shadow

Проблема беженцев с Украины становится острой


shadow

4р

Беженцы в последнее время стали очень актуальной темой – хорошо, что проблемы Европы в этом плане нас не касаются. Но хватает и своих: Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев официально сообщил о ситуации в Южном федеральном округе:

«Отмечается нарастание конфликтного потенциала в связи с возросшей миграционной нагрузкой. Наличие почти 73 тыс. не трудоустроенных беженцев из Украины осложняет криминальную обстановку».

Николай Патрушев

И понятно, что речь идёт именно об официальной статистике, т.е. тех, кто зарегистрировался как беженец. Если некто просто приехал в гости к друзьям и периодически пересекает границу, «обновляя» срок пребывания в РФ без регистрации, то в статистику он не попадёт.

В целом, по словам Патрушева, в ЮФО в 2015 году возросло количество преступлений террористического характера:

«Увеличение их числа обусловлено в первую очередь приростом до 1008 (+28,1%) выявленных фактов участия в незаконных вооруженных формированиях (ст. 208 УК РФ), доля которых в структуре преступлений террористического характера составляет 65,5%. Однако на 75,8% сократилось количество преступлений, предусмотренных ст. 205 УК РФ (террористический акт)».

Николай Патрушев

То есть, речь идёт о виртуальных либо совершённых на чужих территориях преступлениях, а непосредственно терактов не было допущено, силовикам удавалось пресекать попытки. Что, честно говоря, радует, поскольку объекты топливно-энергетического комплекса на юге России строились в те времена, когда про террористов писали исключительно в рубрике «их нравы», и они практически не защищены от вероятных атак террористов. Особенно если учесть, что террористы могут быть вполне славянской внешности и говорить без акцента. И даже иметь российское гражданство, не говоря уж о том, что граница России с Украиной, конечно, есть, но – для законопослушных граждан, охраняется от диверсантов она куда слабее, чем с «полноценно иностранными» государствами. Поэтому беспокойство Патрушева понятно.

Проблему в регионе, связанную с Украиной, логично рассматривать в двух аспектах.

Первый – это непосредственная опасность от бандеровцев и прочих «хероев», в связи с чем Николай Патрушев отдельно указал региональным властям: они должны уделять больше внимания «прогнозированию конфликтных ситуаций в межнациональных отношениях и оперативному на них реагированию».

Отмечу стандартную, увы, ошибку: нет такой нации, как «украинцы»: жители Украины не отличаютсяпринципиально от граждан РФ ни по генетике, ни по культуре (местные незначительные отличия тоже есть, но так и сибиряков некоторые пытаются «нацией» назвать); украинцы не построили своё государство самостоятельно (нация — это этнос, который развился до возможности образования суверенного государства); и вообще «отдельное щирое украинство» — искусственный антирусский проект, навязанный извне врагами России. Так что речь идёт не о межнациональных отношениях (и даже не о межэтнических), а именно о поддержке антирусского проекта противопоставления субэтносов друг другу, который сейчас усиленно продвигается.

В апреле генеральный прокурор РФ Юрий Чайка сообщил в докладе, что в настоящее время широко распространены попытки подготовки к массовым беспорядкам и несанкционированным публичным акциям через социальные сети, всего по требованиям прокуратуры информация экстремистского содержания была удалена более чем с 7000 интернет-ресурсов. А ведь каждая такая публикация работает на продвижение антироссийской позиции и против воссоединения разделённой нации.

Особенно нехорошо, что подобная агитация находит отклик и среди тех, кто пытается позиционировать себя как русских националистов — на «Русском марше – 2015» местами слышалось «хероям слава!», это уже диагноз. Радикальные нацисты (напоминаю, что нацизм противоречит здоровому национализму) русского происхождения вступали в «добровольческие батальоны хероев», но даже и умеренные, по-европейски цивилизованные национал-демократы в своё время выступали с позиции «Крым нам не нужен» и поддерживали майдан, а основатель «Спутника и погрома», который тоже якобы русский националист, вообще практически братался с «Правым сектором». Лишь потом они развернулись на 180 градусов, поняв, что с такой позицией поддержки в РФ у них не будет никакой. Но, знаете, как-то не верится, что позиция изменилась — произошла лишь мимикрия.

Проще говоря, любое «за хероев» и тому подобное должно на территории России тщательно выкорчёвываться, а лица, проживающие в других странах, поддерживающие подобные настроения, должны лишаться виз и т.д. — не допускаться на территорию РФ от слова «совсем».

Генпрокурор Ю. Чайка утверждает, что слаженная работа ФМС, МВД и ФСБ РФ позволило не допустить въезда в стану украинских радикалов, однако «В 2015 году через государственную границу Российской Федерации в Ростовской области въехало более 4 млн граждан Украины. На сегодняшний день на территории России находится свыше 2,6 млн граждан Украины». Вот точно-точно среди них нет никого, замаскированного и ждущего приказа?

