shadow

Россия-ЕС: новые правила

Европе пора отказаться от попыток «переделать» РФ под себя


shadow

Международный дискуссионный клуб «Валдай» сформулировал шесть главных принципов, на которых должны строиться отношения России и Европейского Союза. Доклад, который будет представлен на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) 16−17 июня, станет своего рода ответом на так называемую «доктринуМогерини» — пять принципов взаимоотношений с Москвой, которые главы европейских МИДов одобрили в марте.

Европейские принципы включали в себя требование полного выполнения Минских соглашений и подтверждение позиции ЕС по непризнанию вхождения Крыма в состав Российской Федерации. Также лидеры ЕС пообещали продолжать развитие и укрепление отношений со странами Восточного партнерства и Центральной Азии, и повышать «внутреннюю устойчивость Европейского Союза» в вопросах энергетической безопасности и стратегических коммуникаций. Еще один, более конструктивный пункт, состоит в восстановлении сотрудничества с Москвой по избранным направлениям, которыми могут стать сирийское урегулирование или контроль над ядерной программой КНДР. Наконец, пятый принцип предполагает поддержку развития гражданского общества в России.

Валдайские принципы, в отличие от европейских, лишены общих мест и политических деклараций, а предполагают вполне конкретные и прагматичные действия. Авторы доклада говорят о том, что и Евросоюзу, и России пора отказаться от желания переделать друг друга и начать принимать партнеров реалистично, такими, как они есть. «В первую очередь это касается Евросоюза, который должен оставить бесплодные попытки „переделать“ Россию. Это, однако, следует иметь в виду и российской стороне — ЕС крайне трудно поддается внешнему воздействию», — говорится в докладе.

Шесть принципов, на которых должна основываться новая политика России в отношении ЕС, следующие. Во-первых, это открытость всем партнерам. Этот пункт предполагает, что Москва готова развивать отношения не только с Брюсселем, но с любыми государственными и негосударственными игроками ЕС, с представителями политической, культурной, деловой среды.

Во-вторых, это инклюзивность отношений, которая предполагает спокойное отношение российского руководства к тому, что другие участники евразийской интеграции будут расширять связи с ЕС. В-третьих, это субсидиарность и решение каждого вопроса на оптимальном для этого уровне. То есть если проблема может быть решена на уровне местных властей, незачем включать ее в политическую повестку между Москвой и Брюсселем.

Четвертый момент — пропорциональность действий и уровней диалога. Нужно решать проблемы по мере из значимости и на том уровне, где они этого заслуживают. В-пятых, доклад советует вплотную заняться диверсификацией внешних и внешнеэкономических связей, так как излишняя зависимость порождает опасные диспропорции. Авторы предлагают последовательно сокращать долю Евросоюза в российской внешней торговле, но при этом вовлекать ЕС и страны-члены в евразийские форматы сотрудничества. Наконец, шестой принцип — это «безоговорочная отмена введенных ЕС визовых ограничений в отношении жителей Крыма», которые противоречат правам человека.

О том, что отношения между Россией и Европейским Союзом нужно начать с чистого листа, говорят многие. В Европе в последнее время такие призывы стали раздаваться все чаще. Французские парламентарии приняли рекомендательную декларацию об отмене санкций, то же сделали и депутаты итальянского региона Венето. Но готово ли высшее европейское руководство к тому, чтобы начать открытый диалог на новых принципах?Автор валдайского доклада, директор Центра комплексных европейских и международных исследований Тимофей Бордачев пояснил «СП», что речь в документе о том, что Москве пора изменить собственный подход к отношениям с Евросоюзом, и тогда ее примеру может последовать и Брюссель.

— Этот доклад предполагает переход на более прагматичные принципы отношений. В нем лишь в нескольких случаях упоминается, в каких сферах мы могли бы развивать отношения с Евросоюзом. В целом же он посвящен тому, как мы должны думать и воспринимать эти отношения, как относиться друг к другу и на каких принципах строить взаимодействие во всех сферах.

Раньше мы пытались придумать какое-то политическое содержание при том, что для этого не было реальных оснований и отсутствовало доверие между сторонами. Постоянно провозглашались громкие общие слова о нашем европейском выборе, партнерстве, но реально за ними ничего не стояло.

— Принципы ЕС, которые были сформулированы в марте, не выглядят такими же прагматичными, как в вашем докладе. Могут ли наши позиции сблизиться?

— Они как раз очень прагматичны с точки зрения ЕС. Это программа о том, что должна Евросоюзу Россия, по их мнению. Это официальный документ, в котором они сообщают, как будут себя с нами вести. Мы же говорим о том, на каких принципах должна основываться наша политика в отношении Евросоюза. Это не официальная бумага. Мы лишь предлагаем принципы, на которых должна строиться российская политика, не выдвигая к ЕС конкретных требований.

— В докладе говорится об отмене визовых ограничений для крымчан, но не об отмене санкций. То есть сами по себе санкции — не помеха?

— Санкции как таковые могут и, скорее всего, будут оставаться помехой. Но конкретно санкции против жителей Крыма бесчеловечны и лицемерны. Уж если ЕС не признает Крым российским, то за что он, спрашивается, наказывает крымчан?

 — Можно ли вообще сейчас говорить об улучшении отношений между Россией и ЕС? Пока не кажется, что такой момент настал…

— Но если ничего не делать, то такой момент никогда и не настанет. Условия меняются, если мы работаем в этом направлении. Мы исходим из того, что нужно сделать, чтобы взаимоотношения между Россией и Евросоюзом стали более качественными, более прозрачными, и в них появились элементы доверия, которых раньше никогда не было.

