shadow

Обитатели соцсетей выгнали чиновников чинить дороги

В Самаре дороги - предмет извращенной гордости.В Самаре дороги - предмет извращенной гордости.


shadow

И даже умудрились поссорить самарского губернатора с Кремлем

ПО КОМ ПОСТИТ БЛОГЕР

Разумеется, я начну статью с «Ох, Самара-городок, беспоко-о-ойнай-я я…».

Нет другого выхода. К приезжающим на родину жигулевского пива (ну тем, кто постарше) это прилипает. У «самаритян» от мотивчика зубная боль, но нам, мордве, ничего. Нравится.

Мы сидели с губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным(когда-то мы с Николаем Ивановичем служили в Мордовии, он, как обычно, губернатором, я — журналистом) в прекрасном доме на берегу Волги. И задумчиво ели саранские конфеты.

Я Николаю Ивановичу сочувствовал. Губернатор был в состоянии изумленном. Он жестикулировал и все повторял: «Думают, что я их блогерам заказал? Ну дураки! Я им так и говорю — я же сам про себя знаю, что никого не заказывал!»

— Как же вас угораздило с блогерами связаться, Николай Иванович!.. — вздыхаю. — В какой скандал-то угодили, до уголовного дела дошло.

Губернатор махнул рукой: черт знает что.

КРЕПКИЙ ХОЗЯЙСТВЕННИК И ИНТЕРНЕТ

Никогда не думал, что крепкий хозяйственник Меркушкин, экс-глава аграрно-молчаливой Мордовии, где избиратели отчаянно голосуют за Путина и «ЕдинуюРоссию» (под сотню процентов, а разок, говорят, случилось даже более), так заинтересуется интернетом. Где интернет, а где великий Николай Иванович! Я просто не мог представить, что когда-нибудь один из последних губернаторов-тяжеловесов скажет:

— Здесь, в Самаре, я почувствовал, что блоги читает большинство управленческой элиты. Уже к обеду все знают, что написал Кондратьев,Ермоленко, Нехорошев (популярные самарские интернет-деятели. — В. В.).

— Николай Иванович, бог с вами. Кто вообще этих политических блогеров читает?! — пожимаю плечами, припоминая, правда, что и сам зачем-то держу в Фейсбуке в друзьях пару механических дятлов, каждый час выставляющих ура-патриотические ссылки.

Но губернатор все пытался объяснить мне, что без блогеров не обойтись.

— Представьте сферу, — вдруг предложил Меркушкин. — Внутри народ (чертит в воздухе невидимую схему), а сверху тоненькая оболочка — блогосфера. И информационное поле опирается на эту оболочку, формируя тренды… Народ не имеет представления о вещах, которые реально происходят в области, а у некоторых блогеров бывают интересные мысли или информация и даже конкретные предложения.

— Но (вздыхаю неловко) вы же знаете — у вас такое из-за них творится. Как бы Мутко или Сечин не обиделись…

Самарский губернатор Николай Меркушкин: - Ну дураки! Я сам про себя знаю, что никого не заказывал. Фото: Юрий СТРЕЛЕЦ/РИА Новости

Самарский губернатор Николай Меркушкин: — Ну дураки! Я сам про себя знаю, что никого не заказывал. Фото: Юрий СТРЕЛЕЦ/РИА Новости

Меркушкин посмотрел на меня внимательно.

— Спрашивал у Мутко. Говорит — чушь, даже не читал! И ты тоже в голову не бери, — посоветовал Николай Иванович, которого ох как жестоко подставила «тоненькая оболочка».

«ДОРОГОЙ, СУКА, МЭР»

О том, как самарские блогеры «аццки» (адски — перевожу с интернет-жаргона. — В. В.) обошлись с собственным губернатором и как появилось уникальное для России уголовное дело, где упоминаются люди заоблачные. Сакральные. Главы госкорпораций, лидеры думских фракций, священные фамилии из администрации президента…

Об этом самарском чуде расскажу чуть позже (прием старый, но проверенный — автор интригу держит☺). Тем более что привела меня в Самару совсем другая история. Командировка началось с солнечного пустяка.

