shadow

Труба раздора


shadow

Немцы донесли до Киева мысль о том, что будет с транзитом газа через Украину.

Газопровод Северный поток-2 расколол Европейский союз. Внутри него сформировалось две фракции: страны старой Европы и их крупный энергетический бизнес, которые являются сторонниками строительства СП-2 и так называемые младоевропейцы во главе с Польшей, которые категорически против. Против Северного потока – 2 громко возражает и Украина, которая не хочет допустить строительства альтернативных маршрутов для транзита российского газа в Европу.

О судьбе Северного потока — 2 и его последствиях для Украины рассказал сопредседатель киевского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Берлин будет делать то, что ему выгодно

— Некоторые европейцы напрямую обвиняют Германию в том, что поддерживая проект газопровода «Северный поток-2», она «подрывает доверие к Европе». Действия Берлина ведь противоречат «списку Могерини» — перечню пунктов, которые должны лежать в основе будущих российско-европейских отношений. Там есть положение об общей энергетической политике.

— Очевидно, что руководство ФРГ не будет откровенно на политическом уровне торпедировать общую энергетическую политику ЕС и унификацию правил игры на европейском газовом рынке. Однако глупо было бы считать, что немцы не будут содействовать реализации столь крупного и важного для них проекта, как СП-2. Если через него пойдут 55 миллиардов кубометров газа, то совокупный объем транзита через Германию составит 110 миллиардов кубов, и она становится одним из ключевых газовых игроков на европейском континенте. Через нее можно будет поставлять газ не только в страны Западной, Центральной и Южной, но и, как ни странно это звучит, Восточной Европы. На сегодняшний день транзит газа через Северный поток-1 и газопровод Opal в ту же Чехию стоит дешевле, чем транзит через Украину и Словакию.

Кроме выгод от транзита, немецкие компании получат серьезные инфраструктурные подряды, увеличится ликвидность газового рынка ФРГ (что приведет к снижению цены на газ и повышению конкурентоспособности промышленности). Помимо экономических выгод, проект дает Берлину и дополнительные факторы для укрепления политических позиций в ЕС, а также в глазах заокеанских игроков. Именно поэтому ряд немецких чиновников говорят о приоритетности Северного Потока-2, отметая всяческие обвинения в политических сделках с Кремлем.

— Ну у поляков другое мнение. Так, в своей статье для Frankfurter Allgemeine Zeitung глава польского МИД Витольд Ващиковский призвал преодолеть «эгоистичное стремление отдельных стран ЕС к самостоятельности» в энергетическом вопросе. Немцев это мнение не касается?

— В целом да. Понятно, что поляки не будут играть той роли в ЕС, которую занимает Германия. В Берлине их мнение будут учитывать (большие скандалы никому не нужны), но при этом будут делать то, что считают нужным. И поляки это не только знают, но и пытаются извлечь из этого свою выгоду. Так, некоторые польские операторы сетей уже подали необязывающие заявки на получение из Германии газа, который пойдет по СП-2.

— То есть слова зампредседателя Еврокомиссии Мароша Шевчовича, о том, что «осуществляется поиск решения, которое позволит предотвратить разделение стран ЕС на победителей и проигравших», с точки зрения СП-2 лишь декларации?

— Шевчович — не просто евробюрократ. Он — вице-председатель по созданию Энергетического союза, и его обязанность говорить такие вещи. Но мне сложно представить, как в случае создания и успешной работы СП-2 не будут затронуты те же украинские интересы. Их, в общем-то, игнорируют как открыто, так и в кулуарах. По моим данным, до руководства Украины донесена следующая мысль: СП-2 будет реализован, но при этом немцы попросят Газпром сохранить определенный объем транзита через украинскую территорию. Миллиардов 25-30.

Не по-партнерски

— Ну, как я понимаю, украинские власти и рассчитывают на такой вариант. Так, глава компании «Нафтогаз Украины» Андрей Коболев назвал «стратегической задачей» сохранение дохода от транзита российского газа на уровне 2 млрд долларов в случае запуска «Северного потока — 2»
— Оценки, прозвучавшие из уст Коболева, нереалистичны. Текущие ставки транзита привязаны к цене на газ, и в 2016 году (даже при растущих объемах транзита и неготовности СП-2) Украина в целом получит менее полутора миллиардов долларов дохода. Если цены на газ не будут быстро восстанавливаться — а они и не будут — никаких двух миллиардов даже до Северного потока-2 Кие не получит, не говоря уже о том, что будет после.

Возможно, украинское руководство называло 2 миллиарда исходя из одностороннего повышения стоимости транзита (в полтора раза по отношению к нынешней), однако такие требования не имеют законной силы. И Газпром платить сверх нынешней ставки не будет — разве что его обяжет Стокгольмский арбитраж, который сейчас рассматривает судьбу нынешнего транзитного контракта. Однако это решение ожидается не ранее 2017 года. Поэтому не исключено, что эти 2 миллиарда — просто сумма, необходимая Нафтогазу для элементарного сведения платежного баланса.

Естественно, такая непартнерская логика Украины не способствует появлению у Газпрома желания сохранять значительные объемы газа через украинскую территорию.

— А как обстоят дела с южным направлением транзита? Недавно в Риме топ-менеджеры Газпрома, а также итальянской и греческой компаний подписали меморандум о взаимопонимании, предполагающий поставки природного газа из РФ по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и из Греции в Италию. Но при этом российские чиновники заявили, что пока не знают, как этот газ будет доставляться в Грецию.

— Еще некоторое время назад вопроса-то и не было — никто и не предполагал, что история с Турецким потоком так бесславно закончится. Поэтому в настоящее время без решения вопроса о способе доставки через Черное море и страны, через которую этот газ будет заходить в Европу, сложно будет рассуждать о реалистичных перспективах проектах.

— А какие есть варианты стран?

— Газ можно пускать через Турцию, Болгарию и Румынию. С Анкарой все понятно, София пока не изменила свою позицию, а с Румынией переговоры тоже не ведутся. Пока так.

— Некоторые южные соседи России считают, что это поможет им заместить российский газ на рынках Южной Европы…

— Если речь об Азербайджане, то он может дать 17 миллиардов кубов, из которых 7 пойдет в Турцию, а 10 — в Южную Европу. Этого явно недостаточно для полного вытеснения Газпрома — только Италия потребляет порядка 70 миллиардов кубов, из которого Газпром дает до четверти газа. И это не говоря уже о поставках газа в Грецию, Хорватию и т.п.

— Ну вот оно спасение для украинской ГТС — если нет альтернативных вариантов «Южного потока» и возможностей заменить российский газ иными поставщиками, то получается, что весь объем российского газа на юг Европы продолжит идти через Украину.

— Сейчас тот газ, который идет через Украину, как раз и поступает в Южную или Центральную Европу. Если же будет построен СП-2, то газ на юг Европы спокойно пойдет по СП-2 через австрийский Баумгартен. Для этого нужно лишь постепенно переподписывать истекающие российско-европейские контракты, предусматривающие сдачу газа европейским компаниям на украино-словацкой границе или в иных пунктах, с учетом новых точек сдачи. Тогда в лучшем случае у Украины останется примерно 30 миллиардов кубов, а в худшем- лишь 17 миллиардов кубов (14 миллиардов в Турцию, и еще 3 миллиарда в Молдавию). Я уж молчу про то, что столь малые объемы прокачки газа, которые останутся у Украины, приведут к неизбежному закрытию целых участков ГТС — их просто не на что будет обслуживать. А через эту ГТС газ идет не только на запад, но также населению и предприятиям страны.

Беседовал Геворг Мирзаян
Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.