shadow

Последствия выборов президента США для России


shadow

Избирательная кампания в США, ввиду бенефиса внесистемных кандидатов, дает такой простор для аналитической фантазии, что трудно найти «варианты», которые бы еще не рассматривались. Но на одном соображении, высказанном сразу несколькими экспертами, — о том, что имеет место противостояние «националиста» Дональда Трампа и «глобалистки» Хиллари Клинтон — необходимо остановиться особо.

Ибо из этой очень спорной, скажем мягко, посылки, если взять ее за основу, может вырасти только неверный прогноз. А повестись на эту посылку проще простого: так хочется увидеть по ту сторону океана хотя бы один-единственный шанс на то, что «все будет o’key».

Не будет! Потому что нет на той стороне океана ни единого носителя того «хорошего», что хорошо нам. Груз захлестывающих США проблем — от 17-ти, а по некоторым неофициальным данным, 35-триллионного госдолга до российско-китайского сближения, оставляющего США в положение обреченной стороны геополитического треугольника, против которой играют две другие, — таков, что Вашингтону не до шуток. Ему бы самому выкрутиться, за счет остального человечества, как обычно. Ни о каком появлении по-настоящему «отвязанных» внесистемных кандидатов в такой ситуации не может быть и речи; внесистемность и Трампа, и Сандерса — весьма условна; она — лишь калька с якобы «внесистемного» зигзага теневых «кукловодов» США. Про Хиллари и разговора нет — это не просто системный кандидат, а плоть от плоти системы. И поскольку самый лучший экспромт — подготовленный, постольку именно подготовленным экспромтом все это и нужно воспринимать. И никак иначе! Просто для обмана наивных наблюдателей и усыпления бдительности потенциальных жертв система сделала вид, будто исчезла и растворилась. И потому наверх поперли будто бы «народники», эдакие «самородки».

Опасное заблуждение, которое может дорого обойтись!

Начнем с того, кого в Америке можно считать националистом. Есть ряд достаточно глубоких экспертных мнений, авторов которых, ввиду их связи с разведсообществом, трудно заподозрить в недостатке информированности. Не называю поэтому конкретные фамилии и материалы, а также СМИ, хотя они имеются; в конце концов, это и не так важно. Важна суть, которая заключается в том, что национализм в США — куда более маргинальная периферия, чем даже в России. Мы-то и к собственному национализму стоим спиной, и это правильно, ибо он очень часто находится в контрах как с имперским принципом геополитической организации, так и с цивилизационным мессианством, без которого России нет. В США ситуация еще сложнее: в отличие от нашей страны, где имеется территориальное и культурное ядро, многонациональное, поликонфессиональное, но составляющее ось идентичности, там такого ядра нет. Федерация, в отличие от нас, симметричная, к творчеству в государственном строительстве не располагающая. Стандарт WASP? Какой, постоянно уменьшающийся, процент населения он охватывает? И учитывается ли при этом, что это еще очень большой вопрос, «English speaking» этот процент, по крайней мере изначально, или «Deutsch Sprechende»? Вопрос о том, на каком из этих языков писать Декларацию независимости, весьма серьезно обсуждался еще тогда, а позиции немецких этнических элитных группировок во главе с Рокфеллерами по сей день как были, так и остаются незыблемыми.

