shadow

Надо, Петро, надо

Америка снова требует от Киева пройти болезненный процесс децентрализации


shadow

Мятежный Донбасс потребует от Киева больше независимости, чем сможет предоставить Киев. Такое мнение в интервью киевскому журналу «Корреспондент» выразил экс-посол США на Украине Стивен Пайфер. Тем не менее, Украине придется перераспределять полномочия между центром и регионами.

«Помимо военных аспектов, Киеву придется пройти болезненный процесс децентрализации и разделения полномочий со своими мятежными регионами, — подчеркнул дипломат. — Понятно, что пророссийские сепаратисты захотят больше независимости, чем смогут дать в Киеве. И договориться по этому вопросу, возможно, будет сложнее, чем остановить войну».

«Просто удивительно, как после отставки на многих западных дипломатов и генералов „снисходит озарение“ и они начинают замечать очевидные вещи» — так заявления Пайфера в статье под названием «Неизбежность трансформации Украины» прокомментировал экс-министр внутренних дел Украины времен Януковича Виталий Захарченко. «Хотя, скорее всего, это такой способ донести до особо непонятливых подопечных Госдепа волю сюзерена в виде «тонких» намеков «отставников».

То есть, признавая очевидное, Пайфер недвусмысленно намекает Киеву, что минские договоренности исполнять все же придется, иного выхода нет. И здесь с ним трудно не согласиться. Вот только одна проблема, не для Украины конечно — для хунты, — выполнив политическую часть «Минска» страна изменится навсегда…».

Напомним, ранее о необходимости децентрализации Украины с трибуны Верховной Рады заявлял вице-президент США Джо Байден.

— Это уже не первый сигнал Вашингтона, который настаивает на том, чтобы Киев приступил, наконец, к политическому урегулированию, — напоминает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Но этот сигнал украинская власть может также проигнорировать, как и все остальные. Киев, как ни настаивали американцы, так и не начал борьбу с коррупцией в президентском окружении. Подобным образом может развиваться ситуация и с политическим урегулированием: Вашингтон будет настаивать, а Киев, не возражая публично, просто не станет следовать полученным рекомендациям. Причины такого поведения понятны: реальное политическое урегулирование (точно так же, как и борьба с коррупцией), может привести к тяжелому политическому кризису, который нынешняя власть вряд ли не переживет. Американская администрация не то, чтобы слишком заинтересована в сохранении нынешней конфигурации политических сил, но она явно не желает, чтобы конец правления Обамы ознаменовался новым украинским политическим кризисом, свидетельствующим о крахе американских усилий по стабилизации украинской ситуации. Но после победы Клинтон (это наиболее вероятный результат предстоящих выборов), отношение Вашингтона к Киеву может стать намного жестче, и на украинскую власть начнут давить, не задумываясь о тех трудностях, с которыми она сталкивается.

— А возможна ли реальная децентрализация при нынешней власти?

— При нынешней власти возможно все, в том числе и реальная децентрализация, но только в результате внешнего давления, поскольку нынешнее положение дел Киев полностью устраивает.

— Где границы того компромисса, к которому могут прийти Киев и Донецк с Луганском и возможен ли вообще такой компромисс?

— Этот компромисс определен минскими договоренностями: Луганск и Донецк должны получить право самостоятельно определять свою экономическую и культурную политику, открыв взамен свое политическое пространство для общенациональных политических сил.

 — Что нужно для того, чтобы Киев сел за стол переговоров с представителями Донецка и Луганска? Должны ли это быть обязательно представители, избранные по украинскому закону, и как принять его, если, согласно «Минску-2», необходимо согласовывать с Донецком и Луганском?

— Для этого нужно, чтобы Киев был заинтересован в реализации Минских соглашений.

Безусловно, в ДНР и ЛНР должны быть созданы легитимные органы власти, созданные в соответствии с украинским законодательством. Только в этом случае у Киева не будет ни морального права, ни политической возможности отказываться от достижения соглашений. Но дело здесь не в отсутствии согласованного законопроекта, регулирующего проведение избирательной кампании, а в том, что Киеву сейчас не нужны выборы в том регионе. В особенности не нужны выборы по украинскому законодательству, после которых Киев будет обязан официально признать новые органы власти. И эта позиция украинской власти, судя по всему, во многом совпадает с позицией руководства ЛНР и ДНР.

