shadow

Танковая атака генерала Шаманова

В США недоумевают: зачем ВДВ Т-72Б3М, которые невозможно высадить с парашютами?


shadow

За океаном обратили внимание на планы Министерства обороны России существенно увеличить ударную мощь Воздушно-десантных войск РФ. В частности, на обещаниекомандующего ВДВ генерал-полковника Владимира Шаманова во второй половине 2016 года сформировать в составе дивизий первые шесть танковых рот. В ближайшие два года эти роты будут развернуты в батальоны. Вооружат новые подразделения существенно модернизированными танками Т-72Б3М.

Американцы гадают: с чем связано столь срочное усиление ВДВ России тяжелыми боевыми машинами, которыми обладают пока только Сухопутные войска? Редактор авторитетного издания National Interest Дейв Маджумдар, в частности, пишет: «С появлением танков мобильные механизированные войска получат дополнительные наступательные возможности. Однако проблема заключается в том, что танки типа Т-72 нельзя десантировать с воздуха». И продолжает: «Какое место в боевых порядках ВДВ займет Т-72Б3М — в этом нет ясности. Тяжелые (по российской классификации — средние — „СП“) танки нельзя применять вместе с десантом, который выбрасывают в зону ведения боевых действий».

Возможно, в США невнимательно следят за публичными высказываниями генерала Шаманова. Российский генерал-полковник на вопрос, столь взволновавший американское издание, недавно ответил с исчерпывающей ясностью: «Разумеется, сбрасывать танки с парашютом никто не собирается. Но в ВДВ существуют два типа частей и соединений — парашютно-десантные и десантно-штурмовые. Первые предназначены для высадки людей и техники (боевых машин десанта) с парашютами за линией фронта. Вторые доставляются самолётами или вертолётами на уже захваченные аэродромы или площадки. Вот в этих соединениях, двух воздушно-штурмовых дивизиях и четырёх бригадах, мы и будем создавать роты танков Т-72, которые позднее развернём в батальоны. Собственно, ничего нового тут нет. Именно в таком составе 103-я дивизия ВДВ воевала в Афганистане».

И это абсолютная правда. В 1984 году, когда война в Афганистане была в полном разгаре, в находившейся в этой стране 103-й воздушно-десантной дивизии (той самой, которой с 1985 по 1988 год командовал будущий министр обороны России Павел Грачев) был сформирован отдельный танковый батальон на Т-62Д. Поскольку сделано это было на базе штатного самоходного артиллерийского дивизиона дивизии, на вооружении которого стояли 22 СУ-85, танков в новом батальоне десантников оказалось столько же. То есть ровно 22.

В танковом батальоне Сухопутных войск боевых машин намного больше — 31. Соответственно, намного больше и ударная сила аналогичного подразделения. Но и то, что получила в Афгане 103-я вдд, позволило существенно улучшить огневую поддержку крылатой пехоты на поле боя. Сделано это было, исходя из опыта боевых действий в центральноазиатской стране. Отметим это важное обстоятельство. Но вернемся к нему чуть позже. Вновь обратимся к статье в National Interest.

Мистер Маджумдар напоминает, что в отличие от аэромобильных соединений армии США, российские ВДВ не просто полностью механизированы и поэтому обладают высокой мобильностью. Главное, считает он, состоит в том, что абсолютно вся боевая техника, которой сегодня стоит на вооружении Воздушно-десантных войск РФ, приспособлена к высадке с воздуха на парашютах. В частности, новейшая боевая машина десанта БМД-4М «Садовница», только начавшая поступать в войска.

По мнению редактора National Interest, «Садовница» обладает «невероятной огневой мощью, поскольку на ней установлены 100-миллиметровая пушка с низким давлением пороховых газов, 30-миллиметровая пушка, 30-миллиметровый гранатомет АГС-30, пулемет калибра 7,62 миллиметра, пулемет РПК калибра 5,45 миллиметра и противотанковый ракетный комплекс „Конкурс“. Машина оснащена легкой алюминиевой броней, защищающей от 30-миллиметровых боеприпасов. И весь этот арсенал смонтирован на базе машины, которая весит около 13,5 тонны… Кроме того, БМД способна вступить в бой, как только коснется земли после выброски с парашютом — ведь ее экипаж во время десантирования уже находится внутри». Ничего подобного, по сведениям автора, в армии США «просто нет».

