shadow

Зачем России сухопутный коридор в Крым?

Киев всерьез готовится к вторжению армии РФ в Новороссию


shadow

Российская армия готовится «пробить» сухопутный коридор в Крым. Об этом в понедельник, 30 мая, выступая на заседании межпарламентской ассамблеи Верховной Рады Украины, сейма Литвы и сейма и сената Польши в Киеве, заявил заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Михаил Коваль.

«Российские войска готовятся к активным наступательным действиям с целью выхода на административные границы Донецкой и Луганской областей, а также „пробитию“ сухопутного коридора к Крыму», — сказал он, добавив, что международные санкции против России остаются действенным механизмом, но недостаточным для принуждения Москвы отказаться от агрессивных планов.

Кроме того, по словам Коваля, «с территории РФ увеличилось количество военного груза, тяжелой военной техники, которую перебрасывают на территорию Крыма и временно оккупированных районов Донецкой и Луганской областей».

Чиновник заявил, что российская военная группировка в Крыму составляет 15 батальонных тактических групп, восемь ротных тактических групп. Общая численность личного состава составляет около 36 тысяч военнослужащих, которые имеют на вооружении до 300 танков, 265 артиллерийских систем, 149 реактивных систем залпового огня, 4 тактических ракетных комплекса «Точка-У», 461 боевой самолет, 303 вертолета, 23 боевых корабля и две подводных лодки».

Стоит отметить, что в тот же день представитель главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий назвал другие цифры российских военнослужащих, находящихся на территории Крыма. «По состоянию на май текущего года военное присутствие России в оккупированном Крыму включает 24 тыс. военнослужащих, 613 танков и БТР, 162 артиллерийские установки, около 100 боевых самолетов, 56 вертолетов, 16 береговых ракетных комплексов, 30 боевых наводных кораблей, 4 подлодки», — рассказал Скибицкий на брифинге в Киеве.

26 февраля президент Украины Петр Порошенко поручил министерству обороны и Генштабу ВСУ «усилить военные возможности» на границе с Крымом, а также по всему черноморскому побережью. По его словам, «Россия значительно нарастила военное присутствие в регионе», фактически превратив Крым в «большую военную базу», которая угрожает не только Украине, но и всем странам Черноморского региона.

В марте этого на сайте президента Украины Петра Порошенко появилась петиция, в которой украинского лидера призвали запретить России строительство моста в Крым. Сославшись на то, что Азовское море является зоной общего судоходства. Авторы другой петиции попросили сделать канал в Перекопском перешейке, превратив Крым в остров. По мнению инициаторов, изоляция Крыма принесет немало проблем местным властям.

Отметим, что заявление Коваля также совпало со временем с заявлением его шефа — секретаря СНБО Украины Александра Турчинова, который на встрече с председателем парламента Литвы Лоретой Граужинене заявил, что на Донбассе могут начаться полномасштабные боевые действия, и традиционно обвинил в эскалации напряженности Россию.

«Россия — это не третья сторона, а агрессор. Это их оружие используется для ведения огня на востоке, это их солдаты убивают украинцев, это они развязали войну», — сказал он.

Кроме того, Турчинов заявил, что российская армия испытывает на Донбассе новое оружие:

«Мы видим, как Россия ежедневно прицельно обстреливает украинские позиции, при этом отрабатывая применение нового оружия и новых приемов ведения боя, полностью игнорируя базовые позиции минских соглашений».

Турчинов также подчеркнул, что для Киева «чрезвычайно важно получить военно-техническую помощь от Запада» и признался, что Украина не в состоянии обеспечить собственные потребности в оружии.

«Мы активно развиваем оборонно-промышленный комплекс, но полностью не можем закрыть потребность во всем спектре вооружений, необходимом для защиты Украины», — сказал Турчинов, добавив, что решение о военно-технической помощи от союзников нужно не после активизации боевых действий, а в качестве превентивной меры.

Напомним, разговоры о гипотетическом «сухопутном коридоре» среди российских экспертов велись с весны 2014-го, когда Крым вошел в состав России, не потеряли они актуальности и после начала так называемой блокады полуострова Украиной. Однако Москва официально никогда не демонстрировала подобных притязаний, подчеркивая, что Юго-Восток Украины является неотъемлемо частью этой страны, в том числе и Донбасс, включенный в минский мирный процесс.

На сегодняшний день Крым связан с остальной Россией исключительно паромной переправой. В будущем полуостров будет связан с материком посредством Керченского моста, который планируется открыть к концу 2018 года.

— Керченский мост — это то, что Россия должна делать, и она его делает, — подчеркивает политолог и историк Александр Елисеев.

— Я бы, кстати, особо обратил внимание на возможные попытки террористов СБУ его повредить. Ответ должен быть адекватным.

— Сегодня принято говорить, что, если бы Россия попыталась два года назад «пробить» сухопутный коридор в Крым, на всем его протяжении российские войска встречали бы едва ли не цветами. А теперь поезд ушел?

— России нужно взять политику поддержки дружественных нам сил. Они есть, но сегодня ушли в глухое подполье. Если же мы поддержим наших в Украине, то цветами будут встречать наши миротворческие силы уже в Киеве.

 — Многие эксперты считают, что Киев хотел бы втянуть Россию в войну, чтобы выступить в роли жертвы. Так ли это? Реально ли этого добиться и действительно ли Киев получит именно то, что хотел?

— Получат. Но это позиция части украинских элит, которые имеют активы для сматывания удочек на Запад. Надо работать с реалистически мыслящей частью элит. А режим Киева нацистский, по сути. Он будет стремиться воевать любой ценой.

— Насколько реальны угрозы Киева в отношении Крыма? Оправдана ли в этом плане милитаризация полуострова?

