shadow

Россия обходит санкции с помощью судна ценой в 1 млрд долларов


shadow

Газпром обзавелся трубоукладочным судном, которое позволит ему самому строить морские газопроводы без оглядки на западные санкции. До сих пор Россия нанимала для таких работ иностранных подрядчиков. Как новое судно «Академик Черский» поможет обойти санкции в Охотском море и может ли оно быть использовано в проекте «Северный поток – 2»?

Газпром подтвердил курсирующий на рынке слух о покупке компанией трубоукладочного судна Jascon 18 (новое название «Академик Черский»). Это судно позволит Газпрому самому строить морские газопроводы без оглядки на международные санкции.

«Газпром построил судно для ведения трубоукладочных работ и работ на шельфе. Есть теперь такая возможность у Газпрома», – сказал зампред правления Газпрома Виталий Маркелов. «В планах использовать его на Южно-Киринском блоке Охотского моря в ближайшее время. Оно может быть использовано не только как укладочное судно, но и как кран для монтажа тяжелых конструкций», – добавил он, передает «Интерфакс».

Строительство 150-метрового судна Jascon 18 заказала в 2011 году компания Sea Trucks Group Limited (STG) в качестве многоцелевого вспомогательного строительного судна. В мае 2015 года STG продала одно из своих строящихся судов неназванному покупателю. Сделка была покрыта завесой тайны, которую Газпром наконец приоткрыл, подтвердив покупку Jascon 18 с целью модернизации под судно-трубоукладчик.

Оно было продано российскому Межрегионтрубопроводстрою. МРТС – это единственная в России компания с экспертизой строительства морских трубопроводов. Эта компания не является «дочкой» Газпрома, однако их связывают давние и тесные деловые отношения. Более того, именно Газпром выступил в апреле прошлого года поручителем перед Газпромбанком за МРТС по кредитной линии на 1 млрд долларов. Именно эти деньги, скорее всего, и пошли на покупку судна. Это серьезная сделка, учитывая, например, что строительство двух ниток «Северного потока – 2» оценивается в 10 млрд евро. С экономической точки зрения такая покупка не совсем выгодна. Однако для того, чтобы убрать политические риски при реализации трубопроводных проектов, сделка более чем оправданна.

Шельфовый проект

Сам Газпром говорит, что судно будет использоваться на Южно-Киринском блоке Охотского моря. Именно Южно-Киринское месторождение в Охотском море (разрабатывается в рамках проекта «Сахалин-3») отдельным списком попало под санкции США. В этом нет ничего удивительного, ведь Киринское газоконденсатное месторождение должно стать ресурсной базой для строительства «Силы Сибири – 3». А это третий – дальневосточный – маршрут поставок газа в Китай, который сейчас обсуждается наравне с восточным («Сила Сибири – 1») и западным («Сила Сибири – 2», или бывший трубопровод «Алтай»).

Все эти трубопроводы помогают России диверсифицировать систему поставок и снижают зависимость от необходимости продавать газ только в Европу. Если Россия получит альтернативу европейскому газовому рынку в виде китайского, то ослабить ее путем выдворения из Европы уже не получится.

Важность дальневосточного маршрута для КНР в том, что он более короткий, и это позволяет снизить стоимость газа. Решение по нему пока не принято. Однако этот проект экономически более обоснованный, чем поставки топлива по т. н. западному маршруту. Западный маршрут имеет огромную ресурсную базу на 180 млрд кубометров газа – это его главный плюс. Но китайцы ставят под сомнение рентабельность этого проекта. Строительство газопровода слишком дорого, выше среднемировой цены для таких проектов в 1,5 млн долларов за километр. Китай же покупать более дорогой газ не готов.

В июне Владимир Путин посетит Китай, предполагается, что как раз с целью подписания соглашения о поставках топлива по второму маршруту. Но не исключается, что в итоге КНР выберет вместо западного маршрута более привлекательный дальневосточный (то есть вместо второй «Силы Сибири» – третью). В этом плане покупка собственного судна-трубоукладчика для разработки месторождения, с которого сможет получать газ Китай, более чем оправданна.

Это судно вкупе с двумя собственными буровыми установками позволит Газпрому разработать Южно-Киринское месторождение без оглядки на санкции.

«Программа развития флота для разработки шельфовых запасов реализуется уже давно. Несколько лет назад Газпром заказал и финансировал строительство двух платформ – «Полярная звезда» и «Северное сияние», которые существенно облегчили ему работу в Охотском море и выполняют заказы на том же шельфе Вьетнама. Оказалось, что это было неплохое вложение, особенно с учетом появившегося санкционного давления», – говорит газете ВЗГЛЯД замгендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

«Полярная звезда» и «Северное сияние» – это плавучие полупогружные буровые установки 6-го поколения, способные проводить бурение скважин глубиной до 7500 м при глубине моря от 70 до 500 м и температуре наружного воздуха до минус 30 градусов. На прошлой неделе Газпром сообщил, что обе установки находятся на рейде в Татарском проливе, где проверяется готовность к предстоящему буровому сезону.