— На днях Тимошенко заявила, что у президента готов законопроект о выборах в Донбассе — с доступом всех украинских СМИ и под международным контролем. Насколько это может соответствовать действительности или это очередная говорильня?

— Такой законопроект, наверняка, есть, поскольку администрации Порошенко нужно показывать США и ЕС, что украинский президент хотя бы пытается выполнить Минские соглашения. Но нет никакой уверенности ни в том, что этот законопроект будет принят Верховной Радой, ни в том, что администрация президента, несмотря на западное давление, будет всерьез добиваться его принятия. Согласятся ли с этим законопроектом ЛНР и ДНР (в случае, если он все же будет принят), зависит, в первую очередь, от позиции Москвы.

Менее оптимистично на перспективы компромисса смотрит донецкий политолог Роман Манекин:

— Для реализации минских договоренностей Киеву нужно принять несколько законов и внести изменения в Конституцию. При этом, в соответствии с действующим законодательством, для внесения изменений в Конституцию требуется две трети голосов парламента, а для принятия законов — большинство. Верховная Рада состоит из 450 депутатов. Соответственно, для принятия решения ЗА внесение изменений в Конституцию должно проголосовать не менее 300 человек. 1 сентября 2015 года Олег Ляшко объявил о выходе своей партии из коалиции в связи с принятием Радой в первом чтении упомянутых изменений в Конституцию. В результате, была сформирована новая коалиция, состоящая из «Блока Петра Порошенко» (141 депутат) и «Народного фронта» (79 депутатов). 141+79=230. То есть, в существующей конфигурации Порошенко не в состоянии гарантировать не только внесение изменений в Конституцию, но и, с учетом низкой дисциплины депутатского корпуса, законов, обусловленных «Минском-2».

Логичным в данной ситуации представляется роспуск Рады, неспособной к эффективной законотворческой деятельности. Однако фактическое выполнение «Минска-2» означает отказ от «европейских ценностей», поставленных во главу угла официальной политики действующего президента Украины.

И проблема здесь не только в том, что с реализацией проекта по приданию «особого статуса» Донбассу, государственный механизм Украины окажется «скособоченным». Донбасс, по сути, не нужен «европейской Украине», поскольку индустриальные регионы неподъемными веригами висят на ногах майданных политиков, стремящихся превратить свою Родину в аграрный придаток жирующей Европы. Порошенко может, конечно, распустить нынешний состав Рады, но, на практике, это означает, что по итогам новых выборов в Раду придут еще более радикальные элементы, которые не допустят не только принятия, но и рассмотрения обусловленных «Минском-2» изменений в Конституцию.

Таким образом, Порошенко попал в политические «силки». И никакие Виктории Нуланд а тем более, Стивен Пайфер, в сложившейся ситуации не силах ему помочь.

— Возможен ли компромисс, о котором говорит Пайфер? Донецк и Луганск требовали децентрализации два года назад, еще до того, как от Украины их отделила война. Готовы и сегодня дончане обсуждать перераспределение полномочий или альтернативы отделения от Украины давно нет?

—И два года назад далеко не все представители Донецка требовали децентрализации. Я, например, всегда выступал против этой, ущербной, на мой взгляд, идеи. Проблема в том, что с уходом Крыма из сферы политического влияния Киева, Донбасс лишился электорального преимущества, которым объективно располагал на Украине с момента обретения последней независимости. На практике это означает, что представитель Донецка никогда не станет больше президентом Украины, а голос Донбасса в Раде не будет определяющим. Полагаю, что этих обстоятельств достаточно, чтобы не стремится к совместному политическому существованию Донбасса и Украины. Но есть еще и исторический аспект: даже в годы Советской власти, когда южнорусский Донбасс был насильственно присоединен к Украине, де-факто, он управлялся из Москвы. И тому множество доказательств: от выдвижения уроженца Донбасса, Никиты Хрущева, на должность генерального секретаря ЦК КПСС, до существования мощного «Землячества донбассовцев Москвы», которое сегодня возглавляет Иосиф Кобзон. Считал и считаю, что перераспределение полномочий, о которых говорится в «Минске-2», в действительности, было и является политической игрой. Донбасс никогда не был украинским. Вопрос, таким образом, только в том, останется ли Украина в сфере российского влияния. И вопрос этот, полагаю, будет разрешен в самое ближайшее время: с наступлением политической осени.

