shadow

Россия, не сдаваться: чему учит судьба полковника Каддафи

Ливия обладает крупнейшими запасами нефти в Африке и десятыми в мире, они оцениваются более чем в 44 миллиарда баррелей


shadow

Была такая страна Ливия. А теперь ее нет. Вернее, она все еще есть на политической карте мира, но назвать ее государством сегодня вряд ли у кого повернется язык. Сегодня там царит хаос, фактически идет война всех против всех, начавшаяся после свержения лидера страны Муаммара Каддафи. В страну в качестве серьезной силы пришла группировка ИГ, с которой весь мир безуспешно борется в Ираке и Сирии. Разрушение государственных институтов превратило страну в одну из основных баз международного терроризма.

Что мы знали о Ливии раньше? Немного. Разве что, только то, что в этой стране был самый высокий на континенте уровень жизни и социальные стандарты. И что ей много лет управлял эксцентричный лидер, запомнившийся созданием местного варианта «исламского социализма», написанием «Зеленой книги» и своими необычными нарядами, а также привычкой всюду таскать бедуинский шатер, который он разбивал и на Елисейских полях и у стен Кремля.

Россия, не сдаваться: чему учит судьба полковника Каддафи

В 2011-м году Ливия прочно обосновалась в информационном пространстве всего мира. Началась гражданская война, которая быстро переросла в западную интервенцию и за полгода превратила цветущую страну, еще совсем недавно самую богатую страну Африки, в дымящиеся руины, которые продолжают дымиться и вспыхивать и сегодня.

Россия, не сдаваться: чему учит судьба полковника Каддафи

Что же произошло с Ливией? Что заставило весь мир ополчиться на полковника Каддафи и с остервенением начать уничтожать его и ливийский народ?

Каддафи никогда не был любимцем Запада. В первую очередь из-за того, что не хотел плясать под его дудку и заботился в первую очередь об интересах Ливии, а не об интересах транснациональных корпораций, которым не давала покоя ливийская нефть: Ливия обладает крупнейшими запасами нефти в Африке и десятыми в мире, они оцениваются более чем в 44 миллиарда баррелей.

Каддафи сверг короля Идриса I, который, придя к власти, фактически обеспечил сохранение тотального западного контроля над страной, только освободившейся от колониального гнета. Ценой его власти были американские, британские и французские военные базы, неограниченное право использовать в военных целях порты и аэродромы Ливии, льготы в торговле, контроль над добычей нефти. Каддафи после революции первым делом вышвырнул из страны западные военные базы. Кроме того, Каддафи нанес сильнейший удар по иностранному капиталу, национализировав западные банки, землю, принадлежавшую колонизаторам и активы западных нефтяных компаний. В 1977 году им была провозглашена Джамахирия — власть народных масс.

Этого ему простить не могли. Неудивительно, что главными зачинщиками интервенции спустя сорок лет стали именно США, Франция, Великобритания и Италия, лишившиеся при Каддафи всего того, что имели при навязанном ими Ливии монархе. Каддафи неоднократно призывал мусульман всего мира бороться с Западом, а также объявлял о своей поддержке чёрных революционеров в США, революционеров в Ирландии, был известен своей жесткой позицией по Израилю.

Каддафи был для Запада костью в горле. Ему мстили. В 1986 году американцы совершили прямой акт агрессии против Ливии, сбросив бомбы на Триполи и Бенгази, обвинив ливийцев в организации взрыва на дискотеке в Западном Берлине, где погибли американские солдаты. Президент США Рональд Рейган тогда  назвал Каддафи «бешеным псом Ближнего Востока». В ходе той бомбардировки погибла приемная дочь Каддафи – Ханна. В 2004 года Каддафи так прокомментирует смерть Рональда Рейгана: «Я выражаю глубокое сожаление в связи с тем, что Рейган умер, так и не представ перед судом за его ужасающее преступление, совершённое им в 1986-м году против ливийских детей».

