shadow

Правительство сыграет в Робин Гуда

Кабмин обсуждает введение прогрессивной шкалы НДФЛ


shadow

Налоговая система в России будет изменена после выборов президента в 2018 году. Об этом сообщает газета The Wall Street Journal со ссылкой на источники в правительстве РФ.

По информации издания, кабмин может ввести прогрессивную шкалу налогообложения. Это означает, что гражданам с высокими доходами придется платить больше нынешних 13% подоходного налога. По другой версии, российское правительство поднимет ставку НДФЛ до 20%. С высокой вероятностью, будет повышен и НДС.

Заметим, что тема прогрессивной шкалы НДФЛ возникает не впервые. Так, в феврале газета «Коммерсант» писала, что Минэкономики в ходе работы над антикризисным планом не поддержало предложение Минтруда — уже в 2016 году ввести «прогрессивку» на доходы физлиц.

А в апреле премьер Дмитрий Медведев, выступая с отчетом в Госдуме, отметил: власти не хотят возвращаться к системе, когда зарплаты платятся в конвертах, однако в будущем может быть поставлен вопрос о прогрессивной шкале налогообложения.

Премьер напомнил, что в 1990-е — начале 2000-х в России действовала прогрессивная система налогообложения доходов. «Давайте вспомним, сколько налогов платили, как платили, как зарплату выдавали большинству присутствующих», — сказал Медведев. Но тут же оговорился, что «вечных налоговых систем не бывает», и призвал «взвесить все плюсы и минусы».

В КПРФ плюсы уже взвесили. В конце 2015 года фракция компартии в Госдуме внесла законопроект о восстановлении «прогрессивки». Ежемесячные доходы граждан свыше 400 тысяч рублей предлагалось обложить налогом 30%, свыше 1 миллиона — 50%. Для доходов менее 400 тысяч — сохранить действующую ставку 13%. Согласно подсчетам, в этом случае поступления в российский бюджет от НДФЛ достигли бы 4,7 трлн. рублей, против 2,68 трлн. в 2014 году.

Надо сказать, тема налогового бремени состоятельных граждан в последнее время обсуждается во многих странах. В 2014 году ВВС опубликовала исследование компании PWC, какую часть доходов смогут оставить себе люди, зарабатывающие $ 400 тысяч в год, после уплаты налогов и социальных взносов. Предполагалось, что налогоплательщик женат, имеет двоих детей и выплачивает ипотечный кредит на $ 1,2 млн.

Так вот, в конце рейтинга оказались Россия и Саудовская Аравия. А надо понимать: в Саудовской Аравии подоходного налога вообще нет. Раз в год саудовцы платят 2,5% от доходов — так называемый «закят», исламский сбор в пользу бедных. США оказались в середине рейтинга. При этом, согласно опросу Pew Research, 61% американцев считают, что богатых облагают налогами не по справедливости. За повышение ставок выступают даже сами состоятельные американцы. Например, Уоррен Баффетт, который как-то заявил, что платит налогов меньше, чем его секретарша.

Как будет меняться российская налоговая система, заставит ли правительство РФ богатых платить больше?

— Прогрессивную шкалу налогообложения в России вводить необходимо, но делать это нужно с умом, — считает доктор экономических наук, профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — Надо понимать: в обществе у людей существует два вида доходов: от труда (трудовые доходы) и от собственности (нетрудовые доходы). У нас в стране сложилась парадоксальная ситуация. До суммы 1 млн. рублей трудовых доходов в год с работника снимают более 40% сборов — 30% страховых взносов (их за работника перечисляет работодатель), плюс 13% подоходного налога. Зато с 1 января 2015 года власти отменили налог на дивиденды, в итоге собственник оказался в более выигрышном положении: с его нетрудовых доходов снимают 20% налога на прибыль, плюс те же 13% подоходного налога. Такого перекоса, наверное, нигде в мире больше нет.

Понятно, чтобы финансировать социальную политику, нужно укреплять отношения солидарности: богатые должны помогать бедным. Но в России это нужно делать так, как принято в развитых странах. Там налогообложение трудовых и нетрудовых доходов связано между собой следующим образом.

Прежде всего, устанавливается предел, до которого трудовые доходы облагаются социально-страховыми взносами. Например, в Германии этот предел составляет 25 тысяч евро в год. Когда предел достигнут, идет прогрессивное начисление подоходного налога. При этом прогрессивный налог берется, прежде всего, с нетрудовых доходов — дивидендов и доходов от собственности. В той же Германии доходы от собственности облагаются по ставке 49%.

— Будет ли такая система работать в России? Тот же премьер Медведев приводил в пример 1990-е, когда в нашей стране действовала прогрессивная система налогообложения, и налоги собирались из рук вон плохо, поскольку реальные доходы занижались, а зарплату выдавали в конвертах. Не повторится ли сейчас эта ситуация?

— В 2002 году Шведская Королевская академия наук присудила Нобелевскую премию по экономике двум американским ученым — Даниэлю Канэману и Вернону Смиту. Они выяснили, как психологические установки влияют на экономическое поведение. Это действительно очень важный момент, и в обществе существует предел терпимости к налоговым ставкам. В России этот предел достаточно низкий.

Поэтому ставки налогов нужно повышать не «от фонаря», исходя из потребностей российского бюджета, а делать их адекватными психологическому пределу толерантности.

