shadow

Германия списала Эрдогана со счетов

Можно, конечно, предположить, что это был ответ на турецкий шантаж в вопросе о беженцах


shadow

Бундестаг признал факт геноцида армян в 1915 году. Турция в ответ отозвала из Германии посла. Европа бурлит.

Казалось бы, из-за чего сыр-бор? Половина Европы, включая Францию, давным-давно признала факт геноцида, и Турция не нервничает, даже ведёт с ЕС переговоры о безвизовом режиме. А тут такая реакция на всего лишь минимальное расширение числа членов ЕС, признавших геноцид.

Дело в том, что именно от Германии Турции тяжело было ожидать такого «удара в спину». И дело не только в заинтересованности Меркель в эффективности заключенного с Эрдоганом соглашения о беженцах, которых Турция обязалась не пускать в ЕС в обмен на финансовую поддержку и безвизовый режим. В конце концов, недавно Европарламент чётко дал понять, что не проголосует за безвизовый режим с Анкарой, так что соглашение по беженцам всё равно оказалось под угрозой.

Признание геноцида армян Францией было объяснимо – там мощная и влиятельная армянская община. А в Германии, наоборот, значительным влиянием пользовались турки, миллионы которых приехали на заработки в 60–70-е годы прошлого века, давно уже стали гражданами и вырастили второе, а то и третье поколение германских турок.

Кроме того, Германия была союзником Турции в Первой мировой войне. В турецкой армии и на флоте в значительном числе присутствовали германские военные советники. Германия имела возможность оказывать влияние на турецкую политику.

Тем не менее, тогда она не заявила ни одного протеста в связи с осуществлявшимся геноцидом. Официальные лица в Берлине и германские представители в Анкаре сделали вид, что они его просто не заметили.

Таким образом, Германия несла пусть косвенную, но солидарную с Турцией ответственность за геноцид. Всё это давало Анкаре основание рассчитывать на неизменность благоприятной для Турции германской позиции в данном вопросе. С учётом ведущей роли, которую Германия играет в ЕС, это было вдвойне важно.

Как видим, у Германии были все основания сохранить свою позицию по геноциду и не торопиться с его признанием. Это явно была не самая актуальная проблема немецкой политики. Однако вопрос был внесен в повестку дня, причём при участии правящей партии, и оперативно проголосован.

Почему турки так обиделись?

Можно, конечно, предположить, что это был ответ на турецкий шантаж в вопросе о беженцах. После того, как стало ясно, что ЕС не введёт для Турции безвизовый режим, Эрдоган среагировал нервно, и германо-турецкие отношения напряглись. Но это не первый и не единственный случай, когда в отношениях между двумя государствами возникают проблемы. Так или иначе они постепенно решаются.

Между тем, надо понимать, что признание Германией геноцида армян является не просто крайне болезненным для Турции, но и долгоиграющим ходом. Это хуже объявления войны. Войны заканчиваются, заключается мир, воевавшие страны начинают строить нормальные, даже дружественные отношения (как, например, Германия и Франция после Второй мировой войны).

Факт признания геноцида армян в отношениях с Турцией можно нивелировать, только отменив данное решение. Но мы понимаем, что это невозможно. Бундестаг — не юная девушка, меняющая решения по пять раз в час. Когда оно принималось, все прекрасно понимали, что это навсегда. То есть этот раздражитель в германо-турецких отношениях будет теперь действовать долго. Более того, пока у власти Эрдоган, для него это будет личным оскорблением.

Между тем у Турции есть достаточно возможностей осложнить жизнь ЕС в целом и Германии в частности. Достаточно просто в очередной раз «простимулировать» миллионы беженцев, находящихся на турецкой территории, к походу за европейским раем. Прошлогодняя волна, которая чуть не смыла Македонию, Грецию, Сербию и Венгрию, покажется мелкой рябью на пруду.

То есть, совершая такой недружественный шаг по отношению к Турции, Германия должна была бы исходить либо из того, что уже в краткосрочной перспективе у Турции будут такие проблемы, что ей будет не до Европы, либо, что во главе Турции не будет Эрдогана, а его сменщиком окажется политик, с которым можно договориться.

