shadow

«Вызываю огонь на себя»: почему подвиг российского офицера в Сирии вызвал такую восхищенную реакцию Запада


shadow

Окруженный террористами ИГИЛ (запрещенной в России террористической организации) офицер сил специальных операций вызвал огонь на себя. Уничтожил террористов, но погиб сам… В западной прессе его назвали русским Рэмбо, сопоставив с героем из американского боевика, когда один вопреки всему — воин. Храбрый, бесстрашный, справедливый. Им оказался парень из оренбургской глубинки — Александр Прохоренко. С внешностью, далекой от образа голливудского супермена.

31 марта о спецоперации в Сирии отчитался начальник Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенант Сергей Рудской. Офицер сил специальных операций Александр Прохоренко погиб двумя неделями раньше. Он так и не узнал, какую важную роль сыграл в освобождении Пальмиры. Древний город расположен в центральной части Сирии. Оттуда открываются дороги на Дамаск, Хомс, Хама, Алеппо, Ракку, Дэйр-эз-Зор. К началу марта у Пальмиры обосновались более 4 тыс. боевиков, до 25 танков и БМП, свыше 20 единиц ствольной и реактивной артиллерии, около 100 комплексов ПТУР, более 50 пикапов с тяжелым вооружением. Это не считая минометов и стрелкового оружия, грузовиков, начиненных взрывчаткой, зомбированных террористов- смертников… В ходе всей операции самолеты российских ВКС наносили удары исключительно по выявленным объектам террористов.

Две ракетницы

По словам военных, некоторые объекты боевики хорошо маскируют. С воздуха видно далеко не все. Поэтому в логово врага забрасывают разведчиков и наводчиков. Целую неделю игиловцы не знали покоя. Бомбили их так сильно, что работу диверсантов заметили. Игра в «кошки-мышки» началась. Террористы бросили на это лучшие силы. Обнаружив русского офицера, атаковали. Пути назад отрезали шквальным огнем. Помощи ждать было неоткуда. Александр Прохоренко оказался в плотном кольце окружения…

— Во время спецопераций в Чечне нам давали две ракетницы, — вспоминает спецназовец оренбургского СОБРа Игорь Яковлев (фамилия изменена. — Ред.).

— Одна из них стреляла зеленым, что означало «свой». Другая давала в воздухе красный. Это воспринималось уже как «чужой». То есть всего два сигнала, чтобы привлечь авиацию. Попадать в плен, понятно, никто не хотел. При самом плохом раскладе отстреливались до последнего патрона. А если заканчивался рожок, вступали врукопашную. Оказаться в плену считалось равным смертному приговору — пленников они не щадили. В Сирии то же самое. Я прекрасно понимаю бойца. Игиловцы никогда бы не оставили его в живых…

С 7 по 27 марта ВКС России выполнили около 500 боевых вылетов. По террористам ИГИЛ было нанесено более 2000 прицельных авиационных ударов. По наводке с земли самолеты в куски разнесли плацдармы боевиков и артиллерию на всех господствующих высотах. Они отрезали террористов от снабжения горючим и боеприпасами со стороны соседних Ракки и Дейр-эз-Зора. 23 марта подразделения сирийской армии вновь перешли в наступление. Спустя четыре дня над Пальмирой был установлен полный контроль.

«Мы ничего не знаем!»

На родине Саши Прохоренко, в российской глубинке (село Городки, Оренбургская область), о войне в далекой Сирии знают лишь с экранов телевизора. Но боль родителей Саши, потерявших любимого сына, сельчане восприняли как личное горе. В селе на 600 жителей все знают друг друга и прекрасно помнят парня, который в детстве гонял мяч с соседской ребятней…

Чтобы узнать об Александре, мы отправились в Городки. Дорога до райцентра нормальная, а на село — ухабистая грунтовка. Около 10 километров она петляет между берез и холмов. Казачья станица Городки как раз расположена в конце длинной рощи. — Не подскажете, где дом Прохоренко? — интересуемся у первого попавшегося прохожего. — Да вон он, на окраине, — махнул рукой мужчина. Кирпичный дом, окрашенная серебрянкой калитка. На улице ни души, даже собаки не лают. Стучимся в дверь. Бесполезно. Хотим уйти, но вдруг она открывается. Хозяин немногословен, сразу же приглашает в дом. — Проходите, раз приехали издалека.

