shadow

Бразилия и Иран заменят нам Европу

Сможет ли оборонная промышленность РФ наладить кооперацию с новыми компаниями


shadow

Страны «большой семерки» признают необходимость поддержания диалога с Россией, однако, выступают за продление антироссийских санкций. В итоговой декларации саммита G7 от 27 мая, отмечается, что срок их действия связан с реализацией Минских соглашений. Ранее агентство Bloomberg сообщило, что Евросоюз в июне продлит санкции против РФ еще на полгода.

Эти новости, однако, не стали неожиданностью, поскольку с самого начала введения антироссийских ограничений было ясно, что украинские события — это не причина санкций, а следствие того глобального противостояния, цель которого надавить на Москву. Нет сомнений и в том, что санкции Запада негативно повлияли на отечественный оборонно-промышленный комплекс. Например, они затруднили исполнение экспортных контрактов, осложнили выполнение заказов для нужд собственных вооруженных сил и даже привели к разрыву кооперации с европейскими фирмами. В этих условиях РФ очень важно найти партнеров — не только развитых в плане военной промышленности, но и — обладающих достаточной степенью свободы от США и Евросоюза.

В марте 2016 года в Центре анализа стратегий и технологий вышла книга «Новые военно-промышленные державы», в которой дается оценка состояния и перспективы промышленности семи стран, достигших определенных успехов в развитии национальных ВПК. Это: Бразилия, Индонезия, Иран, Пакистан, Сингапур, ЮАР, Южная Корея. Каждой стране посвящена отдельная глава, все главы написаны разными специалистами. Авторами четко обозначена связь оборонных компаний семи стран с иностранными «донорами» вооружений и технологий. Этот подход позволяет расставить акценты и избавиться от тех иллюзий, которые сегодня часто появляются в СМИ.

Но при всем при этом возникает вопрос: а сможет ли Москва сотрудничать с указанными новыми военно-промышленными державами?

Как известно, Бразилия и ЮАР — партнеры России по блоку БРИКС. Однако РФ в сфере военного экспорта приходится довольно упорно сражаться за бразильское «место под солнцем», которое давно и прочно заняли американские и европейские производители. Главным успехом российских оружейников здесь стало соглашение от 2009 года стоимостью 150 миллионов долларов на поставку 12 боевых вертолетов Ми-35М и около 150 ПТУР 9М114 «Штурм». Но тот факт, что Бразилии удается планомерно развивать свою «оборонку» (хотя не без затруднений), делает ее привлекательным партнером для сотрудничества с нами. Что касается ЮАР, то эта страна сохраняет компетенцию мирового уровня в сегменте «колесной бронетехники с повышенной противоминной защитой для противоповстанческих войн, а также различных видов управляемых ракет». Кстати, разведывательный южноафриканский беспилотник Denel Dynamics Seeker 400 предлагался российской Группой компаний ОАО РТИС как альтернатива израильскому БЛА Searcher, который производится у нас по лицензии в интересах Минобороны под маркой «Форпост».

Индонезия относительно недавно включилась в мировую гонку вооружений, но уже имеет серьезный потенциал и неплохие амбиции. Кроме того, у Индонезии большой опыт взаимодействия с РФ, в частности по вопросам приобретения истребителей семейства Су-27/30 и оснащения их ракетным вооружением, вертолетов семейства Ми-8/17, Ми-35П, а также — партий бронетехники (БТР-80А и БМП-3Ф для оснащения подразделений морской пехоты).

Иран, как известно, в настоящий момент ситуативный союзник России против «Исламского государства» * в Сирии. И хотя в российском общественном сознании существуют абсолютно неверные представления об Иране как о нашем «традиционном союзнике», тем менее наш интерес к этой стране вполне закономерен. Ее экономическое развитие резко ускорилось с 2015 года, когда было подписано международное соглашение об ограничении ядерной программы. Однако после заключения ядерного соглашения оружейное эмбарго в отношении Тегерана все еще сохраняется на пятилетний срок. Надо учитывать, что теперь каждая сделка по наступательным видам вооружения должна проходить через Совбез ООН. Но проводить работу по модернизации оборонной промышленности Иран может уже сейчас. Ведь в свое время с помощью нашей страны ИРИ построила ряд крупных заводов по производству танков, артиллерийских боеприпасов.

Интересная ситуация складывается вокруг Пакистана. Исламабад — важнейший партнер Вашингтона и в еще большей степени — Пекина, но Москва регулярно пытается вклиниться в эту связку. Так, в СМИ активно обсуждается контракт на поставку четырех ударных вертолетов Ми-35М. Кроме того, пакистанские военные интересуются закупкой средств ПВО малой и средней дальности, дальнобойных и управляемых снарядов, а также реактивных систем залпового огня.

Военно-промышленный город-государство Сингапур, по мнению авторов книги, сможет в ближайшей перспективе при благоприятных условиях закрепиться в двадцатке крупнейших экспортеров вооружения и военной техники. И если прямые поставки российской продукции военного назначения в Сингапур однозначно маловероятны, то перспективы по сотрудничеству все равно есть. Имеется в виду передача технологий и проведение совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. Как и в случае с Южной Кореей. Несмотря на ее тесные связи с Соединенными Штатами (что почти исключает поставки готовых российских систем), у республики есть опыт сотрудничества с РФ по линии КБ. Так, в сотрудничестве был создан зенитно-ракетный комплекс KM-SAM и даже двухступенчатая ракета-носитель «Naro-1» (KSLV), в первой ступени которой обкатывались наработки по российской РН «Ангара».

В общем, у России есть перспективы сотрудничества с новыми партнёрами в сфере ВТС, но как она им воспользуется и воспользуется ли — покажет время.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.