Однажды местный поэт-блогер Александр Гутин вернулся домой сильно злым, включил компьютер и написал матерно (замененные нецензурные слова помечены кавычками):

«Дорогой мэр нашего города! Милый моему сердцу Олег, сука, Борисович! «Восхитительно» (скрепя сердце правлю блогера с помощью Сергея Шнурова и его «Лабутенов» — ради Роспотребнадзора. — В. В.) любимый всеми товарищ Фурсов! Знали бы вы, что на дорогах у нас творится «восхитительный» «песец», ад и пакистан… Не иначе происки Обамы! Я сегодня полдня провел в дороге длиной пять километров. Два раза застревал, спасибо лопате и трем добрым людям, вытолкали мою нелегкую машинку.

И что примечательно. Я не видел ни одного трактора, ни одной снегоуборочной машины. Ни «чего». Ни «чегошеньки». Ни «чегошушеньки».

Домой я, конечно, вернулся. Грязный и мокрый, как говно, с согнутой лопатой… Ладно, мне вы, Олег наш сука Борисович, вряд ли заплатите, это понятно. Но лопату, блин! Лопату возместить хотелось бы, раз снегоуборочную технику «спионерили». И вертолет все-таки купите, на дорогах «восхитительный» холокост. А в целом претензий к вам нет, товарищ Фурсов. Мы вас как не замечали, так и дальше будем. Впрочем, как и вы нас. Так и живем».

Вредный блогер Гутин достучался до властей, пользуясь всеми возможностями родной речи (ненормативная лексика вычеркнута цензурой «КП»).

Вредный блогер Гутин достучался до властей, пользуясь всеми возможностями родной речи (ненормативная лексика вычеркнута цензурой «КП»).

АПЛОДИСМЕНТЫ, ПОЛИЦИЯ И ПОНЯТЫЕ

На следующий день блогер Гутин проснулся ох…, то есть «восхитительно» знаменитым (раньше он был просто известным поэтом, что ныне для России, согласитесь, почти ничто). Российский инет рукоплескал. 45 тысяч лайков. Тысячи перепостов…

Почему? А давайте честно, дорогой читатель. Вам разве иногда не хочется нащупать рядом с собой мэра, губернатора или гаишника? Не хочется чуть поговорить с ним нормально? Как Гутин. Буквально на пару секунд, на пару реплик! Это хочется утром в пробках, это хочется, когда ищешь место для ребенка в детсаду, это хочется в очереди к врачу или в магазине с учительской зарплатой или пенсией. Но особенно это хочется весной, когда асфальт с дорог уходит вместе со снегом. И особенно в Самаре, где дороги — предмет извращенной гордости. Тут любой таксист, обнаружив в тебе москвича, начинает издеваться. Причем надрывно — над самим собой. Мол, смотри, какая дорога. Думаешь, это промышленная окраина? Не-е-е. Это центральная улица. И в прошлому году ее ремонтировали…

— Восхитительный песец, ад и пакистан, — подпрыгивая на колдобинах, вспоминаю поэта-блогера Гутина. — А промышленные окраины?

— Там и «КамАЗы» колеса оставляют, — смеется над родным городом самарец…

Дальше еще смешнее — потому что времена для российского народа интересные. Полезные. Его, богоносного, воспитывать взялись… Вот и к Гутину приходит полиция. С понятыми. Выяснилось, что мэр обиделся и написал на блогера заявление.

«Я терпимо отношусь к критике, — написал мне на гербовой бумаге мэр (с жителями и с журналистами Фурсов встречается редко, но ради назойливого спецкора «КП» смягчился, решил ответить, но письменно). — За это время я лишь дважды среагировал на острые публикации в блогах. Но когда критика переходит границы и опускается до хамства, терпеть это невозможно. Я обратился в правоохранительные органы, Роскомнадзор и прокуратуру не с просьбой о возбуждении уголовного дела, а в связи с использованием нецензурной лексики в открытом доступе. Поскольку в оскорбительной манере и форме критика была направлена против меня, она по сути являлась публичным оскорблением представителя власти при исполнении должностных обязанностей».

В итоге уголовное дело разрослось до статьи «клевета».

Блогер Гутин: - Дороги у нас в Самаре кроются исключительно матом! Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Блогер Гутин: — Дороги у нас в Самаре кроются исключительно матом!Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

СКАНДАЛ В СЕТИ ЯВИЛ ЧУДО

— Почему он подал на меня, а не на те службы, которые некачественно укладывают асфальт?! — грустил блогер.

Мы сидели в кафе, куда я добирался по самарской дорожной разрухе целый час, причем в душе успев проклясть не только мэра. Но мне все-таки пришлось собраться и выдавить из себя:

— А вот зачем материться и публично оскорблять чиновников, Александр?