Разговор вряд ли получится… Комната светлая. В ней по-домашнему уютно и тепло. Фотография Александра Прохоренко — на самом видном месте. Рядом с портретом стоят иконы, горит восковая свеча. Мама Саши

Наталья Леонидовна — в черном платке, все время плачет. Достаем номер «Комсомолки». Показываем заметку о подвиге российского офицера. Отец недоверчиво берет газету в руки, нервно листает, надевая очки. Читает бегло и жадно.

— О смерти сына военные сообщили без подробностей, мы ничего не знаем, — говорит Александр-старший. — Скажу только одно — это тяжкая утрата для нас… Душу — Богу, сердце — женщине, долг — Отечеству, честь — никому!

Это старый казачий девиз. Александр Прохоренко-младший следовал ему с самого детства. Карьеру офицера выбрал еще будучи школьником. Учился в основном на отлично. Увлекался точными дисциплинами, нажимал на физкультуру. В свободное время помогал родителям или гулял с друзьями. Благо село Городки, где родился и вырос Саша, дружное. Люди не просто знают друг друга. Семьи связывают многолетние казачьи традиции. Здесь свято чтят заветы своих дедов и прадедов.

— Для нас он был Проха, — говорят друзья Александра Прохоренко.

— Справедливый, порядочный, добрый. Окончил школу в 2007 году с серебряной медалью. С отличным аттестатом поступил в Смоленскую военную академию противовоздушной обороны. — Учился легко, окончил вуз с отличием, — вспоминает знакомый героя Евгений.

— Все жители села радовались за него. Кстати, его младший брат Ваня тоже в Смоленске. Ему 19, он учится на втором курсе этой же военной альмаматер. — Жену Саши зовут Катя, — сообщили в Городецком сельсовете. — Вы даже не представляете себе, как он был счастлив! Любил супругу сильно, заботился о ней, делал дорогие подарки. Они с ним даже внешне чем-то похожи. «А вы не брат и сестра?» — шутили у них на свадьбе… — Был у нас в селе герой, который погиб, выполняя интернациональный долг в Афганистане, — вспоминает местная жительница Наталья, вытирая слезы. — Теперь весь мир узнал о Городках из-за героической гибели Саши. Папа Саши — наш лучший механизатор, воспринял это все болезненно. Он у нас в передовиках был, а мама Саши работает уборщицей в администрации села. Ни с кем сейчас не общаются.

— Вы поймите, пока тело Саши не предано земле, мы не хотели бы о нем рассказывать, — говорит одна из учительниц. — Придет время — все расскажем. И проведем вечер памяти. У нас же в школьном музее хранится фуражка, которую Саша оставил брату. Александр окончил школу 9 лет назад, в 2007 году, с серебряной медалью. Парень был не только большим умницей, но и очень спортивным. Мастерски играл в лапту, отличался выносливостью, в кроссах неизменно приходил первым.

Для семьи сделают все

Об этом заявил губернатор Оренбургской области Юрий Берг. 30 марта он навестил родителей Александра Прохоренко: лично выразил соболезнование, справился о проблемах. Горе семьи невозможно передать словами, — отметил Юрий Александрович, вернувшись. — Родителям героя переданы слова поддержки от имени всех жителей Оренбуржья. Александр ведь отдал свою жизнь, вызвав огонь на себя. Мы вместе скорбим по поводу гибели нашего земляка, его имя навечно останется в наших сердцах. Память об Александре Прохоренко, о простом оренбургском парне, отдавшем жизнь ради жизни на земле, будет увековечена, — сказал Юрий Берг. — Именем героя будет названа улица в Оренбурге.

Автор: Максим Боталов

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.