shadow

Попадет ли «Газпром» под санкции?

Для России энергетическое давление также представляет инструмент внешней политики


shadow

Санкции против РФ стали ключевым инструментом Евросоюза в ответ на аннексию Крыма и войну на востоке Украины. После их введения в 2014 году срок действия санкций определен в полгода. Дважды в год Европейский совет определяет, будут ли продлены санкции или нет. Пока ограничительные меры в отношении России введены в действие с 15 сентября 2016 года, и потом, по идее, Европейский совет в очередной раз будет решать, будет ли Евросоюз продолжать санкции в отношении России.

Единогласное решение в очередной раз будут принимать министры стран ЕС, и оно будет касаться ряда ключевых индустрий России, имевших политическую или экономическую связь со странами-членами ЕС.

В числе дипломатических мер, замораживания счетов и визовых запретов ЕС принял также меры в отношении секторального сотрудничества с Россией, так называемые «экономические санкции». Последние коснулись российских банков, энергетических компаний и ряда российских оборонных предприятий.

На первый взгляд, довольно обширный список компаний и лиц свидетельствует о взвешенной позиции ЕС по санкциям, и все же возникает ряд вопросов об окончательном списке тех, кто попал в «зону поражения» от ЕС.

В частности, определенные исключения относительно санкций можно проследить в энергетической отрасли, где российские компании не только действуют в рамках экономических интересов.

Для России энергетическое давление также представляет инструмент внешней политики.

Поэтому неполное санкционирование энергетики со стороны ЕС создает шанс для России оказать давление на Европейский Союз.

Но причина, которая мешает полному санкционированию энергетической отрасли — зависимость ЕС от российского энергетического импорта.

Отсутствие санкций против «Газпрома» — работа российского лобби в ЕС?

После распада Советского Союза и падения «железного занавеса» в России появились дополнительные инструменты для продвижения собственных интересов на Западе.

В частности, РФ начала использовать консалтинговые компании для продвижения собственных интересов. Впервые идею сотрудничества с западными консалтинговыми компаниями в Кремле озвучил тогдашний министр медиа Михаил Лесин в 2001 году.

Впрочем, очевидно, что такое предложение не было поддержано среди кремлевской верхушки. Но в 2006 году, в преддверии подготовки к саммиту стран G8, российское правительство все же начало сотрудничество с западными консалтинговыми компаниями: Ketchum в США и ее сестринской организацией Gplus Europe в Брюсселе. В 2007 году клиентом тех самых компаний стал «Газпром».

Необходимость улучшения имиджа как России, так и «Газпрома» стала официальным лейтмотивом России для начала работы с PR-агентствами.

Однако реальные достижения значительно отличаются от озвученных целей. Работа с западными PR-агентствами — тот инструмент, который Россия удачно применяет как «мягкую силу».

Собственно, начало работы с западными компаниями одновременно означало проецирование российских интересов в публичном пространстве на Западе.

За последние семь лет нашему северному соседу удалось распространить нарратив официального видения России в грузино-российской войне 2008 года, говорить с западными партнерами на их языке и, вполне вероятно, что и повлиять на окончательные решения относительно списка санкционных лиц, определенного после аннексии Крыма в 2014 году.

В недавнем отчете брюссельской организации «Корпоративная обсерватория Европы» указано, что вероятное отсутствие главы «Газпрома» Алексея Миллера свидетельствует об успехе западных PR-компаний в важнейших политических решениях органов ЕС.

Более того, в списке мер в отношении секторального сотрудничества ЕС и России и введения экономических санкций указано, что три ведущие энергетические компании попадают под режим санкций. Среди них — «Роснефть», «Транснефть» и «Газпром-Нефть» (последняя входит в группу «Газпром»).

Но руководство «Газпрома» санкции не коснулись. Следовательно, можно предполагать, что этот инструмент «мягкой силы» Россия сумела удачно использовать для достижения собственных целей.

Показательно, что во время последних встреч Европейский совет ставил под сомнение повторное рассмотрение в отношении лиц, которые попадут под санкции, а также принимал дополнительные меры оказания давления. Однако, как и раньше, ни разу меры не коснулись ключевого действующего лица российской энергетики.

Энергетическая безопасность ЕС и санкции в отношении России

Важно также отметить предостережения, с которыми непосредственно сталкивается Европейский Союз.

Российские энергетический импорт составляет львиную долю в энергетическом миксе потребления ЕС. В 2015 году 39% поставок природного газа в ЕС составлял импорт из России.

Собственно, «Газпром» — основной игрок на рынке природного газа в России, а также ключевой партнер Европейского Союза.

В отдельных странах-членах «Газпром» занимает монопольную позицию по поставкам энергоресурсов. Более того, экспорт «Газпрома» в Европу за последние несколько лет увеличился. Такая энергетическая реальность также коррелирует с уменьшением производства энергетических ресурсов в самом Европейском Союзе.

Отсутствие энергетической независимости Европейского Союза — еще одна причина того, почему санкции обошли «Газпром».

В 2014 году Европейская комиссия при президентстве Жана-Клода Юнкера запустила масштабный политический проект «Энергетический Союз», где безопасность снабжения ЕС — первый из пяти ключевых приоритетов.

Прекращение поставок энергетических ресурсов в Украину в 2009 году со стороны России поставило под сомнение ее надежность на энергетическом рынке ЕС. Это свидетельствует о том, что Европейский Союз осознает свою зависимость от импорта энергетических ресурсов и, в частности, от России.

Следовательно, российские действия в Украине и энергетическая зависимость ЕС от нашего северного соседа формируют яркий пример того, как Россия использует энергетическую зависимость ЕС как инструмент влияния на Западе.

Впрочем, Энергетический союз призван создать новые правила игры на энергетическом рынке ЕС и разорвать зависимость от России.

Что дальше?

Каждые полгода Европейский совет будет решать, будут ли продлеваться санкции в отношении России.

Следовательно, есть шансы на пересмотр санкционных компаний и связанных с ними лиц. Более того, в феврале нынешнего года Европейский парламент проголосовал за резолюцию, которая наложила обусловленность санкций до окончательного возвращения Крыма в Украину.

С одной стороны, такой шаг свидетельствует о четкой позиции ЕС, но с другой — санкции все же не охватывают всех ключевых российских игроков на политической и экономической арене в ЕС.

Следовательно, главный вопрос, который сейчас встает перед Евросоюзом: сколько еще времени потребуется ЕС для обретения энергетической независимости, чтобы внести «Газпром» в список санкционных компаний.

В то же время, Украине стоит обратить внимание на роль западных лоббистских компаний и их влияние на принятие ключевых решений. Стоит призвать западных партнеров к пересмотру санкционных лиц и компаний для усиления давления на Россию путем внесения «Газпрома» и его руководства в перечень тех, кто подпадает под ограничительные меры.

Более того, Украине следует активнее использовать потенциал энергетической дипломатии как инструмент давления на Россию.

Однако достичь этой цели возможно лишь с приближением ЕС к запланированной энергетической независимости.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.