 — А что должно произойти, чтобы такой прогресс стал возможен?

— Для начала было бы очень хорошо, если бы руководство Евросоюза заставило своих клиентов на Украине выполнять Минские соглашения. Россия свою работу в этом отношении сделала. Украинская же сторона пока не выполняет свою часть соглашений. Если ЕС повлияет на них, это станет предпосылкой для качественного шага вперед.

Замдиректора руководителя Центра стран СНГ Института Европы РАН, доктор политических наук Алексей Гусев полагает, что если активней работать с Европой, можно добиться улучшение отношений уже в ближайшие годы.

— Российская Федерация стремится к выстраиванию отношения со странами ЕС и Евросоюзом в целом. Мы убеждены в том, что Европа — наш стратегический партнер. Это необходимо всегда подчеркивать. Мы с ними выстраивали связи на протяжении длительного времени, можно сказать, тысячелетия Поэтому сейчас, несмотря на определенное охлаждение отношений с Европой, мы стремимся к открытости.

С другой стороны, мы понимаем, что Европа неоднородна. Она представляет собой совокупность государств с различным общественно-политическим строем, разной конфессиональной и национальной структурой. Современная Европа воспринимается нами, как достаточно противоречивый континент. Причем многое в его политике определяется позицией США, и это тоже нельзя сбрасывать со счетов.

США модерируют многие процессы в Европе, начиная от общей системы безопасности. Создав Североатлантический блок, американцы взяли на себя всю ответственность за обеспечение безопасности европейского континента. Сегодня в НАТО 28 государств, из которых только два находятся за пределами Европы — Канада и США. Теперь американцы стремятся взять под свой контроль и систему внутренней безопасности Европы, что совсем неприемлемо.

Мы понимаем, что многие процессы происходят под американским давлением и делаем на это поправку в нашем внешнеполитическом векторе. Евросоюз в целом и его отдельные страны не совсем самостоятельны, даже страны «старой Европы», не говоря уже о «младоевропейцах». Наша открытость — основной фактор в отношениях с Европой. К сожалению, лидеры европейских государств пока не готовы идти нам навстречу.

Я говорю именно о лидерах, потому что рядовые европейцы настроены к нам достаточно дружелюбно и открыто. Мы сотрудничаем со многими экспертами и политиками из европейских стран и понимаем, что они во многом мыслят так же, как мы. Поэтому мы должны усилить позиции России в контактах с Европой.

— В чем это должно заключаться?

— Для нас принципиально важно сейчас подготовить подписание Соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Это основной документ, отражающий наши отношения, но срок его действия истек еще в 2010 году, и он не был пролонгирован. Сегодня у нас нет правовой базы, которая способствовала бы активизации отношений. Мне кажется, что нужно начать именно с этого. Очень важно, чтобы мы с европейцами составили такой документ и по нему уже двигались дальше.

— Европейское руководство готово к составлению такого документа?

— В Европе сейчас начинается период выборов, и многое будет определяться тем, кто придет к власти. Если во Франции в 2017 году президентом снова станет Николя Саркози вместо Франсуа Олланда, мы ждем определенного потепления отношений. Если Ангела Меркель не изберется на пост канцлера в четвертый раз, а ей на смену придет Франк-Вальтер Штайнмайер, это тоже сделает возможным движение Германии в сторону России.

Не случайно на Санкт-петербургском экономическом форуме должен присутствовать председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. Его отговаривают от этой поездкие, но он твердо намерен приехать и встретиться с президентом РФ и представителями бизнес-сообщества. Юнкер имеет достаточно серьезный политический опыт и понимает, что без России построить современную Европу невозможно. Европейские политики вообще в большинстве своем осознают, насколько важна для них Россия. Но, к большому сожалению, их американские партнеры решают все по-другому.

Когда европейцы откажутся от оглядок на Вашингтон, стоит ожидать изменения вектора отношений к нашей стране. Предполагаю, что это произойдет в ближайшие два года. К подписанию такого документа европейцы не совсем еще готовы, но корабль сдвинулся с места. Поэтому и нам необходимо активизировать нашу политику в отношении европейских стран.

Сейчас мы не очень последовательно действуем на европейском фронте, а это ошибка. Мы начали смотреть в сторону Китая, поворачиваемся на Восток. С одной стороны это правильно. Но с другой, нужно понимать, что Восток — дело тонкое, нас там особенно никто не ждет. Нам нужна равновекторность на всех площадках. Мы же совершаем определенные ошибки. Например, нельзя уходить из Совета Европы, как предлагают некоторые наши парламентарии. Нужно активно работать на этих площадках. А если там появляться раз в полгода, то чего можно требовать?

Мы должны искать в Европе своих помощников и союзников. На самом деле их много в каждой стране и даже на ведущих позициях. Не все оглядываются на американцев. Лидеры — да, но они, видимо, настолько запуганы или куплены, что им некуда деваться. А общество хорошо относится к нашей стране, вот нужно и поддерживать эти отношения.

Мы думаем, что европейцы сами к нам придут, а это не так, у них своих проблем достаточно. Это и миграционный кризис, и кризис евро и еврозоны, и экологический и гуманитарный кризис. Нам нужно обращать внимание на эти болевые точки, и, что называется, «пущать пропаганду», как говорил один персонаж «Тихого Дона». То есть активизировать свою деятельность по всем направлениям и подчеркивать необходимость России в решении этих проблем.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.