shadow

Как НАТО планировала победить в третьей мировой


shadow

Организация Североатлантического договора (НАТО) была создана в 1949 году с целью противодействия советскому экспансионизму в Западной Европе. Конец войны был ознаменован тем, что Советский Союз закрепил свой успех в Восточной Европе, разместив войска в таких странах, как Польша, Венгрия, Чехословакия, Румыния, Болгария и Восточная Германия. Создание НАТО было прямым ответом на то, что Уинстон Черчилль считал «железным занавесом».

В то время американским и западноевропейским военным стратегам казалось, что если бы между Западом и сталинской Россия разразилась война, то она бы по всей логике шла в Европе. Однако реальное существование ядерного оружия означало, что обе стороны избегали прямой конфронтации и вместо этого вели несколько опосредованных войн в разных точках планеты. При этом для Советского Союза вторжение в Западную Европу означало максимальный риск — но и максимальное вознаграждение.

Стратегическая задача НАТО состояла в том, чтобы не допустить уничтожения альянса путем применения военной силы. Для этого было необходимо выполнить четыре задачи военного времени: добиться превосходства в воздухе, сохранить морские пути сообщения с Северной Америкой, сохранить территориальную целостность Западной Германии и избежать использования ядерного оружия. Если бы НАТО не удалось выполнить какую-нибудь из этих четырех задач, войну можно было бы считать проигранной.

В 1988 году план НАТО по защите Западной Европы предполагал доктрину обороны на передовых рубежах, согласно которой армия СССР и силы стран Варшавского договора были остановлены как можно дальше от внутренней границы Германии. Глубокая же оборона (которая, судя по опыту применения на Восточном фронте в годы Второй мировой войны, оказалась более эффективной) фактически поставила бы под угрозу все население Западной Германии и результаты 40-летних усилий по послевоенному восстановлению.

Казалось, у НАТО не было единого плана боевых действий — кроме того, чтобы обеспечить «укомплектование и войсковое прикрытие позиций» до полного истощения сил СССР и стран-членов Варшавского договора, после чего можно было бы предпринять контратаки для восстановления довоенных границ. Армии Западной Германии, не рассчитанной на гибкое реагирование на оперативно-стратегическом уровне, предоставили возможность маневрирования в тактическом плане. Соединенные Штаты разработали доктрину «воздушно-наземного боя» (AirLand Battle), согласно которой подразделения сухопутных войск и авиационные подразделения будут взаимодействовать и одновременно наносить удары по силам противника — от переднего края района боевых действий до глубокого тыла врага.

На море главная задача военно-морских сил НАТО заключалась в том, чтобы не дать противнику перекрыть морские пути между Северной Америкой и Европой и тем самым обеспечить поступление подкрепления из Соединенных Штатов и Канады. Патрульные самолеты НАТО, корабли и подводные лодки должны были искать советские подводные лодки, стремящиеся помешать следованию конвоев с подкреплением, пытаясь оттеснить их к северу от воображаемой линии, соединяющей Гренландию, Исландию и Великобританию.

В Норвежском море ВМС США планировали сосредоточить две-три авианосные группы и корабельную ударную группу для нанесения ударов по советским авиационным и военно-морским базам Северного флота. Такое прямое нападение на советскую территорию должно было отвлечь внимание противника от конвоев, уничтожить авиационные и военно-морские базы и лишить поддержки вражеские морские соединения. Кроме того, по неофициальным данным с помощью этих ударов планировалось изолировать советские подводные лодки с баллистическими ракетами на борту от их береговой поддержки и сделать их уязвимыми.

Военно-морские силы НАТО должны были окружить советские, польские и восточногерманские ВМС в акватории Балтийского моря и не допустить вторжения в Данию с моря. Военно-морские силы Западной Германии должны были следить за тем, чтобы морской десант Польши не попытался высадиться к северу от Гамбурга.

В воздухе воздушным флотам НАТО планировалось поручить выполнение нескольких задач. Американские F-15 и F-16, британские «Торнадо» adv и немецкие F-4 «Фантом», а также многие другие боевые самолеты, должны были попытаться установить превосходство в воздухе над континентом. Между тем, британские и немецкие фронтовые бомбардировщики «Торнадо» IDS, предназначенные для нанесения ударов на малой высоте, должны были выполнять задачи по борьбе с авиацией противника, нанося бомбовые удары по аэродромам сил Варшавского договора в ГДР и Польше. Тактические бомбардировщики ВВС США F-111 и другие реактивные истребители-бомбардировщики сил альянса должны были выполнять задачи по изоляции района боевых действий — бомбить мосты, штабы, склады, пункты снабжения и другие цели с тем, чтобы замедлить продвижение сил Варшавского договора. И, наконец, американские штурмовики А-10 «Вартхог», немецкие легкие штурмовики «Альфа-Джет» и истребители-бомбардировщики «Харриер» британских ВВС должны были бы обеспечить огневую поддержку с воздуха частей сухопутных войск НАТО, находившихся в окружении и действовавших против передовых сил противника.

Однако исход войны должен был решаться на земле. Все сводилось к наземной войне — даже воздушные операции, поскольку для Советского Союза идеальным решением проблемы натовского превосходства в воздухе было бы направить танк на каждый вражеский аэродром.