Поэтому под «националистами» в США понимаются лишь так называемые «палеоконсерваторы»; наличие у них идейного лидера — Патрика Бьюкенена — никак не компенсируется их адекватной организацией. «Движение чаепития?». Не они в нем правят бал, а братья Дэвид и Чарльз Кох и т.д. «Националисты» в США — это по-настоящему маргинальное, узкое, крайне правое крыло республиканской партии, у которого нет ни громких имен, ни ресурсов претендовать на власть. Как минимум 80, а то и 90% спектра республиканцев и все 100% демократов — это глобалисты. США и создавались как с одной стороны, прообраз Соединенных Штатов Мира, а с другой, как шопенгауэровская «гора мышц», физический дублер сидящей на ее плечах глобально-элитарной Британии. В какой-то исторический момент эта программа выдала «системный сбой», вызвавший к жизни такие эпохальные события, как гражданская война 1861−1865 годов, истинную подоплеку которой следует отыскивать отнюдь не в «свободолюбивых» тенденциях «демократии» американских прерий, где вплоть до конца XIX столетия все решал «полковник кольт». А в широко известной в узких кругах полемике одного из отцов-основателей, третьего президента Томаса Джефферсона, и первого министра финансов Александра Гамильтона, темой которой являлся вопрос о финансовой системе. И состоял он в том, быть ли ей национальной, независимой, или наднациональной, олигархической; то есть будет ли печатать деньги, подобно Аврааму Линкольну с его «гринбеками», правительство или этим займется независимый от него Центробанк, ссужающий правительству деньги под процент, который, как и доходы от продажи валюты населению, пойдет в карман контролирующим его олигархам. А само правительство — под их же контроль. По иронии судьбы, решающий аргумент в этой полемике, растянувшейся почти на весь XIX век, прозвучал не из Белого дома и не с Капитолийского холма, а с Туманного Альбиона. И принадлежал он Сесилу Джону Родсу, идеологу британского имперского экспансионизма и основателю распространившихся затем из Британии в США теневых структур высшего, концептуального, «контура власти»; так в 1877 году было выдвинуто требование «возвратить США в Британскую империю».

Судя по тому, что в 1913 году появилась Федеральная резервная система (ФРС), верх одержали последователи Гамильтона, неизменно избавлявшиеся от всех мешавших их планам президентов — от Линкольна и Уильяма Мак-Кинли до Джона Кеннеди. Так США были превращены в вотчину глобальной олигархии, где все национальное решительно и безоговорочно — нравится это кому-то или не нравится — подавлено и подчинено интересам глобального. «Олигархизация» страны была оформлена и династически: прямым потомком Гамильтона являлся Джон Пирпонт Морган, который, как партнер клана Ротшильдов, потратил почти год на ознакомление с опытом европейских центральных банков, а затем принял в создании ФРС деятельное участие, соединив усилия с Рокфеллерами (сегодня олицетворением этой унии является один из участников «большой десятки» так называемых «тотальных инвесторов», компаний, владеющих без преувеличения всеми западными активами, — банк «J.P. Morgan Chase»).

Факт, который, как представляется, не в полной мере осмыслен глашатаями «успехов» американского национализма: у США нет собственной валюты. Это, строго говоря, не страна, не государство, а некая территория, подмандатная олигархическому капиталу. Возьмите зеленую бумажку и прочитайте: «Federal Reserve Note» — «банкнота Федерального резерва». Игра слов? Но президент Кеннеди заплатил жизнью, а его клан был проклят «сильными мира» сего, отнюдь не за отставку Алена Даллеса из ЦРУ после провала спецоперации в Заливе свиней. А как раз за выпуск красных долларов с пометой «U.S. Note», которые, в отличие от зеленых, имели не золотое, а серебряное покрытие (указ №11 110 от 4 июня 1963 г.). И сколько с того дня ему оставалось жизни до 22 ноября? И что первым делом предпринял Линдон Джонсон? Отменил тот указ, изъяв «красные доллары» из обращения? И это при том, что Кеннеди был отпрыском семейства, как раз и принадлежавшего именно к «сильным». А был бы еще жив не обладающий таким родством Трамп, будь он на самом деле «националистом»?

Так что означает гипотетическая победа каждого из участников остающейся в игре «большой тройки»?

Сандерс с его лозунгом «демократического социализма» и ореолом разоблачителя олигархических махинаций Федрезерва, — это «партия перестройки», вышедшая в тираж вместе Горбачевым. Шансов у него практически не осталось, несмотря на неофициальную поддержку Барака Обамы. На словах он поддерживает Хиллари Клинтон, на деле вставляет ей палки в колеса. То Ливию своим «покаянием» припомнит. То в «праймериз», где мухлюют куда хлеще, чем у нас, вмешается, прервав цепочку номенклатурных, по жребию, побед экс-госсекретаря, после чего она сразу же начинает проигрывать штат за штатом, но поезд уже ушел.

