shadow

Болгары начали «охоту» на мигрантов


shadow

С наступлением весны возле болгаро-турецкой границы опять замелькали группы молодых мужчин арабского и африканского происхождения. Болгарские власти театрально разводят руками. «Говорящие головы» выражают озабоченность из телевизоров. Тем временем в горах и лесах возле границы гремят четырёхколёсные вездеходы типа ATV (all-terrain vehicle). И пейзаж странно шевелится, даже если ветра нет. Это бегут люди в камуфляжах. Эмигранты тоже бегут. Они одеты в повседневную одежду и бегут стайками. А за ними цепью бегут люди в камуфляже.

Вот так выходит на «охоту» типичный болгарский доброволец. Представьте себе встречу с группой добровольцев в лесу, где «закон — тайга, а прокурор — медведь»

Эти люди не являются солдатами, полицейскими или иными служащими болгарского государства. Это обычные болгарские парни, которые называют себя «добровольцами». Они категорически не хотят видеть в Болгарии выходцев с Ближнего Востока и из Африки. Добровольцы патрулируют болгаро-турецкую границу, чтобы предотвратить нелегальный переход эмигрантов. Это добровольцам удаётся нередко. Во всяком случае, гораздо чаще, чем официальным представителям болгарской власти — пограничных и обычных полицаям и солдатам.

Если добровольцы заметят группу эмигрантов, у последних практически не будет шансов избежать поимки. Эмигранты переходят границу усталые и напуганные, они не знают местность. Редко у кого обувь и одежда подходят не то что для бега, но даже для перехода через горы и леса. Кроме того, эмигранты идут со своим скарбом: одеяло, бутылка с водой, какая-нибудь еда, комплект одежды. Добровольцы выезжают «на охоту» сытыми и хорошо выспавшимися. Они бегут налегке, в удобной, часто профессиональной военной форме. И у них есть бинокли, рации, мобильные телефоны, GPS-навигаторы, джипы и ATV.

Справедливости ради надо признать, что практически у каждой группы эмигрантов тоже есть какое-нибудь электронное устройство со встроенным GPS: смартфон, планшет или навигатор. Но силы слишком неравны. Обычно добровольцы первыми видят мигрантов и скрытно окружают их. Эмигранты замечают людей в камуфляже слишком поздно, когда уже бежать некуда.

Даже если эмигранты вовремя заметят добровольцев, есть только один шанс на спасение: одновременно броситься бежать в разные стороны и надеяться, что охотники не успеют поймать всех, и кто-то оторвётся. Но психологически очень тяжело отделиться от группы в момент опасности. Тем более, если человек находится на чужой земле, а он с детства привык жить в большой семье, племени или клане.

Судьба эмигрантов после поимки зависит от того, есть поблизости представители официальных болгарских властей, или нет. Если к окружённым эмигрантам подойдёт хотя бы один полицейский или солдат, даже если это повар или слесарь полицейских авто, добровольцам больше ловить нечего. Они вынуждены достать свои личные документы и заявить представителю власти, что совершили гражданский арест группы лиц, которых подозревают в нелегальном переходе границы Республики Болгария.

Дальше представитель власти обращается к задержанным с просьбой достать их документы. Эмигранты не носят документы в принципе, и представитель власти отводит их в государственный центр для беженцев. Там их кормят, одевают и содержат очень даже неплохо. Во всяком случае, намного лучше, чем живут болгарские пенсионеры, которые отдали сорок и больше лет честному труду на благо болгарского государства.

Но когда эмигранты попались добровольцам, такое происходит редко. Добровольцы не охотятся под носом у солдат и полицейских. Да и солдаты и полицейские тоже не любят эмигрантов и считают, что нет смысла содержать их из скудного бюджета болгарского государства. Вот пусть добровольцы и управляются с эмигрантами, как умеют. А люди в камуфляже это умеют!

