shadow

Приднестровье: внутривластные разборки могут взорвать республику


shadow

10р

С момента развала Советского Союза Приднестровье было одним из самых стойких оплотов русского мира за пределами России. Несмотря на то, что политическая палитра республики относительно богата, практически все ее партии можно смело называть пророссийскими. Во всяком случае такова их декларируемая позиция. Однако в последние месяцы Приднестровскую Молдавскую Республику охватил самый острый за почти что четверть столетия кризис. Будущее, наверное, самого успешного из непризнанных и частично признанных постсоветских государств окутал тревожный туман.

Как успешную мы можем охарактеризовать республику из-за наличия у нее всех основных атрибутов государственности: четко очерченной территории, закона, герба, флага, вооруженных сил — а также из-за стабильно функционирующей в течение долгих лет экономики. Хорошо развитое хозяйство в совокупности с российской помощью долгие годы позволяла поддерживать в ПМР уровень жизни даже более высокий, чем в Молдавии, от которой Республика, собственно, и откололась.

Казалось бы, все было хорошо, но спокойная жизнь Приднестровья оказалась омрачена грандиозным скандалом — депутаты Верховного совета обвинили президента Шевчука в коррупции и госизмене.

Кризис в республике может оказаться частью масштабной политической игры, в которую вовлечены сразу несколько государств региона. Сторонами конфликта стали действующий президент ПМР Евгений Шевчук, занявший свой пост благодаря ловкой игре на противоречиях между различными политическими силами республики в 2011 году, и контролирующая 2/3 парламента партия «Обновление», за которой стоит корпорация «Шериф», владеющая, по некоторым оценкам, примерно половиной всех приднестровских экономических мощностей.

Отношения главы ПМР с Верховным советом уже давно далеко не теплые, и не будь Приднестровье фактически президентской республикой, Шевчуку давно бы уже пришлось несладко. Однако на фоне приближающихся президентских выборов парламентарии словно забыли о всех рычагах власти, находящихся в руках действующего главы государства, и устроили на него настоящую атаку, кульминацией которой стали публичные обвинения президента в коррупции и государственной измене, прозвучавшие из уст вице-спикера парламента Галины Антюфеевой.

Главу ПМР Шевчука обвиняют в создании сети офшорных фирм, сидящих на шее у крупнейших государственных предприятий, в единоличном решении временно не платить приднестровцам часть пенсий и зарплат, в допуске молдавских таможенников на приднестровские таможенные пункты, что со стороны выглядит как покушение на «часть» государственного суверенитета республики.

По подсчетам парламентария, деятельность президента обошлась республике в 100 миллионов долларов, которые он теперь должен вернуть в казну.

Сам президент республики Евгений Шевчук обвинения Антюфеевой опроверг в жесткой форме:

Это просто откровенная ложь, которую я могу оценить, как переход некоторых политических деятелей в активную предвыборную стадию подготовки или уже реализации президентской кампании.
Евгений Шевчук

Но есть вещи, которые президенту опровергнуть сложнее, — полеты за рубеж, дорогие европейские покупки, роскошный образ жизни жены Шевчука Нины Штански. Обо всем этом жители республики знают и говорят, что льет воду на мельницу Антюфеевой.

Обвинения в растратах и роскоши проходят на фоне жесточайшего экономического кризиса. После переворота на Украине новые киевские власти назло Москве фактически перекрыли восточную границу республики, перебросив туда национальную гвардию и прекратив с нею всякий товарооборот. С запада Тирасполю «гайки закрутил» официальный Кишинев. Плюс на фоне собственных проблем помощь республике резко сократила Россия.

И тут же оказалось, что, как гласит народная мудрость, свято место пусто не бывает — «налаживать мосты» с Приднестровьем, физически оторванным от РФ, бросился Евросоюз

Европейцы предложили республике создать режим максимального благоприятствования в контексте торговых преференций, предоставляемый Молдавии, и одновременно открыли для ПМР ряд грантовых программ, в том числе ориентированных на поддержку предпринимательства.

В сложившейся ситуации самой заинтересованной в пресловутой евроинтеграции силой может оказаться холдинг «Шериф», фактически контролирующий, как мы уже говорили выше, половину экономики ПМР и большую часть приднестровского парламента.

Конечно, население республики настроено пока исключительно пророссийски — причем количество сторонников России среди молодежи не меньше, чем среди людей старшей возрастной категории.

Однако в ходе президентской кампании все силы могут использовать пророссийскую риторику, но на практике после выборов, сконцентрировав в своих руках всю полноту власти, новая элита Приднестровья способна повести себя совершенно по-другому.

Совсем не исключен сценарий, произошедший в 90-е годы с украинским президентом Кучмой, который победил в первый раз благодаря разговорам о любви с Россией, а потом резко стал «многовекторным».

В сложившихся условиях достаточно важна позиция официального Кишинева. В Молдавии электорат сегодня можно разделить условно на три основные группыц. Первая — сторонники сближения с Россией (пока это группа является самой большой). Вторая — прозападные неолибералы, сторонники действующей власти. Третья — националисты-унионисты, требующие объединения с Румынией.

Первые неудобный для себя приднестровский вопрос стараются трогать пореже, вторые традиционно требуют любой ценой присоединить ПМР к Молдавии, третьи же недавно предложили оригинальный вариант — передать ПМР под юрисдикцию Украины в обмен на некоторые земли в Буковине и Южной Бессарабии, дабы не наращивать в Молдавии количество сторонников России, способных поменять объединению с румынскими «братьями».

Однако само население ПМР ни в Молдавию, ни в Украину, ни в ЕС идти не желает категорически. Для него приемлемым вариантом является только воссоединение с Россией и, как временная мера, существование в форме независимого государства. И если по результатам выборов что-то пойдет не так, люди могут вернуть ситуацию в устраивающее их русло в достаточно жесткой форме.

Как поведет себя в этом случае Молдавия — сказать сложно. Сама она точно не решится на применение силы, но в сложившейся ситуации помощь ей может попытаться оказать постмайданная Украина, которая только и ждет случая спровоцировать Россию на открытый конфликт. Ведь в ПМР живет порядка 200 тысяч граждан Российской Федерации, которых Москва обязана защищать любой ценой…

Кстати, крупные российские инвесторы сейчас из Приднестровья почему-то начинают уходить. Причин тому может быть несколько — от ожидания конфликта до исчезновения рынков сбыта, которое связано с кишеневско-киевской блокадой. Но этот знак в любом случае не предвещает жителям республики ничего хорошего…

Сложившаяся ситуация является весьма непростой не только для ПМР, но и для России.  Окончательный уход пророссийского Приднестровья с сотнями тысяч российских граждан под юрисдикцию Запада может оказаться огромной моральной победой Брюсселя и Вашингтона. Военный же ответ из Приднестровья на возможные провокации официального Киева и Кишинева приведет к новому витку санкций и усилению противостояния между Западом и Россией.

Если бы Москва больше влияла на тираспольские процессы в предыдущие годы, возможно, существующий кризис и не возник бы, но РФ была предельно демократична и никому ничего диктовать не желала. Сложившаяся сегодня ситуация в республике — прекрасный повод для работы над ошибкам.

Очевидно, что внешняя политика России должна быть еще более активна. Нам нужно искать новые геополитические рецепты решения международных проблем, иначе нас постепенно просто «съедят». Пока же тактически стоит сосредоточиться на разъяснении ветвям власти Приднестровья, что реализация на практике российских рецептов образца осени 1993 года, возможность применения которых, похоже, рассматривают обе стороны конфликта, — это не лучшая идея. И что стоить им это может очень дорого.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.