shadow

Ожидают ли русские ещё одну войну?


shadow

Если вы русский, вопрос вас удивит. С чего это кому-либо желать войны (горячей или холодной)? Но если вы американец и выросли, опасаясь «плохих русских», то такой вопрос вас нисколько не удивит. В конце концов, вся холодная война базировалась на главном предположении — русские/Советы хотят войны!

Несмотря на то, что они были союзниками во время Второй Мировой, дружба между Советским Союзом и США быстро сменилась напряжённым соперничеством. Всего через год после победы над нацистской Германией на Западе уже рисовали новое лицо Советов, «злобных русских», которые хотели только одного — мирового доминирования.

Это было бы абсурдным, если бы не вызвало столь мрачных последствий — многих лет страха по обе стороны Атлантики и растраченных ресурсов, которые можно было бы потратить на то, чтобы нормализовать жизнь людей.

После потери более 20 миллионов человек во Второй Мировой, испытав голод и опустошение разрушенной экономики и инфраструктуры, последнее, чего хотели Советы после Второй Мировой — ещё одной войны. У Советского Союза ушли десятилетия, чтобы восстановить страну. Люди жили в нищете, все стремились к нормальной жизни. Да, СССР строил оборонную промышленность — поскольку не хотел, чтобы на него снова напали. Но нападение никогда не было его целью!

Как же бывшие союзники стали противниками?

Страх перед Советским Союзом был вызван поначалу «длинной телеграммой» Кеннана, отправленной 22 февраля 1946 года из Москвы в адрес Джеймса Бернса, Госдепартамент, Вашингтон. Позже телеграмма была приведена в статье в Foreign Affairs под названием «Причины поведения Советов», где он изображал русских, как «слишком ненадёжных и недоверчивых, и чересчур озабоченных защитой своих границ». Часть «длинной телеграммы» Кеннана выборочно цитировалась, чтобы создать в обществе образ злобной России, которая только и ищет возможности захватить мир.

Вторая часть телеграммы, где утверждалось, что Советский Союз на самом деле намного слабее, чем США и не представляет угрозы для Америки, просто опускалась: «В сравнении с Западным Миром, как единым целым, Советы всё ещё намного слабее». Не просто слабее — экономика Советского Союза после войны представляла собой небольшую часть американской экономики. Но эту часть телеграммы игнорировали — достаточно было отправить телеграмму в Пентагон, и машина пропаганды начала действовать. В конце концов, производство вооружений очень выгодное дело.

Бывший премьер-министр Британии Уинстон Черчилль произносит речь в Фултоне 5 марта 1946 года.

5 марта 1946, вскоре после «длинной телеграммы» Кеннана, Уинстон Черчилль произнёс свою знаменитую речь о «железном занавесе» в Фултоне, штат Миссури. Черчилль предложил согласовать действия английских и американских военных, чтобы остановить распространение русского коммунизма, который, как он предупредил, стал «растущей проблемой и угрозой христианской цивилизации».

Бывший премьер-министр Британии, стоя рядом с президентом Трумэном, предупреждал, что лишь военный альянс англо-говорящих народов может предотвратить столкновение идеологий, ведущее к третьей мировой войне. Несмотря на соглашение 1945 года на Ялтинской конференции о послевоенном урегулировании, Черчилль утверждал, что Россия опускает «железный занавес» посреди Европы в попытке создать «сферы влияния».

Броские фразы речи стали новым языком холодной войны и создали образ России, как врага Запада. Черчилль настаивал, что Советы хотят войны, и что они планируют завоевать всю Европу. Бывший премьер-министр Британии предупреждал, что Москва понимает лишь силу, и чтобы остановить советскую «экспансию», Запад должен объединиться вокруг США, у которых есть необходимые силы — ядерная бомба».