Первым делом добровольцы сковывают руки пойманных эмигрантов пластиковыми хомутами — наручниками, которые в Болгарии называют «свиными хвостами». Потом с эмигрантов «взыскивают» в соответствии с христианским предписанием: «Если у тебя две рубашки, одну отдай ближнему». У них отбирают всё, кроме рубашки, штанов, обуви и носков. Добровольцы забирают себе все деньги и все вещи, которые им понравятся. Бесполезные для добровольцев вещи вроде одеяла, пластиковых бутылок для воды, одежды и прочего уничтожают на месте.

В прошлом году добровольцы специально носили с собой небольшие ёмкости с соляркой, чтобы заливать и поджигать хлам беженцев. Но журналисты наловчились читать дымные сигналы в приграничной полосе не хуже индейцев в прериях Северной Америки. Поэтому больше нет никаких поджогов и дыма. Только тяжёлая работа ножом, пехотной лопаткой и кайлом. Кто не верит, что это тяжело, пусть сам разрубит на куски хотя бы одно одеяло такой лопаткой.

Пока «миролюбивые» участники добровольческой группы трудятся в поте лица, «войнолюбивые» участники делают эмигрантам «внушение», что им тут не рады, и возвращаться сюда не стоит. «Внушение» делается на английском языке. Далеко не все эмигранты знают английский. А тем, кто знает, совсем нелегко разобрать, что именно говорят разъярённые люди в камуфляже. Они хорошо ловят нелегальных эмигрантов, но иностранные языки — не самая сильная их сторона. Тем не менее, смысл сказанного понимают все. Он доходит через интонации и жесты. А иногда через пинки и пощёчины, особенно в тех случаях, если кто-то вообразит, что находится перед официальными болгарскими властями, и начнёт «качать права».

Потом связанных эмигрантов сопровождают до граничной борозды. Там добровольцы разрезают «свиные хвосты» кусачками и пинками выгоняют эмигрантов обратно в Турцию. При этом им клятвенно обещают, что если они попадутся опять, их прикончат на месте.

Эмигранты верят этим угрозам, потому что во время «внушения» их снимают. Разумеется, никто не спрашивает их согласия на съёмку. Добровольцы публикуют заснятые фото и видео в Интернете. Это пропагандистское прикрытие группы на случай, если власти вздумают арестовать кто-нибудь из её участников. Весь болгарский народ ненавидит эмигрантов и готов в любой момент подняться на защиту добровольцев.

Европейские бюрократы официально признали существование эмигрантского кризиса лишь в 2015 году. На самом деле исход беженцев в Европу, в том числе и через территорию Болгарии, начался ещё в 2011 г., с запуском «арабской весны». У болгар было целых четыре года присмотреться, оценить и понять, кто пришёл на их землю под личиной гонимых, несчастных и обездоленных людей.

Вывод оказался однозначным и неутешительным. 90% беженцев — это молодые мужчины (в возрасте до 25 лет, редко кому за 30). Ещё реже попадаются женщины и дети (не более 10% от всех приехавших, хотя соотношение варьируется по годам).

Эмигранты не хотят работать, не хотят вливаться (сейчас принято говорить — интегрироваться) в европейское общество. Они целыми неделями и месяцами слоняются по улицам и площадям. Курят, разводят свои «тары-бары» и смотрят нагло на белых женщин. Зато требуют 1000 и более евро социальной помощи каждый месяц. Это особо бесит население Болгарии, где минимальная зарплата чуть больше 200 евро за 22 рабочих дня по 8 часов, а минимальная пенсия — ниже 100 евро.

Болгары начали воспринимать беженцев как тунеядцев и даже паразитов. И в конце 2015 года в Болгарии появились первые группы, «охотящиеся» на мигрантов.