— Киев — понятие растяжимое. Там есть милитаристы, желающие поправить своё положение за счёт Запада. Но на Западе тоже многие боятся. А «милитаризацию» нашего Крыма надо всячески поддерживать, чтобы сделать жизнь наших сограждан полуострова как более можно спокойной и безопасной. Чтобы киевские нацики убедились — об наш полуостров вы обломаете свои зубы.

— Все подобные заявления рассчитаны на ту же аудиторию, которая скакала на «Майдане», веря в сказки о сладкой европейской жизни, которая ждет Украину после подписания евроассоциации, ту же аудиторию, которая верила в то, что одесситы в Доме профсоюзов «сами себя сожгли», которая верила в то, что ополченцы на Донбассе «сами себя обстреливали», которая считает, что «во всем виноват Путин и его агенты», — говорит украинский политолог Евгений Филиндаш.

— Подобной публике можно «впаривать» все, что угодно, лишь бы это укладывалось в их незамысловатую картину мира, где есть «воины света» — евромайдановцы, и «воины тьмы» — все, кто с евромайдановцами не согласны.

 — Почему Коваль насчитал в Крыму около 36 тысяч военнослужащих, а представитель главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий. в тот же день заявил о 24 тысячах? Откуда такая нескоординированность?

— Потому, что подобные цифры, вероятнее всего, берутся с потолка, а там можно высмотреть любые цифры.

— В тот же день Турчинов заявил о том, что столкновения в Донбассе могут перерасти «в полномасштабные военные действия». О чем это говорит? С какой целью нагнетается милитаристская истерия?

— Истерия нагнетается с той же целью, что и предыдущие два с лишним года — отвлечь общество от плачевных результатов правления нынешней власти, переключая внимание на образ внешнего врага.

 — При этом Киев неустанно обвиняет Москву в милитаризации Крыма…

— Евромайданная власть в принципе не может существовать без того, чтобы все время не обвинять кого-то в своих неудачах — Януковича, Россию, «ватников», «сепаратистов»и т. д. Она ведет себя как типичный неудачник, лузер, у которого всегда и во всем виноваты кто угодно, только не он сам. Собственно, евромайданная власть, как и все ее исторические предшественники — Мазепа, Петлюра, Бандера, и т. д., и является лузером, которая ничего не может создавать, а может только разрушать, и всегда в конечном итоге проигрывает.

— Стоит ли ожидать провокаций со стороны Киева для того. Чтобы, как минимум, сорвать минский процесс, а, как максимум — на полном серьезе втянуть в конфликт Россию?

— Подобные провокации вполне возможны, так как нынешней украинской власти минские соглашения явно не нравятся, и она уже давно делает все возможное, чтобы их затянуть, не выполнять в полном объеме, а в идеале — сорвать вообще.

—  Киев уже неоднократно делает заявления в русле как бы идущей виртуальной войны с Россией, — напоминает политолог, руководитель группы «Крымский проект»Игорь Рябов.

—  В данный момент можно было бы не обращать внимания на это заявление, если бы не наращивание Киевом войск вокруг ДНР и ЛНР. Фактически Коваль призывает Донбасс быть настороже. Хотя, конечно, и без того Донбасс настороже. Киев же использует находящиеся в открытом доступе дискуссии о возможном развитии событий на юго-востоке Украины. Стоит отметить, что сценарий в случае обострения военных действий может быть несколько иной — коридор скорее всего будет прорублен не до Крыма, а до Польши. Странно, что СНБО не прогнозирует подобных вариантов. Надо быть более реалистичными в своих оценках.

 — Почему Киев постоянно обвиняет Москву в милитаризации Крыма, при этом сам фактически милитаризирует приграничную Херсонскую область?

—  Россия «милитаризирует» Крым вовсе не из-за Украины. Ситуация в черноморском и средиземноморском бассейнах сама по себе заставляет нас быть активными в плане ротации войск в Крыму. Украину в первую очередь должна беспокоить милитаризация Донбасса. Это происходит из-за постоянного военного давления и провокаций на границе с ЛНР и ДНР. Если и есть военная угроза Киеву, то она исходит оттуда. Россия с Украиной воевать не будет. Надеюсь, никогда.

 — Для чего нужно держать на полуострове такую группировку? Существуют ли реальные угрозы Крыму, не считая постоянных громких заявлений украинских радикалов?

—  Чтобы справляться с радикалами, в том числе с провокаторами в Крыму, достаточно оперативно-розыскных мер. В этом смысле в Крыму прекрасно работают российские спецслужбы — ФСБ и военная контрразведка. Такую оценку можно дать просто глядя на информационную повестку. Крым сейчас — один из самых безопасных регионов России, что очень важно в начавшийся туристический сезон. Ну, а армия в Крыму все больше и больше начинает играть не только функцию главной стабилизирующей силы в черноморском регионе, но и как важный социально-политический фактор. Часть крымской экономики и экономики Севастополя с каждым месяцем все больше и больше завязаны на нужды обеспечения вооруженных сил. Это куда важнее, чем обращать внимание на параноиков в Киеве.

— Возвращаясь к теме «коридора» в Крым, насколько действительно России он нужен? Разве мост не решит проблемы? При каких обстоятельствах Москва может вернуться к проекту «сухопутного коридора»?

—  Стратегия России в данный момент направлена на замораживание конфликта. Худой мир лучше войны и, конечно, никаких серьезных планов такого рода нет. Что касается моста в Крым — он нужен в любом случае. Мост свяжет с Крымом юг и центрально-черноземный район России, да и автомобильное сообщение с Поволжья будет гораздо более простым. Мне кажется, пресловутый коридор откроет рано или поздно сама Украина. Под воздействием внутриполитических обстоятельств.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.