При этом нельзя не учитывать, что если пересечение границ как-то отслеживается, то внутри России порядок в этом (впрочем, не только в этом) плане наводить никто не спешит.

Все, думаю, помнят, как НТВ персонально пригласило вести передачу киевлянина, сторонника «АТО» Даниила Грачева, не раз позволявшего себе русофобские и антироссийские высказывания? «Переход украинского телеведущего Даниила Грачева на российское телевидение способствует сближению двух стран», — оригинально, правда?

А либеральная журналистика вовсю распространяет враньё на тему «беженцы с Украины совершают преступления» — см. вброс от Юлии Латыниной и сравните его с реальной информацией о преступлении. По-моему, распространением такого вранья также должна заниматься прокуратура.

Второй аспект — это проблема не экстремистов, а обычных беженцев. Вопрос, честно говоря, этически очень сложный.

С одной стороны — странно требовать с каждого быть героем (однако я бы лишал беженцев части гражданских прав — например, на участие в выборах). С другой стороны, есть большая разница между позицией «я не герой, но буду честно работать на благо России» и позицией «русские нам что-то должны». Я раскрывал эту тему в статье «Пацифизм укров: пусть русские мрут, а мы в тенечке полежим»; в частности, приводил там цитату:

«Вы рабы Путина! Можно к вам приехать?» — вот в этой фразе вся Украина. Фраза составлена из двух сообщений одного и того же человека, но одно написано в мае, а другое — вчера, после получения повестки. Вообще, каждый человек может изменить свое мнение, переосмыслить, разочароваться, раскаяться… но украинцу даже этого делать не обязательно. Украинец может иметь два мнения сразу и менять их по ситуации. Украинец может попросить убежище у своего врага безо всякого раскаяния и пересмотра жизненных позиций».

Конечно, это относится далеко не ко всем — но ведь, как указывалось, в России накопилось уже 2,6 миллиона граждан Украины. И что с ними прикажете делать? Давать гражданство всем не выход, впоследствии они должны вернуться на место постоянного жительства: раз не хватает мужества защищать свои территории, их надо хотя бы отстраивать после войны. Депортировать — также не выход: многим просто некуда ехать, а другие немедленно попадут в СБУ. Поэтому-то ФМС и мечется, продлевая льготные условия пребывания, а государство пытается что-то организовать…

Хотя подход, на мой взгляд, должен быть прагматичный и жёсткий. Во-первых, тщательная проверка прибывающих, в т.ч. и по социальным сетям и т.д., в том числе — и с учётом родственников/друзей. Те, которые «за хероев» и/или против России, не допускаются в принципе (допущенные ранее — немедленно депортируются). Тех же, кто пройдёт проверку, необходимо дифференцировать на ценных специалистов, в отношении которых поднять вопрос получения гражданства РФ, а остальных рассматривать именно как беженцев, т.е. временно приютить с обеспечением жизненно необходимого минимума в специально оборудованных местах (чтобы не было преступности просто из-за невозможности устроиться на работу), а затем из этой среды вдумчиво формировать рабочие бригады для работы вахтовым методом (семьи остаются в центрах беженцев). И, разумеется, для тех, кто передумает, должна быть возможность неофициально вернуться и отстаивать Родину с оружием в руках с соответствующими льготами для семей.

Радетели концепции «помогать мигрантам и не обращать внимания на уже имеющихся граждан России» (которым тоже нужна работа, жильё и т.д.) очень любят прикрываться христианским милосердием, но стратегически такой подход крайне вреден: нельзя допускать нормы поведения вида «если что, то я побежал, а вы мне потом помогайте». Это должно быть именно исключением.

Таким образом, проблема беженцев с территории Украины в Россию имеет два аспекта, которые значительно отличаются друг от друга по сути и поэтому должны решаться хотя и комплексно, но без смешения. При этом для успешного снижения рисков проявлений экстремизма и т.д. необходимо не допускать на территорию РФ лиц, замеченных в антипатии к России и/или одобрении бандеровщины и проч. (а граждан РФ, допускающих такое, можно и лишать гражданства), и, кроме того, пресекать деятельность российских СМИ, направленную на противопоставление обычных украинцев жителям России, продвижение антинаучной концепции «украинской нации» и т.д. Причём для этого можно и нужно не принять политический закон: просто запретить СМИ врать законодательно.

Но, увы, я понимаю, что написанное — фантастика…

Источник

Фото Politrussia

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Александр Зимин    

    Это западэнци не отличаются? Ну-ну…

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.