Что касается Турции, то она и так испытывает огромные проблемы, связанные как с неудачной политикой Эрдогана на Ближнем Востоке, так и с восстанием курдов в самой Турции. Восстанием, которое уверенно перерастает в гражданскую войну. Уже сейчас эксперты говорят об угрозе самой турецкой государственности. Новые проблемы эту государственность добьют почти наверняка.

Почему сейчас?

Но развал Турции не решит проблемы ЕС. Он их только усугубит. Поскольку к миллионам беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока прибавятся десятки миллионов беженцев из Турции.

Следовательно, Германия делает ставку на уход Эрдогана. Такой вариант возможен, хоть и кажется сегодня невероятным.
Карьеры ярких турецких политиков не раз и не два обрывались в результате военных переворотов. Это для Турции не эксцесс, а политическая традиция. Эрдоган провёл в армии чистки и на какое-то время заставил генералов поумерить амбиции. Но от этого они его больше любить не стали. Пока он добивался внешнеполитических успехов и обладал непререкаемым авторитетом, на подспудное недовольство можно было не обращать внимания. Но с нарастанием вала неудач военные могут попытаться вернуть себе утраченное влияние.

Конечно, нужна политическая фигура, которая сможет заменить Эрдогана. Как ни странно это совпадение, но недавно отставленный премьер Ахмет Давутоглу сумел наладить неплохие личные отношения и с турецкими военными, и с Европой. Он настаивал на отходе Турции от жесткой позиции в переговорах с ЕС и выдвигал тезис о необходимости существенных уступок.

То есть необходимые внешние и внутренние условия для отстранения Эрдогана сложились. Дальше вопрос заключается только в том, насколько решительны будут оппоненты действующего президента и насколько он окажется в состоянии быстро и жёстко подавить потенциальную фронду.

Что будет после Эрдогана

Впрочем, боюсь, что даже в случае отстранения Эрдогана от власти ситуация для Германии не только не улучшится, но быстро ухудшится. Его не зря называют султаном и обвиняют в неоосманизме. По характеру он такой же жёсткий и бескомпромиссный харизматик, как первые султаны дома Османа, положившие начало Блистательной Порте. Им также часто приходилось действовать в полном враждебном окружении. Они даже терпели поражения, как Баязид Молниеносный, проигравший Тимуру Хромцу битву при Анкаре и погибший в плену. Но они не отступали, раз за разом возвращаясь на одни и те же поля сражений, пока победа не осталась за ними.

Сейчас Турция, в том числе и благодаря внешнеполитическим ошибкам Эрдогана, вновь оказалась в тяжелейшей ситуации и во враждебном окружении. Анкара поссорилась не только с ближайшими соседями (Сирией, Ираном, Израилем), но и с Россией, США и ЕС одновременно.
Маневрировать уже поздно. Слишком большое количество раскладов — с участием крупнейших мировых игроков — сложилось на Ближнем Востоке без учёта турецких интересов. Внутренние неурядицы, как известно, ослабляют внешнеполитические возможности любого правительства.

Как ни парадоксально, но вряд ли кто-то, кроме Эрдогана, втянувшего Турцию в нынешний кризис, сможет вывести страну.

Эрдоган все еще обладает серьёзной народной поддержкой, с которой не могут сравниться уровни доверия к другим политикам. У него есть возможность прорвать внешнеполитическую изоляцию. Для этого надо всего лишь признать ошибку, извиниться перед Россией за сбитый самолёт и выполнить другие несложные условия урегулирования кризиса в российско-турецких отношениях.

Тем не менее, однозначные демонстративные действия Германии в вопросе о признании геноцида армян дают основания считать, что в Берлине пришли к выводу о неспособности Эрдогана уцелеть в качестве ведущего турецкого политика и продержаться у власти ещё сколько-нибудь долгий срок.

Германия решила рискнуть и сыграть на упреждение, делая ставку на то, что будет после Эрдогана. Если она выиграет, получит частично зависимое от ЕС правительство, которое, однако, сразу начнёт тяготиться этой зависимостью и искать пути урегулирования отношений с Россией и США, чтобы уравновесить влияние Европы.

Если же германские руководители ошиблись в оценке перспектив развития ситуации и Турция рухнет, подталкиваемая ЕС, то боюсь, что вслед за Анкарой из активной политики будут надолго выключены и Берлин с Брюсселем.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.