В 1988-м в небе над шотландским городом Локерби был взорван американский пассажирский самолет, летевший из Лондона в Нью-Йорк, в результате чего погибли 270 человек. Еще год спустя над пустыней Тенере был взорван самолёт, выполнявший рейс из Браззавиля в Париж, в результате чего погибли 170 человек. В обоих случаях виновными были объявлены спецслужбы Ливии.

В 1992-м году ООН ввела санкции против Ливии, а вскоре к ним добавились новые — запрещающие продажу многих видов оборудования для транспортировки и переработки нефти, что было особенно болезненным для страны, кроме того, были заморожены ливийские активы за границей.

Десятилетие санкций не прошло даром для Ливии, в итоге Каддафи был вынужден пойти на примирение с Западом. Сначала Ливия выплатила компенсации родственникам жертв взрыва самолета, а также выдала двух сотрудников ливийских спецслужб, подозревавшихся в совершении теракта, а затем и признала официально, что её официальные лица несут ответственность за взрыв самолёта над Шотландией. «Мы открываем новую страницу в наших отношениях с Западом», сказал тогда ливийский лидер. Осенью 2003 года Совет Безопасности ООН проголосовал за отмену санкций.

Итогом потепления отношений с Западом стало возвращение в страну иностранных компаний. Было также объявлено приватизации нефтяной и смежных отраслей промышленности. Кроме того, Ливия объявила об отказе от всех видов оружия массового уничтожения.

Стоит отметить, что, как только с Ливии были сняты санкции, политическая элита Запада поспешила выразить свою поддержку Каддафи, которого до этого именовала не иначе, как «террористом» и «диктатором». Богатства Ливии манили западных политиков и олигархов, стремившихся по-быстрому задружиться с главой Джамахирии. В те годы и сам Каддафи активно искал расположения западных лидеров.

Ливия стала основным покупателем оружия у ЕС (главным образом, как раз у Италии и Франции). Особенно теплые отношения сложились у полковника с итальянским лидером – Сильвио Берлускони.

Италия стала одним из основных партнеров Ливии: построила подводный газопровод, по которому ливийский газ шел на европейский рынок, была одним из крупнейших инвесторов в ливийскую экономику. В свою очередь Каддафи также активно вкладывался в итальянские активы. Например, Ливия стала вторым после государства, главным акционером итальянского нефтегазового гиганта ENI. Самого Берлускони Каддафи называл своим другом.

Не меньшим другом был французский президент Николя Саркози, в предвыборную кампанию которого полковник вложил 50 миллионов евро, что, впрочем, сам Саркози потом яростно отрицал, пытаясь «отмыться» от «клейма Иуды». Только вот клеймо это навечно будет теперь лежать на нем и Берлускони, имена которых стали синонимами имени этого библейского персонажа. Фраза полковника «Где наша дружба, Сильвио?», произнесенная в тот момент, когда Италия активно включилась в антиливийскую войну, стала крылатой.

Несмотря на все реверансы Каддафи в сторону прозападного капитализма, Ливия сохранила самый высокий уровень жизни в Африке. Вот лишь некоторые факты: за каждого новорожденного выплачивалось $7 000, новобрачным дарилась $64 000 на покупку квартиры, на открытие личного бизнеса оказывалась материальная помощь в размере $20 000, пособие по безработице составляло $730. Образование и медицина были бесплатными. Образование и стажировка за рубежом — за счёт государства.

Россия, не сдаваться: чему учит судьба полковника Каддафи

Часть аптек отпускала бесплатные лекарства. Квартирная плата и плата за электроэнергию для населения отсутствовали. Кредиты на покупку автомобиля и квартиры были беспроцентными. Покупку автомобиля на 50% оплачивало государство. Бензин стоил дешевле воды: 1 литр бензина — $0,14. Средняя зарплата в Ливии при Каддафи составляла $1500 (оклад $1050 + ежемесячное пособие от самого Каддафи в размере $500 на каждого работающего). Доходы от продажи нефти принадлежали народу — часть денег зачислялась на именные банковские счета всех ливийских граждан. А еще у страны не было внешнего долга.