«Перестройка» в США, о которой соловьем заливался наш собственный пятнистый «перестройщик», была актуальна как раз в начале президентства Обамы, при стабильном американском лидерстве. После того, как Россия и Китай «обломили» соответствующий проект мирового дефолта, под который уже были предусмотрительно заведены Техасские соглашения 2005 года о единой валютной зоне США, Канады и Мексики и создании на этой территории уже к 2010 году Северо-Американского союза, кризис 2008—2009 годов пришлось останавливать. Залив его с помощью серии программ «количественного смягчения», о неофициальной части которых и сообщил тогда общественности сенатор Сандерс, отложили и вторую часть плана — формирование к 2015 году глобальной Британской империи с фунтом стерлингов, осью которой в Техасских соглашениях был провозглашен альянс Северо-Американского и Европейского союзов. Поскольку Хиллари Клинтон является горячей сторонницей заменившего их в 2012 году соглашения TISA («Trade-In Services Agreement»), постольку она всячески поддерживает и уже заключенное в его русле Транстихоокеанское партнерство (TPP), и грядущее Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (TTIP). И именно Хиллари на саммите АТЭС в Гонолулу, еще в 2011 году, провозгласила «возврат» США в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), то есть ее стратегия направлена против Китая. И кризис, стремительно разгорающийся после подписания TPP в Южно-Китайском море, без сомнения, напрямую с ним связан.

Хиллари, практически победившая Сандерса, хотя и с использованием «админресурса», в демократическом кастинге — с одной стороны, конечно же «миссис статус-кво», но с другой, — очень похоже, что «миссис большая война» в АТР. На этот сценарий работают и отмена американского эмбарго на поставку вооружений во Вьетнам, и смена власти на Филиппинах и Тайване с формированием и укреплением их союза с Францией и США. И самое главное, вовлечение в блоковую политику Индии с выходом на создание с ее участием некоего аналога «восточного НАТО».

В русле дальновидного противодействия этой логике следует рассматривать и недавний саммит Россия — АСЕАН, включая наше сближение с Малайзией, и возврат на переговорный стол темы военной базы в Камрани, и решительную дипломатическую поддержку КНР по Тайваню. Обострение ситуации в Сирии, включая американскую обструкцию согласованным с Москвой принципам разделения «умеренных» оппозиционеров и радикалов из «Джебхат-ан-Нусры», — ответ именно на эти шаги; не случайно, что у Хиллари Клинтон — репутация «главкома ИГИЛ» и лица, имеющего определенные рычаги влияния на Эрдогана.

Теперь о Трампе.

Как писал более 60-ти лет назад в докторской диссертации Генри Киссинджер, это заблуждение, что оказавшиеся у власти радикалы «цивилизуются» и не будут выполнять своих угроз; они будут делать ровным счетом именно то, о чем заявляли на пути к власти.

Вот лишь некоторые из «идей» и инициатив, обнародованных в режиме «пробных шаров» Трампом в ходе «праймериз»:

— с Путиным договорюсь, но «с позиции силы», а если не договорюсь, то «покину стол переговоров»; и буду сбивать чужие (то есть российское) самолеты, приближающиеся к американским кораблям;

— Европа пусть платит за свою безопасность в рамках НАТО, нахлебники нам не нужны; не хочет платить, включая погашение долгов, притормозим деятельность НАТО;

— Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнерства не нужны;

— американский долг? Кому должны, «всем прощаем», долгов не получите.

