shadow

Что Рамзан Кадыров сделал с Чечней

На проспекте В.В. Путина, что идет по центру Грозного, все по-другому


shadow

На днях Рамзан Кадыров пожаловался президенту на федеральное правительство и потребовал от Москвы дополнительных траншей. Исполняющий обязанности главы Чечни был категоричен: ему нужны деньги. И пока в Кремле вице-премьер Аркадий Дворкович получал задание разобраться в ситуации, корреспонденты «URA.Ru» вылетели в Грозный. Решили оценить, почему именно Чечня, а не любой другой регион РФ нуждается в повышенном финансировании. Мы встретились с приближенными Кадырова, послушали всезнающих таксистов, оценили «гвардейцев» республики и посмотрели, как живет Грозный. Подробности — в ФОТОрепортаже.

Кадыров, направив тревожное письмо Путину, перечислил проекты, которые отказывается финансировать кабинет министров Дмитрия Медведева. Это передача региону «Чеченнефтехимпрома», восстановление аэропорта Грозного и переселение людей из оползневых зон. Уже выделенных 3 миллиардов на аэропорт и переселение граждан республике мало.

Чтобы посмотреть на республику своими глазами, корреспонденты «URA.Ru» вылетели в Грозный. Перед полетом нас предупреждали: «Нельзя просто так взять и приехать в Чечню». Мол, опасно, людей похищают до сих пор.

Аэропорт Грозного, мягко говоря, не впечатлил. Человеку, имеющему лишь представление о щедром федеральном финансировании Чечни, будет неожиданно увидеть хоть и добротное, но небольшое здание. Двухэтажный типовой терминал мало чем отличается от воздушной гавани, например, в Тюмени или Ростове. Но одно отличие есть: на фасаде — огромные портреты обоих Кадыровых.

Никаких ВИП-залов и ресторанов мы не нашли, а вылетающих пассажиров выпускали через международный сектор. Внутренний был на ремонте.

Больше того — в основном здании не обнаружилось даже работающего туалета. Всем желающим предлагают воспользоваться отдельно стоящим павильоном на улице. Он неподалеку от стоящей перед фасадом аэропорта большой и красивой мечети.

На чьи деньги она была построена можно только догадываться, но этим вопросом и вылетающие, и прилетающие особенно не задаются. Пассажиров вообще немного, поскольку, как показалось, воздушная гавань Чеченской республики работает в режиме Грозный — Москва — Грозный. До столицы всего три рейса: один утренний и два дневных.

Возможно, поэтому и взлетно-посадочная полоса грозненского аэропорта, куда мы не очень мягко приземлились, показалась не сильно загруженной.

На проспекте В.В. Путина, что идет по центру Грозного, все по-другому. Нас удивил избыток рослых, бородатых и вооруженных людей, похожих на Рамзана. Это элита чеченского МВД.

Эту, одну из двух главных улиц (вторая — проспект Ахмат-хажди Кадырова) охраняют особенно хорошо. Все, с кем удалось пообщаться, отличались предельной вежливостью. После чистоты на улицах это то, чем любой двухметровый бородач в форме может поразить в первую очередь.

Местные таксисты, которые знают почти все, рассказывают о правилах отбора в элиту чеченского МВД. Кандидат в полк имени Кадырова-старшего должен простоять в спарринге против троих таких же как он, но опытных бойцов. Выдержав испытание, новый

сотрудник полиции получает форму со специфическими нашивками и зарплату в 40 тысяч рублей в месяц. А это вдвое больше, чем в среднем по республиканской экономике.

На свою «армию» Кадыров денег не жалеет.

Сила и власть в Чечне связаны: не будет одного — не будет и другого. Таково основное правило местной политики, и Рамзан Кадыров полностью ему соответствует. И если Кадырова-старшего, когда-то объявлявшего России газават, характеризуют словом «мудрость», то для его сына сила является главным средством достижения цели.

Люди, с которыми в первый день мы повстречались в Грозном, говорили разное, но общий смысл сводился, по сути, к одному: и новые дома, и относительно ровные дороги, мир в республике — дело рук Рамзана.

Его же творение — фешенебельный даже по московским меркам жилой комплекс «Ахмад». Из простых смертных никого не удивляет, что подсвеченные по вечерам высотки из стекла и бетона обнесены забором и хорошо охраняются. К входящим внутрь периметра обычно возникают вопросы, хотя мы их избежали и даже зашли в одноименный отель с видом на резиденцию главы региона.

Красивый особняк почему-то считается «частной территорией», которую даже фотографировать нельзя.

Республика времен Кадырова-младшего умеет удивлять. Отец нынешнего чеченского вождя, что ясно из снимков экспозиции в мемориальном комплексе, и сам жил скромнее, и таких денег на восстановление Грозного не имел. Но после прихода Рамзана в середине 2000-х столица превратилась в красивый город, по которому в дорогих авто ездят цивилизованные чеченцы.