Однако ни высокий уровень жизни собственных граждан, ни замирение с Западом не спасли Кадаффи и Ливию от уничтожения.

Россия, не сдаваться: чему учит судьба полковника Каддафи

Внутриполитические ошибки ливийского лидера – тема для отдельного материала. Основной его внешнеполитической «ошибкой» была его инаковость и независимость. И, конечно, богатства Ливии,  с потерей которых западные колонизаторы так никогда и не смирились.

Сегодня модно говорить о том, что во всех потрясениях на земном шаре нужно видеть козни Запада, в частности о роли США и их союзниках в организации т.н. «арабской весны». Однако Запад за годы холодной войны мастерски научился не только годами дестабилизировать неугодные режимы, но и блестяще ориентироваться в резких изменениях политической ситуации и умело использовать их в своих целях.

Именно это произошло в Ливии, в которой они смогли реализовать свои давние планы, благодаря внезапно представившейся возможности. Заметьте, не в Тунисе, Египте или Йемене, или тем более – Бахрейне, где находится  штаб пятого флота США, а именно в Ливии. Стране, чей режим никак не вписывался в структуру их «ценностей», даже, несмотря на то, что Каддафи в последние годы активно старался дружить с Западом, предоставляя ему невиданные со времен революции преференции.

Разумеется, все разговоры о борьбе с «тиранией» и «защите ливийского народа» были лишь ширмой, которой прикрывались циничные дельцы для того, чтобы прибрать к рукам богатства Джамахирии. Стоит напомнить, что еще шла война, когда воюющие против Каддафи оппозиционеры пообещали, по сути, отдать нефть тем, кто признает их единственной властью в стране и будет помогать.

После победы их временное правительство сразу же заключило контракты на добычу нефти, с компаниями Франции, Италии, Британии.  Одним из основных выгодоприобретателей стала французская компания «TOTAL», четвёртая по объёму добычи в мире. В новой Ливии они получили 36% всей добываемой в Ливии нефти, это больше миллиона баррелей в сутки. По «странному совпадению» в совет директоров компании входил бывший «друг» полковника, один из основных зачинщиков интервенции — Саркози.

Сегодня этим наследникам колонизаторов нипочем продолжающаяся в стране гражданская война. Для охраны нефтяных вышек, нефтепроводов, наливных станций в портах активно используются частные военные компании из Британии и США — те самые, которые принимали активное участие в захвате Триполи, и которые по факту из Ливии так и не уходили с 2011-го года. Помимо нефти, Запад получил рынок техники и оружия, которое американцы продают новым ливийским властям и которое попадает в итоге к исламистам.

К слову, политический эффект для руководства США, в отличие от экономического для их военных компаний, весьма сомнительный. Барак Обама не только не оправдал получение заочно нобелевской премии мира, но достиг противоположного имиджевого эффекта. Я уж молчу о том, что на месте Ливии возникло террористическое «осиное гнездо», которое доставляет немало неприятностей, что наиболее наглядно проявилось в убийстве американского посла в 2012-м году.

Ну, и нельзя не отметить «побочный эффект» для Евросоюза, который мы наблюдаем сегодня. Помните слова Каддафи? «Вы бомбите стену, не пропускавшую поток африканской миграции в Европу, стену, останавливавшую террористов «Аль-Каиды». Этой стеной была Ливия. Вы разрушаете ее. Вы — идиоты». Это было пророчество! Взрывы в Брюсселе – это эхо ливийской войны.

Поучительна и судьба самого Каддафи. В течение многих лет он вкладывал миллиарды евро в европейскую экономику и держал свои активы в банках Запада. Этим он надеялся «купить» дружбу западных лидеров. В итоге вложенные им же деньги обернулись против него, и первыми в «палачи Ливии» записались те, с кем полковника связывала не только, как он считал, личная дружба, но и тесные экономические отношения.

Каддафи — это яркий пример того, что бывает, если слишком доверять Западу. Например, это может быть хорошим уроком нашим элитам, которые хранят свои активы в западных банках. Помните о $20 миллиардах, фактически украденных Обамой со счетов Каддафи. Завтра любой неугодный политик или предприниматель может оказаться «террористом» и «диктатором» со всеми вытекающими. Прецедент есть.