Технически у сухопутных войск НАТО было преимущество, и в то десятилетие как раз были введены многие боевые системы, которые все еще находятся на вооружении и сегодня. В 1988 году размещенная в Европе Седьмая армия США уже несколько лет имела на вооружении боевые системы из числа «Большой пятерки» (Big 5). В ее состав входит основной боевой танк M1 «Абрамс», боевая машина пехоты M2 «Брэдли», ударный вертолет AH-64 «Апач», многоцелевой вертолет UH-60 «Блэк Хок» и зенитно-ракетные установки «Пэтриот», которые в значительной степени повысили бы боеспособность армии во время «воздушно-наземного боя». Западная Германия к тому времени начала поставлять на вооружение свой танк второго поколения «Леопард II», который поступал и в Нидерланды, и у нее уже была боевая машина пехоты «Мардер». При этом поступление в войска танков «Челленджер» и боевых машин пехоты «Уорриор» укрепило боевые формирования Британской Рейнской армии.

Зоной ответственности СГА — или Северной группы армий НАТО (NORTHAG) — была северная часть Западной Германии. СГА должна была защищать Северо-Германскую низменность — участок относительно ровной, холмистой местности, простирающийся от внутренней границы Германии до Голландии и Бельгии. Местность явно выгодная и доступная для атакующей стороны. Задача СГА осложнялась еще и тем, что она должна была защищать кратчайший путь в Рур, индустриальный район Западной Германии, в столицу Западной Германии Бонн, а также кратчайшие пути в Антверпен и Роттердам — крупнейшие порты, которые играли весьма важную роль в доставке подкрепления силам НАТО.

Силы НАТО в секторе были распределены между корпусами союзных войск — немецким, британским, голландским и бельгийским, в каждом из которых было от двух до четырех боевых подразделений, а значит, единоначалие существовало только на уровне армии. Хотя НАТО могла рассчитывать на быстрое получение подкрепления из Великобритании, Нидерландов и Бельгии, большинство подразделений в секторе армейской группы были расквартированы далеко от своих оборонительных позиций, и чтобы занять эти позиции, необходимо было оповещать войска заблаговременно.

Зоной ответственности ЦГА или Центральной группы армий НАТО (CENTAG) была южная часть Германии. В состав ЦГА входили преимущественно силы Германии и США, к тому же там находилась механизированная бригада из Канады. Держать оборону должны были два немецких корпуса, каждый из которых имел в своем составе танковые, мотопехотные и горно-стрелковые дивизии, а также два американских корпуса, каждый из которых состоял из двух-трех танковых и мотострелковых дивизий. Центральная группа армий НАТО отвечала за самый узкий участок между границей Германии и рекой Рейн, расстояние между которыми составляет около 200 километров.

Хотя ЦГА не имела численного превосходства, у нее были свои преимущества. В состав американских и немецких боевых соединений входили бронетанковые и механизированные бригады, что идеально подошло бы для борьбы с противостоящими им силами СССР и стран Варшавского договора, в которых преобладали танковые подразделения. Хотя Бундесвер (как тогда называли армию ФРГ) комплектовался по призыву, это была очень хорошая армия с высоким уровнем подготовки, прекрасным командованием и техникой. У американских подразделений, дислоцированных в Европе, был дополнительный маневренный батальон, что увеличивало огневую мощь приблизительно на 10%, а у каждого американского корпуса был свой разведывательный полк, который прикрывал границу.

Еще одним преимуществом для ЦГА НАТО был рельеф местности. В отличие от Северной Германии, местность в Южной Германии покрыта холмами и горами, чередующимися с долинами, что создает удобные условия для построения обороны. Именно в расположении ЦГА НАТО находился знаменитый Фульдский коридор, а также менее известные Хофский коридор и Хебский подступ.

На Крайнем Севере, общую границу Норвегии с СССР, казалось бы, оборонять весьма сложно. Однако в горной местности Норвегии довольно трудно вести и длительные наступательные бои. И любую наземную штурмовую операцию, предпринятую советскими сухопутными войсками, скорее всего, пришлось бы осуществлять при поддержке советских ВМС и аэромобильных войск. Для укрепления обороны Норвегии НАТО планировала направить туда многонациональную бригаду (мобильные силы ОВС НАТО в Европе), а Корпус морской пехоты США складировал в норвежских пещерах технику и оборудование в расчете на целую бригаду.

На территории всего континента НАТО следовало ожидать осуществления противником таких действий, как высадки с парашютом, авиаудары с вертолетов и атаки силами спецназа. Эти легкие и очень мобильные боевые формирования могли использоваться с целью захвата ключевых объектов в тылу НАТО — в том числе аэродромов, мостов (особенно через реки Рейн, Майн и Везер), штабов, складов и заблаговременно складированной американской техники.

Защиту от таких атак и охрану объектов в тыловых районах обеспечивали 12 соединений (численностью с бригаду), сформированных из западногерманских резервистов. Кроме того, Бонн сформировал три парашютные бригады, которые можно было бы оперативно перебросить на защиту вероятных районов нанесения удара. Система охраны авиабаз НАТО была четко отлаженной, для охраны многих своих баз ВВС США направили многочисленные войска охранения, а охрану британских аэродромов обеспечивал Королевский авиационный полк.

Если бы остановить вторжение сил Варшавского договора обычными вооружениям не удалось, на этот случай в распоряжении НАТО было разнообразное тактическое ядерное оружие — от ядерных глубинных бомб и ядерных бомб свободного падения до крылатых ракет наземного базирования и ракет «Першинг-2». И хотя для того, чтобы остановить руководимое Советским Союзом вторжение, у альянса, конечно же, было достаточно ядерного оружия, его применение спровоцировало бы повторяющиеся ответные ядерные удары и контрудары — цикл ядерного возмездия и ответного возмездия, остановить который было бы трудно. Использование тактического ядерного оружия, вероятно, привело бы к использованию стратегического ядерного оружия… и к гибели человеческой цивилизации.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.