shadow

ИНОСМИ:Почему Россия никогда не нападет на Польшу

American Thinker, США Джеймс Ноллет (James A. Nollet)


shadow

Недавно в прессе начали высказывать опасения в связи с возможными военными операциями России против трех стран Балтии и Польши в ответ на заявление НАТО о переброске в эти страны военного контингента численностью 4 тысяч человек — в том числе двух батальонов из США. В качестве ответных действий Россия провела у границ этих стран военные учения, а российские самолеты совершили в небе над Балтийским морем облеты на близком расстоянии американского самолета и военных судов.

Что происходит? Могла бы Россия напасть на Польшу?

Последние восемь лет я, выходец из Америки и пенсионер, живу в Польше. Я живу недалеко от Легницы — города на юго-западе Польши, который на протяжении нескольких десятилетий известен как «маленькая Россия», поскольку половину жителей Легницы составляли российский военнослужащие, прикомандированные к штабам группы войск по всему Западному фронту. Если Москва когда-нибудь и отдала бы приказ группе советских войск в Германии напасть на Западную Германию, то эти приказы проходили бы через Легницу.

Русские никогда не рискнут напасть на Польшу — и вот почему:

1) Демографический фактор. Россия — страна с населением 160 миллионов человек. В Польше проживают 40 миллионов человек. Любой участник военной игры или военный стратег скажет вам, что когда друг другу противостоят две равноценные по боевым качествам армии, то для победы над обороняющейся стороной атакующая сторона должна иметь численное преимущество в соотношении 4:1. Россия едва соответствует этому условию.

Однако фактическое численное преимущество России над Польшей на самом деле гораздо меньше, чем 4 к 1. В случае войны с Россией Польша может мобилизовать против России все вооруженные силы, а Россия этого сделать не сможет, поскольку это огромная страна, и протяженность ее границ, вдоль которых необходимо расквартировывать войска и которые необходимо охранять, составляет много тысяч километров. Следовательно, численное превосходство России над Польшей составляет гораздо меньше, чем 4 к 1.

2) Протяженность границ. В случае войны с Россией протяженность границ, которые Польше придется защищать, очень невелика.

Есть четыре границы, через которые Россия может напасть на Польшу:
а) со стороны Калининградской области — российского анклава — протяженность границы составляет 200 километров;
б) через Литву — здесь коридор составляет менее 100 километров;
в) со стороны Белоруссии — около 350 километров; и
г) через Украину — около 400 километров

Россия имеет непосредственную границу с Польшей только в Калининградской области. Но Калининградская область — это «географический остров», анклав, у которого прямого сухопутного сообщения с Россией больше нет. Более того, для того, чтобы установить сообщение с Калининградской областью по суше, России придется преодолеть территорию, как минимум, двух стран.

Осуществлять снабжение Калининградской области и пополнение запасов материальных средств — а значит, и оборонять ее — крайне сложно. В случае войны с Польшей есть все основания полагать, что Польша может захватить территорию Калининградской области. Лишь по одной этой причине Россия хорошо подумает, прежде чем принять решение напасть на Польшу.

Что же касается Литвы, то для того, чтобы Россия для нападения на Польшу смогла воспользоваться этим коридором, ей сначала надо будет напасть на Литву — примерно так же, как во время Второй мировой войны Германия напала на Францию, предварительно нарушив нейтралитет Голландии и Бельгии. России пойти на этот шаг будет нелегко.

Белоруссия является близким союзником России, на содействие которого можно будет надеяться. Но для того, чтобы напасть на Польшу через Украину, России сначала придется вторгнуться на территорию Украины — государства, относящегося к России враждебно — и чтобы дойти до границы с Польшей придется совершить марш-бросок на расстояние нескольких сотен километров по украинской территории. А это исключено.

Короче говоря, Польше придется защищать свои непротяженные границы, кроме того, у нее будет гораздо меньше проблем с логистикой, поскольку она будет оборонять внутренние коммуникации, и поскольку Россия для поддержки своего нападения будет вынуждена использовать более протяженные и более уязвимые пути снабжения.