Спустя 15 лет после войны диалог ведут уже не бандиты с оружием, а образованные люди, составляющие лицо национальной элиты.

Правильно сформулированные аргументы в переговорах с Москвой приносят республике куда больше денег, чем мог бы дать Аллах.

Кстати, про Аллаха и его пророка в Чечне не то что не шутят, не говорят всуе. Насколько серьезна роль религии, можно понять по пятничной молитве в мечети. После обеда жизнь в Грозном фактически останавливается. Главная на Северном Кавказе мечеть «Сердце Чечни» наполняется и чиновниками из окрестных министерств и ведомств.

В соответствии с «исламской демократией» и богатые, и бедные молятся вместе, только вот кого-то обыскивают тщательно, кого-то — едва-едва, а в тех, кого не обыскивают вовсе, угадываются гвардейцы Кадырова. Несмотря на это, ислам остается одним из сильных консолидирующих нацию механизмов, в том числе уравнивающих и бедных, и богатых

С бывшим пресс-секретарь Кадырова Зауром Цицаевым мы встречаемся в заведении общепита на проспекте Путина. В разговоре с нами Цицаев настаивает: случись ему стать к рулю — не осилит даже 5% той нагрузки, которая ложится на его бывшего шефа. Больше того, уверен, что такие люди, как Кадыров-младший, в начале третьего десятка лет своей жизни объединивший нацию, рождаются раз в 100 лет. Если не реже.

Тезисы из разговора с Цицаевым: Кадыров все помнит, он не спит и не дает спать другим, выводит республику из поствоенного состояния в ручном режиме. За последние 8-9 лет разъезды главы республики по ночному Грозному стали элементом национальной мифологии, хотя по местному телеканалу регулярно показывают выволочки хулиганам и не только им.

Уверенность в том, что «Рамзан сейчас где-то за рулем «Приоры и может в любой момент подъехать», мы слышали, и не раз. Об этом говорят на рынке, в магазинах, особенно таксисты. Их, и не только, впечатляет эффект от инстаграмм-аккаунта dtp95, куда можно скидывать сведения о нарушениях ПДД. Говорят, что об автохулиганах узнают лично Рамзан и начальник республиканской ГИБДД, а с хамящими чиновниками разбираются особенно жестко.

К вопросу о PR. Боятся кадыровского инстаграмм-аккаунта даже владельцы блатной серии номеров «К***РА95», что обычно вешают на авто не дешевле 3 млн рублей.

Столичный лоск двух главных грозненских проспектов слетает почти сразу, как только выезжаешь за пределы чеченской столицы. Это видно уже по дороге в Надтеречный район Чечни, куда мы решили съездить.

Богатый своими нефтяными промыслами, он всегда был для Чечни ключевым. Сюда за энергоносителями стремились нацисты. Во время первой чеченской войны прямо у скважин «самоварами» из нефти перегоняли бензин. Вторая кампания район почти не задела, но сейчас тут проблем едва ли меньше.

Первое, что рассказывают про эту часть республики местные жители, это оползни. «Там из-за них все обваливается: дороги, дома. Люди живут, конечно, но предприятий там нет. Была нефтепереработка, были заводы — и нет их. На кирпичи растащили давно», — еще рассказывала нам старенькая чеченка — администратор гостиницы в Грозном.

Слова женщины подтверждает таксист Вахит. С ним мы договорились поехать в «столицу нефтепромысла» Горагорск, куда из Грозного ездят на работу нефтяники. Куда они ездят и где находятся эти промыслы, наш проводник почему-то не знает. Но знает, что дорога в Горагорск регулярно осыпается.

Действительно, в окрестностях Горагорска нет ни малейших признаков нефтяного благоденствия, какое бывает хорошо заметно в югорских нефтяных городах. В поселках по дороге кое-где попадаются многоквартирные дома («Рамзан построил на московские деньги») и пара нефтекачалок с факелами горящей «попутки». И ржавый бункер (действующий или нет — неизвестно) с надписью «Роснефть».

Если бы не это и не специфический рельеф местности, район не сильно бы отличался от любой другой российской глубинки. Причем весьма небогатой.

Среди немногочисленных местных жителей одного из поселков нам удалось найти замглавы Надтеречного района. Сославшись на отсутствие у нас аккредитации на работу в республике, он отказался от общения и посоветовал отправиться в райцентр Знаменское. «Я устал уже от журналистов. Что вы хотите от меня?» — этими словами, намекая, что разговора не получится, встретил журналистов «URA.Ru» Сайдахмет Хаджиев.

Официального разговора действительно не получилось, но в разговоре «без цитат» Хаджиев объяснил, почему республике нужен Рамзан Кадыров. Прежде всего Рамзан — это власть и порядок, что необходимы для нынешнего поколения, выросшего в войне и беззаконии. По его мнению, главный сдвиг должен произойти в сознании людей, и его можно ждать не позже 2025 года. Тогда, уверен бывший милиционер Хаджиев, можно будет и сменить элиту. А пока — пока Чечне нужны деньги.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.