоминании о ней, уже давно никого не удивляет. Но почему вдруг врагом стал Евросоюз? Ведь на горящих баррикадах Майдана кричали «Украина це Европа!»…

— Странно, почему не перечеркнули флаг Соединенных Штатов, если уж, действительно, об империях идет речь, — недоумевает бывший заключенный тюрьмы СБУ, одесский журналист Артем Бузила.

— Потому что именно США являются империей в классическом, скажем так, понимании этого слова. То есть, с точки зрения и внутренней политики, и с точки зрения своей внешней политики.

Что касается перечеркнутого флага ЕС, то — напомню — «Правый сектор», в принципе, никогда не выступал за Евросоюз. По крайне мере, в том виде, в котором он есть.

— Почему?

— Потому что «Правый сектор» — это откровенно националистическая, я бы даже сказал, нацистская организация. А Европа, как мы знаем — хотя бы на уровне политических деклараций — осуждает все-таки подобную идеологию.

Я не могу назвать ни одной крайне правой партии, которая в Европе какие-либо определяющие позиции занимает. Даже если такие партии и были (например, тот же «Национальный фронт» во Франции), то сегодня они ушли в более консервативно-религиозную патриотическую идеологию защиты семьи, защиты традиционных ценностей и национальных прав. Но это уже ни в коем случае не фашистские партии.

Поэтому, естественно, правосекам Евросоюз не нравится.

Мне кажется, бывшие коллеги Яроша больше тяготеют к США и к Канаде. И, кстати, он сам в одном из интервью недвусмысленно заявлял, что для него ЕС — это не союзник. Для него союзники США и Канада.

 — Но европейцам все-таки стоит задуматься о своем новом статусе у украинских националистов?

— Мне кажется странным другое. Почему Евросоюз вообще до сих пор никак не отреагировал официально на существование на Украине таких организаций как «Правый сектор»?

Я, например, помню 2012 год, когда украинская «Свобода» прошла в Раду. Так было же целое заявление Европарламента к тогдашней оппозиции — «Батькивщине» и «Удару» — не сотрудничать с партией «Свобода», как ультранационалистической. Сегодня подобных предостережений в отношении «Правого сектора» мы не слышим.

Возможно, в Европе ждут, когда украинские неонацисты начнут реально угрожать безопасности в ЕС. Или начнут, например, нападать на евродепутатов, которые будут приезжать на Украину.

В Европе нет ни одной страны, где радикальные военизированные формирования имеют законный статус. А на Украине военная, по сути, организация имеет статус партии.

— Результаты последнего соцопроса Центра Разумкова свидетельствуют, что 63% украинцев не ощущают себя европейцами. В 2006 году таких было 68%. «Евроэнтузиастов» — соответственно — 29 и 27%. То есть, доля «европейцев» за десять лет выросла очень незначительно, хотя столько усилий было затрачено. Почему?

— Я думаю, эти цифры были бы кардинально другими — в гораздо худшую для украинского правительства сторону, — если бы гражданам Украины демократическим путем давали этот самый выбор сделать.

Потому что ЕС и интеграция в ЕС сегодня фактически нам навязывается. Насильственно. Я не могу назвать ни одной политической партии на Украине, которая бы выступала против Евросоюза. Или хотя бы держала нейтралитет. Не говоря уже о Таможенном союзе.

Но это парадокс. В России, которую Запад обвиняет в тоталитаризме и отсутствии свобод, какой-нибудь «Парнас» или «Правое дело» открыто и совершенно свободно выступают против Таможенного союза и Евразийского. В Европе действуют партии, ставящие своей целью выход своих стран из ЕС. Мнения могут быть разные, ничего в этом нет страшного.

Только на Украине об этом ничего не знают. Плюрализм в политике там сейчас не практикуется.

Поэтому приведенный процентный состав сторонников евроинтеграции я считаю завышенным. Еще в 2012 и 2013 гг. все прекрасно видели, что за Таможенный союз выступает гораздо большее украинских граждан.

Что касается тех, кто не считает себя европейцами… Это показатель того, как мне кажется, что украинцы наконец-то начинают понимать, что в Европе они нежеланные гости. И их там на самом деле никто не ждет.

Хочу напомнить, что в Молдавии при президенте Воронине 79% граждан поддерживали европейский вектор. Сегодня — после десятков лет неудачной евроинтеграции — число ее сторонников составляет 30−40%, максимум. На Украине будут те же тенденции.

По мнению директора Украинского филиала Института стран СНГ Дениса Денисова,Европа легкомысленно отнеслась к появлению в публичной плоскости на Украине «Правого сектора» и других неонацистских группировок:

— А вообще, следовало бы задуматься. И смотреть, как это все обернется для самой Европы. Мы знаем, что правые настроения там в последние года разрастаются. Увеличивается число сторонников. Политические силы набирают вес.

«Правый сектор» и так называемые добровольческие батальоны «Айдар», «Азов» — это, как мы знаем, боевые отделения подобных политических сил. Более того, у украинских нацистов есть постоянные корреспонденты в ЕС — люди, с которыми они поддерживают постоянные контакты. И европейцам, думаю, будет крайне забавно через пару лет обнаружить, что эти же боевики совершают преступления уже на территории Евросоюза.

И в этих картинках с лозунгами — совершенно ничего удивительного. Мы прекрасно понимаем этот посыл.

— Поясните?

— Они бы хотели, чтобы Европа безоговорочно, по умолчанию поддержала все их начинания на Украине. Поддерживала ту политику фактического геноцида своего населения, которую проводит официальный Киев.

То есть, все это закономерные последствия того попустительства со стороны ЕС относительно тех дестабилизирующих организаций и факторов, которые привели в итоге к госперевороту на Украине и гражданской войне.

 — На Майдане все кричали «Украина це Европа!». А что теперь?

— Здесь рамки «Правого сектора» и его идеологов несколько иные. Они все-таки ближе, скорее, к неонацистам. Которые говорят, что существует право белого человека. Белой расы. Исключительность этой расы. Соответственно, Евросоюз со своими действиями по интеграции мигрантов и лозунгами о толерантности все менее становится привлекательным для праворадикалов.

Конечно, многим из них хотелось, чтобы моментально произошла интеграция в ЕС, а они бы стали частью правой коалиции Европы. Но это совершенно не так.

С другой стороны, примечательный факт — большинство украинцев не считают себя европейцами.

 — Вы имеете в виду недавнее исследование Центра Разумкова?

— Именно его. По сути, оно показывает, что все эти лозунги про евроинтеграцию, про «безоговорочный путь» в Европу — не более чем выдумки и «хотелки» политической элиты Украины, которая хотела бы быть частью элит Европейского союза. Но в то же время это не мнение народа, который себя с Европой не ассоциирует.


* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.