— Мы привыкли, что миллионы людей пишут в никуда, — пожимает плечами блогер. — Я написал ровно то, о чем говорят все нормальные люди в такой ситуации.

— А без мата никак нельзя?

— Ну вы что (машет рукой). Невозможно! Поэт Константэн Григорьев из «Куртуазных маньеристов» писал: «Я раньше славил поцелуй, стремленье чувств, любви смятенье, но я заметил — скажешь… И тут же в зале оживление». Ну народ у нас такой!

И Гутин оказался прав. Скандал в интернете явил чудо. Пусть ценой уголовного дела, но блогер своим матом выгнал на улицы толпу рабочих, которые пытаются хоть как-то заделать дороги. Городское хозяйство, получив от блогеров мощный пинок, зашевелилось. И снова пообещало приступить к ежегодному латанию дорожных дыр.

Правда, теперь поэт побаивается не столько уголовного дела, сколько… своих собратьев — самарских блогеров. На интернет-завалинке пошли скользкие слухи.

— Вот какой у нас народ! — хмурится Гутин. — В кои веки в нашем самарском болотце кто-то открыл рот! Никого не устраивала такая жизнь, но считается: тот, кто открыл рот, либо на кого-то работает, либо сам куда-то метит. Если вы не хотите, чтоб я воевал за ваши дороги и за ваш город, воюйте сами — это ваши проблемы! Я официально заявляю — ни в депутаты, ни в мэры не собираюсь, никто мне не платит. Я кормлю себя сам!

КТО ЗАКАЗАЛ ЗЮГАНОВА?

После анекдота с Гутиным я начал понимать, почему мордовский варяг губернатор Меркушкин свое ментальное «покорение» Самары начал с блогеров. Купеческий город на Волге всегда себе на уме, а по активости в блогах (как тут считается) в почетной тройке с Москвой и Петербургом.

Здесь блогеры ведут телепередачи, где гремят хит-парады самых интересных постов. Здесь как-то даже пытались создать электронное правительство. Да и вообще, как заметил знакомый, бывало придешь на пресс-конференцию, а в зале из прессы три человека. Остальные — блогеры.

И, казалось бы, Меркушкин успешно приручил интернет-братию, как факир приручает ядовитых змей. Вызывал их на встречи, рассказывал о планах, даже в родную Мордовию свозил — чтоб показать, какое восхитительное будущее их ждет.

Правда, блогеры приняли продвинутого губернатора с тихим изумлением.

Один из них — Дмитрий Лобойко — с улыбкой вспоминает:

— Меркушкин поражает своим масштабом. Однажды на встрече с блогерами он сообщил — в правительстве завелись либералы-вредители, они и продают Россию. Николай Иванович иногда забывал, что мы вообще-то можем такое понаписать! (Смеется.) Я спрашиваю: «Николай Иванович, вы же у власти целые десятилетия, вас раньше все устраивало, а тут вдруг — либералы, вредители»? «Не все так просто, — отвечает, — там враги, которыми американцы руководят, и их так просто не вычистишь.»

В общем, слишком простодушна оказалась самарская власть, слишком доверчива.

В уголовном деле будет указано — блогер Дмитрий Бегун (если верить билингу телефонных переговоров) часами просиживал ночью в резиденции гостеприимного губернатора. Где Меркушкин (если верить обвиняемому блогеру) указывал, кто следующая жертва… для травли в интернете.

В деле Бегуна вообще много фантастического.

Сначала его задержали за банальное вымогательство 3 миллионов рублей у одного из местных бизнесменов. Но в деле вдруг появляется еще одна статья — «клевета» (как и у шутника Гутина), и Бегун вдруг начинает давать очень странные показания о своем сотрудничестве с властью. Например: Меркушкин лично заказывал компромат на ряд ослепительных лиц — главу «Ростеха» Сергея Чемезова, главу «Роснефти» Игоря Сечина, секретаря генсовета «Единой России» Сергея Неверова, почему-то лидера КПРФ Геннадия Зюганова и еще несколько страниц фамилий…

В Москве, говорят, о-о-очень удивились.

А Бегун продолжал рассказывать — что платили ему за работу 300 тысяч рублей ежемесячно, что деньги шли через ЗАО Новоульяновский завод ЖБИ (входил в холдинг Мордовцемента).