 — Готов ли Донбасс обсуждать возвращение в состав Украины в случае смены власти в Киеве? Какие еще условия должны быть выполнены?

— Сегодняшние власти Донбасса — предельно не самостоятельны. И это обусловлено, прежде всего, обстоятельствами экономическими, военными и административными. В том числе, военной агрессией, развязанной против населения Донбасса Киевом, экономической блокадой. Уверен, однако, что население Донбасса больше не связывает свою будущность с Украиной, без разницы, какая власть будет в Киеве.

Весной 2014 года, одним из первых решений Верховного Совета ДНР было обращение к властям РФ о принятии региона в состав Российской Федерации. Обращение было проигнорировано и население Донбасса стало разменной монетой в сложной геополитической игре. Однако любые игры рано или поздно заканчиваются. И тогда на поверхность политической действительности всплывают коренные интересы рядовых людей. А они определены войной: между Донецком и Киевом лежит кровь бойцов, пролитая в период военной агрессии, спровоцированной Киевом в ответ на мирное, по сути, политическое действо — референдум. Такие вещи не забываются! Поэтому в долгосрочную перспективу совместного существования Донецка и Киева в независимом от РФ государстве Украина я не верю. Единственным условием, при котором отношения украинцев и донбассовцев могут (и то, со временем) нормализоваться, является установление подлинно союзнических, а еще лучше — государственных отношений двух братских народов — российского и украинского.

Украинский политолог Юрий Городненко считает, что события на Украине, а именно взрыв ультранационализма, был во многом неожиданностью для самих американцев.

— Их вполне устраивал Янукович и они рассчитывали лишь его «немного» наказать. То, что он окажется таким трусом и сбежит, было неожиданностью. Именно в этот момент в американском сценарии произошел сбой. А дальше ситуация во многом вышла из-под контроля. И только сейчас с огромным трудом начинают ее стабилизировать. Но на смену одной проблеме пришла другая проблема — что делать с таким наследием. И слова экс-посла США являются показателем того, что американцы сами не вполне представляют как с этим «подарком» быть. Им бы его сбросить, лучше на плечи России. Но для этого, как минимум, надо убрать ультра радикалов и урегулировать конфликт в Донбассе.

 — По словам Пайфера, договориться о разграничении полномочий, возможно, будет сложнее, чем остановить войну…

— Вашингтон упустил момент, когда Донецк и Луганск были заинтересованы в разграничении полномочий. Теперь в этом больше заинтересован Киев, а точнее, засевшие в нем олигархи (Ахметов, Колесников, Левочкин и др.). В отличие от ДНР и ЛНР, их статус «второго Приднестровья» не устраивает. Здесь остались принадлежащие им предприятия. И в сценарии «второго Приднестровья» им придется выбирать: или отказаться от своих активов в ДНР и ЛНР, или подставить под удар свой бизнес на Украине.

Что касается децентрализации, то она уже по факту произошла. И не только по причине фактической независимости Донецка и Луганска. Пока Порошенко брал под свой контроль правительство, регионы все больше и больше выходили из-под его контроля, превращаясь в частные олигархические анклавы. И сейчас можно смело утверждать: федерализация уже произошла.

— Некоторые политики говорят, что Украину можно сохранить только при условии полного самоопределении регионов, свободного выбора граждан собственного политического, общественного, культурного и религиозного пути развития. А не получится ли наоборот? Как выясняется, регионы Украины такие разные… Не разбегутся ли они сразу, если дать им волю?

— Украина давно бы разбежалась, если бы она не была интересна внешним игрокам. Под внешними игроками я подразумеваю кредиторов Киева. Слишком много Украина набрала за это время долгов. Пока не определятся, кто будет отвечать за них, Запад все будет делать для сохранения Украины.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.