А еще судьба Каддафи учит тому, что если ты «сидишь» на нефти, к тому же хочешь получить право проводить самостоятельную внешнюю политику, то неплохо бы получить надежные аргументы в споре с теми, кому внезапно может не понравится твой образ жизни. Например, ядерное оружие. Почему-то никто не решается идти «освобождать» народ Северной Кореи от «пособников террористов» – «диктаторского режима Чучхе».

И еще отдельно стоит упомянуть и о роковой роли еще одного «друга» Каддафи, который хоть и не принимал непосредственного участия в уничтожении Ливии, но фактически дал «добро» на интервенцию НАТО. Я о тогдашнем российском президенте Дмитрии Медведеве, который несет персональную ответственность за голосование в Совбезе ООН, где Россия могла бы предотвратить международное варварское вторжение в Ливию.

Медведев давно ушел с поста президента, но Россия до сих пор «расхлебывает» итоги его предательского молчания: мы потеряли контракт на строительство первой железной дороги между Бенгази и Сиртом с локомотивным депо и девятью станциями, контракт на строительство первой АЭС, сети отелей на побережье, модернизацию действующих аэропортов. В общем, перспективу на двадцать лет вперёд. Всё это было прописано в Кремле в договоре о дружбе и сотрудничестве двух стран, когда Каддафи приезжал в Москву в 2008 году. $4 млрд Россия потеряла только от введения оружейного эмбарго в 2011-м году. Я уж молчу о нефтяных контрактах – новые ливийские власти сразу дали понять, что российские компании обратно в страну уже не пустят. Что это, глупость или откровенное предательство тогдашнего руководства?

Сегодня ведущие дипломаты, преподаватели МГИМО, коллегия из института Стран Африки и Азии при МГУ, в один голос заявляют, «поддержка резолюции ООН» стала проявлением слабости, недальновидности и является тактическим просчётом руководящих чиновников. Это цена за провозглашенный Медведевым сразу после вступления в должность президента курс на Запад, тесное сотрудничество с ЕС и погоня за безвизовым режимом, либерализацию экономики, привлечение инвестиций из крупных западных компаний.

Вспомните, сколько тогда говорилось о «модернизации», «россиявперед» и прочих громких словах, которые, как и все проекты «айфончика» (так называли тогдашнего президента за идолопоклонничество перед западными технологиями) оказались пшиком. Вспомните «Сколково», который раскручивали на весь мир в 2011 году, и который в итоге стал известным лишь благодаря коррупционному скандалу, связанному с депутатом, ныне активно защищающим нацистский режим на Украине.

Прошло пять лет, и сегодня Россия начинает исправлять те преступные ошибки.

Хочу напомнить еще одни исторические слова Каддафи: «Будь ещё в мире Россия, настоящая Россия, единая и великая Россия, защищавшая слабых, вы не посмели бы (бомбить Ливию). Но её нет, её нет, и вы торжествуете». Ее действительно не было тогда, когда Запад рвал на части Югославию. Ее не было тогда, когда Москва стыдливо закрыла глаза на варварское уничтожение Ливии. Ее не было тогда, когда она выкручивала руки Асаду в начале его противостояния с террористами в собственной стране.

Но она есть сейчас. И за последние годы весь мир смог в этом убедиться.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Александр    

    Медведев между прочим получил орден за заслуги перед Отечеством. В 2015 указом президента.Вот вам и персональная ответственность за голосование в совбезе ООН и Сколково. Так что Димон — патриот, не надо ля-ля!

    Рейтинг: 0
    1. Роман    

      А какие у него заслуги перед отечеством, помните?

      Рейтинг: 0
      1. starpom    

        Плюшевый кресло грел для Темнейшего весь срок :)

        Рейтинг: 1
      2. Александр    

        Даже не представляю. Потому и удивляюсь. И ничего не понимаю.

        Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.