Есть еще важный момент, который препятствует построению адекватной системы налогообложения в России. Ныне действующий Налоговый кодекс, который отражает либеральные экономические установки, запрещает вводить целевые налоги. Между тем, запрещая целевые налоги, мы запрещаем и целевое финансирование. А богатых если и можно заставить платить больше, то только с четкими гарантиями: их деньги целенаправленно пойдут на поддержку бедных, и никуда иначе. С нынешним Налоговым кодексом гарантировать это невозможно.

По сути, вместо прогрессивной шкалы НДФЛ нам нужно вводить добавочные социальные взносы, особенно для нетрудовых доходов от собственности. Надо понимать: эти доходы намного выше зарплат, которые получают большинство наших граждан. Напомню, 72% российских работников получают зарплату ниже средней по стране, а 50% сограждан — меньше 20 тысяч рублей ежемесячно.

Думаю, для начала было бы достаточно ввести 9-процентные отчисления с дивидендов на солидарные цели. Это дало бы возможность богатым хотя бы чуточку проявить солидарность с бедными. А для тех богатых, у кого подобные отчисления превысят в год, допустим, 1 млн. рублей, нужно предусмотреть некоторые привилегии. Например, право на внеочередное получение высокотехнологичной медицинской помощи.

— Прогрессивная шкала налогообложения доходов существует в большинстве стран мира, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — В России плоскую шкалу НДФЛ ввели в свое время, ссылаясь на то, что так легче собирать налоги, и что у граждан будет отсутствовать мотивация для уклонения от уплаты. Но за рамками этой логики остался очевидный вывод: плоская шкала подоходного налога, да еще с низкой процентной ставкой — это бесспорный признак слабости государства.

Напомню, что государство и возникло, прежде всего, как институт по сбору налогов. В древнейшие времена это была основная — и чуть ли ни единственная — функция государства. Поэтому говорить, что мы не можем реализовать прогрессивную налоговую шкалу — значит, расписываться в бессилии государства. Причем, не только в сфере экономики, но прежде всего — в сфере государственного строительства.

Именно государственным строительством кабмин должен был бы в первую очередь заниматься, и тогда — уверяю вас — отпали бы все сомнения, надо ли вводить прогрессивную шкалу: конечно же, надо!

Противники этой идеи указывают, что в СССР не было прогрессивной шкалы подоходного налога. Но при этом они забывают, что в Советском Союзе не было и социально-имущественной поляризации. Так что я поддерживаю идею единой ставки подоходного налога только в одном случае: если мы, действительно, перестроим всю социальную модель нашего общества, и избавимся от нынешнего колоссального расслоения граждан по доходам.

Но прежде чем обсуждать налоговые реформы, нужно заткнуть дыры в ведре под названием российская экономика. Необходимо принять самые действенные меры по деофшоризации, плюс ввести ограничения на трансграничное движение капиталов. Иначе, действительно, прогрессивная шкала работать не будет — все участники рынка будут показывать нулевые доходы, и безболезненно выводить деньги в офшоры.

 — После 2018 года наше правительство предпримет шаги в этом направлении?

— К сожалению, российское правительство предпочитает имитировать деятельность. Например, сейчас много говорится об импортозамещении. Но в реальности мы импортозамещения не видим, кроме как в отношении продукции сельского хозяйства. А не так давно наши чиновники высказывали другие замечательные идеи, о которых сегодня мало кто помнит. Например, предлагали превратить Москву в международный финансовый центр, или удвоить ВВП к 2020 году. Можно вспомнить еще медведевскую экономическую программу развития четырех «и»: институтов, инфраструктуры, инноваций и инвестиций.

Но до реальных дел, увы, почти никогда не доходит. Так происходит, я считаю, из-за того, что Россия во многом зависима от внешнего управления. Запад управляет нашей экономикой с помощью потоков капиталов, офшоров и системы международной торговли. Фактически, РФ является для Запада дойной коровой, которая поставляет сырье в обмен на бумажные фантики — доллары. На деле это означает беспроцентное кредитование Соединенных Штатов и их союзников. Причем, свой долг страны Запада возвращать нам, судя по всему, не собираются.

Доказательство тому — история с замороженными деньгами Ирана на счетах в банках США. В начале марта окружной суд Нью-Йорка обязал Тегеран выплатить $ 10,5 млрд. в качестве компенсации семьям жертв терактов 11 сентября. Деньги американцы намерены снять с тех самых замороженных иранских счетов.

Я всерьез опасаюсь, что с нами США поступят точно так же. Это значит, мы должны закрывать границы, и перестраивать экономику на мобилизационной основе. Тогда можно будет вернуться и к вопросу о введении прогрессивной шкалы налогообложения…

Госдума, Минфин и Минэкономики не в курсе

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин заявил, что не поддержит предложения о повышении налога на доходы физических лиц и налога на добавленную стоимость, если таковые поступят.

«Такое решение не принималось, во всяком случае, на руководящем уровне, и предложений таких никогда не высказывалось. Что касается меня лично, то я был и буду против, если такие предложения будут высказываться», — сказал Нарышкин.

Эту же тему прокомментировал глава Минфина Антон Силуанов. По его словам, ведомство в настоящее время не готовит предложений по повышению налогов.

«Таких расчетов мы сейчас не делаем, инициатив или поручений нет», — сказал глава Минфина.

А представитель Минэкономразвития заявил «Интерфаксу», что «официального поручения в Минэкономразвития не поступало по данному вопросу». Он напомнил, что ранее глава ведомства Алексей Улюкаев говорил, что «обсуждать вопрос введения прогрессивной шкалы по налогу на доходы физлиц не нужно даже за пределами 2018 года».

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.