Происхождение этих групп очень интересно. Об этом стоить рассказать отдельно. С окончанием эпохи социализма в Болгарии, в 1989 году, в стране начался бандитский «беспредел», которому нет конца до сих пор. В эпоху социализма в Болгарии было 10000 милиционеров на 9 млн. населения, и в стране был порядок. Теперь в стране свыше 50000 полицаев на 6 млн. населения (2 млн. «не вписались в рынок» и померли от демократии и других либеральных причин, ещё 1 млн. был выгнан из страны экономическим геноцидом), но всё равно порядка нет и не предвидится. Так называемая судебная система Болгарии очень далека от любых правовых, моральных и человеческих норм.

Выживание в такой среде возможно только двумя путями. Если есть деньги, можно платить частным охранникам, а в случае нужды — и судьям, чтобы добиться нужного результата «официальным» путём. Если денег нет, надо объединяться с такими же неимущими, но не терпящими несправедливости людьми, и в случае несправедливости по отношению к кому-то из группы самими отстаивать справедливость.

Так в Болгарии появились десятки тысяч гражданских групп, состоящих из 5-15 человек и сформированных в основном по территориальному принципу и общности занятий, интересов, уровню образования и т. д. Если им удастся поймать вора или обидчика, они жестоко расправляются с ним. Могут привязать его к электрическому столбу и жестоко избить кабелем. Или сломать ему руки, ноги, рёбра. Или вообще придушить преступника. Или утопить.

После такого возмездия вмешивается государство. Оно неспособно защитить нормальных граждан от преступников, но очень рьяно преследует граждан, когда те устраивают возмездие по своему усмотрению. Понятно, что нормальным гражданам такое государство не нужно, они его ненавидят. Последние несколько лет в общественных акциях и мероприятиях болгарского государства участвуют только психически и сексуально ненормальные люди. Такие очень нравятся Европейскому союзу, и он возится с ними, как дурак с писаной торбой.

Добровольческие группы по поимке нелегальных эмигрантов — это цветочки, ягодки впереди. Болгарская власть знает, что народ её ненавидит, и знает его силу. Она сама сделала его сильным, оставив его выживать в очень тяжёлых условиях. Народ выжил потому, что иного выбора у него не было, и теперь волком смотрит на враждебную ему неолиберальную и псевдодемократическую власть. Скоро терпение болгарского народа кончится, и это аукнется власти так, что мало не покажется не только Софии, но и самому Брюсселю.

Ведь болгарский народ уже самоорганизовывался и открыто применяет насилие наперекор враждебной ему власти. Только пока это насилие ограничено приграничной полосой и проявляется по отношению к определённой группе лиц. Но из истории и социологии известно, что любое общественное явление имеет тенденции и потенциал к усилению и развитию.

Болгары начали «охоту» на мигрантов
Здесь показухи меньше, но опасности для эмигрантов больше. Эти парни реально «обнуляют» не понравившихся им «бородачей» и поэтому скрывают своё оружие и лица. Обратите внимание, как хорошо замаскирован джип на заднем плане. Знамя поставлено в проёме левой двери. Группа состоит из четырёх охотников (в камуфляже) и шофёра (в коричневой куртке). Такая слаженная, хорошо вооружённая и маневренная группа может дать прикурить не только отаре диких талибов, но даже подразделению силовых структур

Болгары начали «охоту» на мигрантов

Туристический «логотип» Болгарии для эмигрантов. Три пучка «свиных хвостов» в цветах болгарского флага и фраза «immediately connected» («неожиданно привязан») коряво написана болгарскими буквами

Голос добровольца за кадром:
— Go back to Turkey, immediately! («Немедленно возвращайтесь обратно в Турцию!»)

Перевод диалога со второй минуты записи, 02:00, с болгарского языка):
— Я сказал им ложиться лицом в землю, иначе убью одного из них.
— И это подействовало?
— Да, подействовало… Если бы ты знала, что сейчас умрёшь, разве бы ты не легла?

Автор Иван Иванов, Болгария

Источник

Рейтинг: 1

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Александр Зимин    

    Простым болгарам не оставили другого выхода. А ИГИЛоидам — поделом!

    Рейтинг: 0
  2. Добромир    

    Пример когда все настолько плохо что приходится брать все в свои руки.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.