Что это означает в практическом плане? В отношении России — холодная война, ибо договориться не удастся. По большому счету, и разговаривать-то не о чем:

— взаимной торговли нет, и не предвидится,

— «сдерживание» России, включая «мягкую силу», никто не отменял, и делать этого не собирается,

— разоруженческая проблематика устарела. Ввиду а) выхода США из договора по ПРО, б) расширения НАТО и нашего вынужденного встречного отказа от фланговых ограничений ДОВСЕ, в) наращивания американцами этих «флангов» в Польше и Прибалтике, г) неприемлемости ввиду этого дальнейших сокращений и даже ограничений в ядерной сфере.

В отношении Европы — «кошка бросила котят…». По сути, это поощрение укреплению правых и крайне правых сил, ибо «приостановление» НАТО, с одной стороны, породит чувство незащищенности и усилит воинственную риторику, а с другой потребует увеличения оборонных расходов, для чего потребуется затянуть пояса. Но главное, — поощрит и развяжет руки младшим членам НАТО, избавив «старших» от необходимости за них заступаться.

Что касается долга и партнерств, то это взаимосвязанная программа возврата к Техасским соглашениям, но уже в новом обличье, без континентальной Европы. Пока без нее, а дальше?.. Кто-нибудь из экспертов заметил, как сразу же за подписанием Парижского соглашения по климату последовало «зонтичное» соглашение США, Мексики и Канады об общем поглотительном ресурсе для всего североамериканского региона, разумеется, за счет Канады. И в Оттаве никто даже пикнуть не посмел! А Мексике, по информации, сообщенной нашим постоянным автором Виктором Потаповым, скоро с барского плеча пожалуют право выдвинуть своего представителя на должность исполнительного секретаря Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Крайне правая Европа, без НАТО, без партнерства с США, в то время, как англо-американский союз никуда не денется, со сворой антироссийских режимов на восточных рубежах с военной подпиткой от США и отсутствующими обязательствами перед партнерами по (бывшему?) Европейскому союзу, — это что? Не калька ли с расстановки мировых сил образца второй половины 30-х годов прошлого столетия? Только не надо иллюзий относительно «пророссийскости» европейских правых; Ле Пен, Хофер, PEGIDA с «Альтернативой для Германии» — это промежуточные варианты, «пилотные проекты» вроде бесхребетного итальянского фашизма, за которым придет уже настоящий, «общеевропейский», с немецким ядром. И вырастет он не из ниоткуда, а из существующих европейских же институтов, прежде всего из Совета Европы. То есть его становлением опять будут управлять из Вашингтона и Лондона.

А англосаксы?.. Выпустив джинна из бутылки, они начнут делать старательный вид, что загоняют его обратно, даже поведут с Россией переговоры о «коллективной безопасности» и обузданию агрессора. Одновременно пеняя нам за критику НАТО, при которой «подобное было бы невозможно». Только вот проект такого «агрессора» еще два года назад был презентован urbi et orbi «околоцрушным» агентством «Stratfor» в виде дуги «Черноморского театра военных действий (ТВД)», охватывающей Россию с северо-запада, запада и юго-запада. Ось — румыно-турецкий альянс, продолжающийся на север, в Польшу и Прибалтику, и на восток, в Азербайджан. С ростом агрессивности нынешнего украинского режима данная коалиция, во-первых, получает «стержень» с необходимой для военного альянса стратегической глубиной, а во-вторых, вступает с естественную конфронтацию с Россией не только на самой дуге, но и в Сирии, где, как уже отмечено, происходит обострение ситуации. И о перемирии не вспоминает почти никто.

Надо понимать три вещи. Первое: что электоральная разводка между Трампом и Хиллари Клинтон — это разводка не американского электората, а России и Китая. С тем, чтобы столкнуть наши элиты ложным выбором между конфликтом в АТР и в Восточной Европе и на Среднем Востоке. Надо ли говорить, что эта внешняя разводка дополняется внутренними ставками на определенные силы в преддверие избирательного цикла в России и XIX съезда КПК в КНР? Понятно, что рассчитывают вбить клин, побудив Москву и Пекин сепаратно договариваться с Вашингтоном, чтобы рвануло не у каждого из них, а у другого. Иезуитская политика, но что вы хотели от англосаксов, да еще и с иезуитом в Ватикане?