В этом году «Полярная звезда» и «Северное сияние» продолжат строительство скважин на Киринском газоконденсатном месторождении. Экипажи полностью укомплектованы российским персоналом. Таким образом, теперь Газпром может самостоятельно не только бурить, но и проводить трубоукладочные работы на континентальном шельфе.

«Северный поток – 2»

Газпром не говорит об использовании судна «Академик Черский» (Jascon 18) для укладки труб в рамках строительства «Северного потока – 2». Однако исключать такую возможность нельзя.

Раньше для строительства морских газопроводов России приходилось нанимать исключительно иностранных подрядчиков. Например, «Северный поток» в свое время прокладывали по Балтийскому морю итальянская Saipem («дочка» итальянского нефтегиганта ENI) и швейцарская Allseas, «Голубой поток» в Турцию – Saipem, а трубопровод Джубга – Лазаревское – Сочи – румынская Grup Servicii Petroliere. Морскую часть «Южного», а потом «Турецкого потока» должны были также строить итальянцы вместе со швейцарцами. Но после заморозки проектов Saipem начала судиться с Газпромом, выставив претензии на 760 млн евро в связи с отказом России от «Южного потока».

Неофициально сообщалось, что Газпром хочет предложить итальянскому трубопрокатчику новый контракт, чтобы урегулировать эти претензии. Речь шла о строительстве морской части «Северного потока – 2». Газпром как раз объявил крупнейший международный тендер для определения подрядчиков по трубоукладке «Северного потока – 2». Подача заявок завершится в июне, а итоги будут подведены в течение этого года.

Если раньше в качестве подрядчика логичной смотрелась итальянская «дочка» ENI, то теперь Saipem уже не кажется однозначным победителем тендера. Заполучив судно-трубоукладчик, Газпром теперь может и сам взяться за работы. Это позволяет не зависеть от иностранных подрядчиков, на которых могут надавить США. К тому же итальянская Saipem сейчас занята другим проектом – строительством Трансадриатического газопровода (ТАР), который Вашингтон поддерживает всеми руками. Именно эта труба получила полный комплекс преференций, в которых в свое время отказали «Южному потоку».

Что касается «Северного потока – 2», то, несмотря на выступления ЕК вслед за США против этого проекта, кроме слов, судя по всему, у них нет объективных возможностей запретить этот проект. В отличие от «Южного потока», «Северный поток – 2» не проходит по европейской территории, а значит, энергетические нормы ЕС на него не распространяются. И ЕК крайне сложно найти лазейку для запрета трубы, не подставив при этом себя и всю европейскую правовую систему. Ведь тогда придется признать, что они допустили строительство аналогичного «Северного потока – 1» с нарушениями, его придется закрыть, а это, ко всему прочему, создает огромные риски для энергетической безопасности Европы.

Отсутствие правовых оснований остановить «Северный поток – 2» резко повышает риски того, что США будут давить на иностранных партнеров Газпрома по проекту, в том числе через европейских трубоукладчиков.

«Потенциально это судно может быть использовано в процессе строительства «Северного потока – 2». Но комплексная прокладка трубопровода – это не только наличие судна, это также компетенции, люди и технологии, лицензии, дополнительное оборудование. Сам Газпром говорит всего лишь о шельфовом использовании. Поэтому при прокладке труб по дну Балтийского моря в той или иной мере, но придется привлекать иностранцев», – говорит газете ВЗГЛЯД президент Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктор Хайков.

«Сейчас объявлен конкурс на большую часть маршрута «Северного потока – 2» – кроме прибрежных зон, возможно, что как раз прибрежные зоны могут быть выполнены за счет собственных сил. Здесь важны характеристики судна, трубы какого диаметра оно может укладывать», – говорит Гривач.

Как минимум «Академик Черский» может стать подстраховкой для проекта. Главное, эта сделка показывает, что на каждое действие Запада находится противодействие.

Покупка судна для минимизации санкционных и политических рисков – это правильная стратегия. Потому что в любой момент санкции могут расширить. «Например, сейчас в санкциях речь идет о запрете работы на глубоководных месторождениях глубиной моря больше 150 метров, а у вас, допустим, глубина 140 метров. Чтобы купить оборудование, вам придется доказать этот факт, доказать, что оборудование не будет использоваться на санкционных объектах. Все это существенно осложняет весь процесс торговли», – рассказывает Алексей Гривач.

«Кроме того, сегодня вы заказали оборудование (не попадающее под санкции), а завтра они взяли и глубину уменьшили до 100 метров. И даже если оборудование успели поставить, обслуживать его поставщик уже не сможет. Заменить оборудование – это уже очень дорого, а найти аналогичного поставщика, готового его обслуживать, сложно, потому что все это защищено патентами, лицензиями и т. д. Это все угроза для надежного функционирования», – добавляет Гривач.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.