3) Квалификация личного состава. Вне всякого сомнения, в случае нападения на Польшу Россия задействует свои лучшие элитные подразделения. Тем не менее, костяк российской армии составляют солдаты, служащие по призыву.

Набор в российскую армию по-прежнему осуществляется по призыву. Россия по-прежнему призывает молодых людей дважды в год на военную службу, срок которой составляет два года (так в тексте — прим. перев.) Солдаты-срочники плохо подготовлены, плохо экипированы и плохо мотивированы. Они с нетерпение ждут демобилизации, и война, которую они не считают войной ради защиты «Родины», их не интересует. (Кстати, это характерно для российской армии уже на протяжении нескольких столетий).

Польская же армия, наоборот, полностью на контрактной основе. Польша наблюдала за успехами контрактной армии США и последовала ее примеру. И в итоге служба в армии хорошо оплачивается, армия хорошо подготовлена и мотивирована. Преимущество — на стороне Польши.

4) Качество военной техники. Польша обладает новейшими видами оружия НАТО. В более выгодном положении — Польша.

5) НАТО. Польша является членом НАТО, и нападение на Польшу означает нападение на все страны-члены альянса — в том числе и на США.

6) Мотивация. С Польшей все понятно: поляки Россию не любят.

Россию Польша никогда не любила. И это уходит корнями в тысячелетнюю историю, к истокам польской и русской цивилизаций, когда обе страны приняли христианство. Русь выбрала византийское православие, а Польша римско-католическую веру. Поляки это сделали потому, что хотели быть членами не русской, а западной цивилизации.

Возьмите Вторую мировую войну. Германия совершила против Польши многочисленные военные преступления и сделала ее объектом жесточайшей оккупации. Помимо трех миллионов польских евреев, погибших от рук нацистов, Польша потеряла еще и три миллиона поляков-католиков и за годы войны была полностью разрушена.

И, тем не менее, по сравнению со всеми годами немецкой оккупации Польша по сей день испытывает гораздо более сильную боль и негодование в связи со зверским массовым убийством польских офицеров в Катыни, совершенным русскими.

Сходите когда-нибудь в район набережной в Юнион-Сити, штат Нью-Джерси. Там — напротив того места, где на другом берегу реки Гудзон был старый комплекс Всемирного торгового центра — вы увидите памятник польскому солдату, тело которого пронзено штыком винтовки, с короткой надписью — «Катынь». Там вообще нет ничего, что напоминало бы о немецкой оккупации, хотя фашисты совершили против Польши гораздо более страшные преступления, чем русские в Катыни.

 

Шесть лет назад разбился самолет, на борту которого были почти все члены польского правительства, летевшие в Смоленск, чтобы принять участие в церемонии в память о том, что совершили русские в Катыни. Только представьте — русские были готовы признать свои злодеяния, извиниться за них и искупить свою вину, и тогда произошла эта трагедия. Этого они уж точно не хотели, но трагедия произошла! И большинство поляков до сих пор считают, что русские специально устроили авиакатастрофу. Это предположение абсурдно и представляет собой не более чем теорию заговора. Но точно так же, как миллионы американцев ошибочно считают, что убийство Джона Кеннеди было результатом заговора, и большинство поляков тоже думают, что русские специально устроили крушение самолета.

Несколько лет назад был снят кинохит «Варшава 1920» (Warszawa 1920) о выдающемся сражении польских войск, защитивших в 1920 году свою страну от наступления Красной армии. Он был очень популярен.

Одним словом, Польша вообще хорошо мотивирована для самообороны, а защита от России лишь усиливает мотивацию поляков.

Россия все это прекрасно осознает, и поэтому никогда не нападет на Польшу. И хотя я живу в Польше, я нисколько не боюсь.

Джеймс Ноллет — бывший химик-фармацевт Управления США по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов (FDA), ныне пенсионер и обозреватель издания American Thinker, последние девять лет живет в Польше.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.