Второе. На самом же деле речь идет не о «выборе» между конфликтами, а об их соединении, дополнении и увязке единым сценарием большой войны, по сути мировой. Подрывать создаваемые узлы конфликтов на конкретных ТВД, как и семь с половиной десятилетий, как и сто лет назад, будут поэтапно и последовательно, в соответствии с общим стратегическим планом. И нет никаких оснований сомневаться в том, что и Трамп, и Клинтон, и отыгранный Сандерс, отставший от «своего» времени примерно на 8−9 лет (знали бы «прикуп», заменили бы им в 2008 г. Обаму), — на этой шахматной доске всего лишь фигуры. Каждый из них просто отрабатывает свой сценарий.

И третье. Мне уже приходилось писать о том, что конкуренция олигархических кланов — конспирологический миф; точнее, что она носит весьма условный характер, представляя собой своего рода разделение функций и зондаж эффективности того или иного сценария, инвентаризацию и мобилизацию «пакета ресурсов» на его реализацию. Решение в итоге принимается коллегиально, в ходе обсуждения на совместных площадках, и соответствующий план реализуется общими усилиями. «Лидеры стран «Большой семерки» связывают длительность санкций в отношении России с выполнением Минских соглашений. …Санкции могут быть сняты, когда Москва выполнит эти обязательства», — говорится в итоговой декларации только что завершившегося в Японии саммита «Большой семерки» (G7). Это означает, что напряженности на северном, украинском, фланге «Черноморского ТВД» приказано нарастать. Собственно, это стало понятно уже в ходе поездки в Киев заместителя госсекретаря Виктории Нуланд, которая поставила украинским властям невыполнимые для них условия. Радикализация требований — явное провоцирование конфликта; причем, Нуланд, олицетворяющая своей биографией американский двухпартийный консенсус, свойственный «концептуальным» центрам власти, после этого побывала и в Москве, что указывает на вовлечение в сценарий и внутренних сил в России. С 9 по 12 июня в германском Дрездене — городе, уничтоженном в годы войны англо-американской авиацией, — пройдет очередная ежегодная Бильдербергская конференция. А Обама «на полях» саммита «семерки» посетил подвергшуюся ядерной бомбардировке Хиросиму. Исторические извинения в планах ни там, ни там, не значатся. Может быть, совпадение, а может, и нет. И если нет, то речь, стало быть, идет о продолжении «Большой игры». Но она и в любом случае будет продолжена, а совпадение лишь отражает оккультный символизм происходящего.

Так что выборы между Трампом и Клинтон — это проработка даже не сценария большой войны, а порядка и этапов его осуществления. И поскольку общий сценарий пишется, а скорее всего уже написан, отнюдь не в избирательных штабах двух партий-симулякров, постольку ни один из этих персонажей, как безусловно и Сандерс, никакой, даже относительной, самостоятельностью не обладают. «Волк и заяц, тигры в клетке, — / Все они марионетки / В ловких и натруженных руках», — пел в свое время популярный, а затем «сломавшийся» на своей популярности Макаревич, что не отменяет глубокого смысла этих строчек, провидчески написанных в безмятежную советскую эпоху.

А Трамп? Если очередность шагов не совпадет с этой кандидатурой, что ж, подвинется. А куда он денется? Ведь известно, что когда «кончен бал и кончен вечер», непременно «Кукол снимут с нитки длинной, / И засыпав нафталином, / В виде тряпок сложат в сундуках».

Главное — не купиться на эти манипуляционные приемы. Ни Москве, ни Пекину.

P.S. В заключение предложу читателю самому проинтерпретировать заявление Министра обороны России Сергея Шойгу о том, что в 2016 году в Западном и Южном военных округах, отвечающих за «Черноморский ТВД», будут сформированы и развернуты три новые дивизии.

Источник

Фото Cont

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.