Учтем, что насыщение дивизий ВДВ России этими машинами с «невероятной огневой мощью», которая сопоставима с танковой, идет максимально возможными темпами. До конца нынешнего года в войска поступят 144 «Садовницы». Об этом недавно сообщилзаместитель управляющего директора Конструкторского бюро приборостроения по направлению бронетехники Николай Хохлов.

Можно не сомневаться, что темпы перевооружения ВДВ на БМП-4М в дальнейшем будут только расти. Потому что в планах Министерства обороны к 2025 году передать десантникам 1500 таких машин. Без всякого сомнения, уже само по себе это обстоятельство сделает ВДВ качественно совершенно иными. И, тем не менее, генералу Шаманову в дополнение к новейшим БМД-4М понадобились еще и танки. Чем это вызвано и почему такая срочность? С таким вопросом «СП» обратилась к заместителю директора Института политического и военного анализа Александру Храмчихину.

— Вопрос о том, почему именно сегодня российским десантникам понадобились танки, я считаю некорректным. Обычно отвечаю так: «А почему бы не сейчас»?

Меня намеченное укрепление ударной мощи ВДВ совершенно не удивляет. Это самые боеспособные войска. Практически официально им придан в России статус войск быстрого реагирования. Ситуация, в которой их, возможно, придется применить, может быть совершенно различной. Не исключено, что десантникам понадобятся и самые современные танки.

 — Самые современные у нас вообще-то танки Т-14 «Армата». Но ведь не их обещают ВДВ.

— Говорить об «Армате» пока рановато, поскольку всерьез Т-14 пока не принят на вооружение. Кроме того, я не знаю, сколько «Армат» можно запихнуть в военно-транспортный самолет.

— Вы имеете в виду, что вес «Арматы» намного больше, чем у Т-72?

— И вес, и габариты.

— Хорошо, тогда на каком театре военных действий можно применять танковые роты или батальоны, десантируемые прямо на захваченные аэродромы противника?

— На любом театре военных действий, где мы в состоянии добиться абсолютного господства в воздухе.

 — Допустим, в Центральной Азии, коль скоро сам генерал Шаманов ссылается на опыт войны в Афганистане. Так?

— Почему только Центральная Азия? Сирия, допустим, тоже относится к таким театрам военных действий.

— То есть, планы создания танковых подразделений у десантников не связаны с нынешним обострением отношений между Россией и НАТО?

— Нет, конечно. Даже в нынешнем, крайне ослабленном состоянии, НАТО вряд ли допустит беспрепятственную высадку наших ВДВ на свои аэродромы.

— Таким образом, остается только Центральная Азия и Ближний Восток?

— А почему не Африка? По нынешнему состоянию дел мало ли куда нас может занести? Что — касается Латинской Америки — это вряд ли. Далековато.

Из досье

Завоевание абсолютного господства в воздухе на театре военных действий — не единственная проблема при переброске средних танков на захваченные аэродромы противника. Такую задачу сложно решить еще и из-за сильного ослабления за минувшие десятилетия нашей Военно-транспортной авиации. В ее составе всего два типа тяжелых самолетов, способных поднимать такие грузы — Ан-124 «Руслан» и Ил-76 различных модификаций. В первый можно загрузить не более трех средних танков. Во второй — по одному.

Таким образом, для переброски по воздуху даже одной танковой роты (10 танков) необходимы не менее четырех вылетов «Русланов» или десять вылетов Ил-76. Между тем, в составе Воздушно-Космических РФ, по разных данным, в строю осталось от 7 до 14 военно-транспортных самолетов Ан-124. И порядка сотни Ил-76. Сколько из них в состоянии летать — открытых данных нет. Но даже и эти данные, скорее всего, подлежат постоянной корректировке. Особенно в условиях продолжающейся войны в Сирии, которая требует от ВТА огромного расхода моторесурса оставшихся в строю машин.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.