«Меркушкин подчеркивал, что это его личные деньги, которые он тратит за дружбу со мной, самарским блогером, — на видео, каким-то чудом попавшем в интернет, говорит следователю Бегун. — Речь шла о личной лояльности губернатору, выполнении его указаний на информационной сцене. Сборе информации о федеральных и местных политиках…»

Самое неприятное для самарской власти — что делу дал ход глава местного УВД генерал-лейтенант Сергей Солодовников — верный солдат Отечества, когда-то возбудивший дело против Алексея Навального по «Кировлесу».

«ДАВАЙ СДЕЛАЕМ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СКАНДАЛ»

По мнению противников губернатора, доброго, простосердечного Меркушкина подвела неосторожность.

— Бегун со своей командой черных пиарщиков и раньше обслуживал самарских мэров и губернаторов… — говорит депутат местной облдумы Михаил Матвеев. — Но никто никогда не сажал этих ребят к себе за стол, напрямую не давал указания, кого надо мочить.

— Подождите! — Машу руками. — Какой Сечин! Какой Зюганов! Как микроскопический Бегун со своим хилым блогом может мочить такую глыбу, как Неверов, прости господи! Это чушь.

— Чушь, — соглашается Матвеев. — Но у губернатора это называется «педагогика» — позвонит кто-нибудь, пожалуется на грязный блог Бегуна, а глава скажет — я не в курсе, конечно, но хорошо, поговорю… Бегун тут же снимает публикацию. И люди понимают — все в руках губернатора…

По мнению сторонников Меркушкина, «дело Дмитрия Бегуна» — оговор, измена, предвыборная провокация, месть соперников за заоблачный рейтинг губернатора (по мордовской традиции он выиграл предыдущие выборы с результатом 91,35%).

Но сам губернатор, кажется, до сих пор не понимает, «зачем это Диме?».

— Бегун взаимодействовал с властью, Дмитрий был на встречах, ездил в Мордовию, — качает головой Меркушкин. — Я не понимаю, зачем он так поступил. Зачем говорит то, чего не было (губернатор долго смотрит на Волгу). Думаю, когда его задержали, у него был резон сказать — я же с губернатором. Наверное, кто-то ему подсказал — давай сделаем политический скандал…

— Не жалеете, что вообще связались с блогерами?

— Я, когда приехал сюда, понял: официальная пресса ситуацию камуфлирует, сглаживает, — вздохнул губернатор. — А мне хотелось понять, разобраться в ней, в том числе с помощью блогеров…

И я понимал досаду Николая Ивановича. Самара при нем изменилась. Все больше здесь нашего, мордовского, родного. Вон «Паниковского» (так самарцы зовут главный свой монумент рабочего с крыльями) спрятали за симпатичной стеночкой а-ля Саранск, красивый чудо-стадион к чемпионату мира по футболу дозревает. В магазинах душа отдыхает — мордовские колбасы, сыры, конфеты… Осенью пора и выборы по-мордовски готовить — с рекордными для страны процентами.

А тут… «Эх, Самара-городок, беспокойная я»…

ПОСТСКРИПТУМ

Дмитрий ЛОБОЙКО, политолог:

Убили свободную прессу — и вдруг поняли, как ее не хватает

Дмитрий Лобойко. Фото: YouTube

Дмитрий Лобойко.Фото: YouTube

— А что вы хотите, когда в России почти не осталось свободной прессы, — пожимает плечами самарский блогер и политолог Дмитрий Лобойко. — Ее место и занимают блогеры. Да чиновники боятся независимых СМИ, но уже потом — на зачищенном информационном поле — вдруг понимают, как они были им нужны. А как еще разобраться с конкурентом? С помощью силовых органов — слишком грубо. Они же тихо подсиживают друг друга, строят финансовые схемы, воюют командой на команду. А где написать гадость про министра, когда очень надо? В «Российской газете»? Вот и используют политических блогеров, которых хоть и читают единицы, но люди нужные. Достаточно, чтоб прочел один человек в соседнем кабинете, от которого зависит твое повышение. А еще чаще — определенный человек в Кремле. Это симулятор общественного мнения для отчетов в администрацию президента — будто бы здесь с кем-то борются, кто-то кого-то побеждает. Хотя вместо общества здесь, может, давно пустыня, выжженная земля…

— А посредине поэт-матерщинник Гутин, честно описавший все это, — вдруг вспоминаю я лучшего блогера Самары. — Потому что послал все это на…

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.