Вскоре после того, как США убедительно продемонстрировали в августе 1945 года свои ядерные средства, Советский Союз создал собственное ядерное оружие и началась мрачная эра гонки вооружений и нагнетания страха с обеих сторон. Речь о «железном занавесе» в Фултоне превратила бывших союзников во врагов на много лет вперед.

                                  Образование НАТО и Варшавского Договора


Копия советского обращения 1954 года к НАТО.

Через год после смерти Сталина в 1953 году Кремль попросил о принятии в НАТО. В рассекреченном обращении, датированном 1 апреля 1954 года, Советское правительство просило западных руководителей «рассмотреть вопрос участия Советского Союза в НАТО», на что получило ответ, что «нереалистичный характер предложения не даёт права его обсуждать».

Почему Советы просили о присоединении к НАТО?

Естественно, кремлёвские руководители полагали, что альянс, объединяющий США и Советский Союз в борьбе против Германии может стать поистине альянсом обеспечения безопасности. После отказа у России не оставалось иного выбора, кроме как учредить свой собственный альянс безопасности, Варшавский Договор, который и был создан в 1955 году.

В 2001 запрос Кремля о принятии в НАТО снова оказался отвергнут альянсом. Москва снова слишком многого ожидала от так называемого «стратегического партнёрства», которое в итоге оказалось лишь пустыми словами.

Так почему же мы ведём новую холодную войну?

Период времени с первого президентского срока Владимира Путина и до сих пор отмечен медленным нарастанием напряжённости между США и Россией вплоть до того, что вторая холодная война стала новой реальностью. СМИ участвовали в этом, усиливая напряжённость, намеренно опуская или искажая информацию и создавая образ «тоталитарного режима» в России.

Вместо того, чтобы выявить истинные источники событий на Украине и в Сирии, ведущие западные новостные агентства возложили ответственность на Кремль, дойдя до заявлений о том, что Россия разжигает нестабильность на Ближнем Востоке и на Украине, стремясь распространить хаос на Европу. Такие заявления ни на чём не основаны, верно как раз обратное — нестабильность на границах России может нанести больший ущерб России, чем Европе.

Есть несколько причин возвращения конфронтации, но основная причина в том, что США не осознали желания России сотрудничать с Западом в начале 1990-х. США продолжали относиться к России с недоверием. Россию считали проигравшей, а попытка сотрудничества с Западом воспринималась как признак экономической слабости. Россию воспринимали, как нищего, который хотел понравиться, быть принятым в «клуб джентльменов». А эти «цивилизованные джентльмены» снисходительно соглашались сидеть с ней за изысканным столом, но только до тех пор, пока неуклюжий российский медведь оставался на цепи.

Типичная примитивная пропагандистская картинка, рисующая «агрессивную Россию» для западного общества.

Когда же медведь начал показывать зубы и время от времени рычать, джентльмены встревожились и задумались, не ошибка ли это — иметь дело со столь неизящным созданием? Их не волновало, что медведь никому не хотел зла — хищник есть хищник, и поступать с ним надо соответственно! Итак, началось приручение медведя.

Медленно, но верно начал создаваться образ «агрессивной России». И благодаря дезинформации об истинных причинах войны в Грузии и на Украине мы получили ту высшую точку, которую «предсказывали» «Си-Эн-Эн», «Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс» — «возрождающуюся Россию».

Как мы можем избежать конфронтации между двумя ядерными сверхдержавами, когда Вашингтон решительно настроен продолжать информационную войну, в которой столь же решительно настроен изображать Россию в дурном свете вне зависимости от действий самой России?

Как и во время первой холодной войны, вторая холодная война обладает идеологической подоплёкой, разве что теперь это не коммунизм против капитализма, а много полярность против одно полярности. Случилось так, что Россия не желает быть частью одно полярного мира. Случилось так, что это противоречит русскому национальному характеру — служить «высшему хозяину». Как она осмелилась ослушаться? Так уж случилось, ядерное оружие вовремя подоспело, чтобы встать на защиту национальной гордости и национальных интересов, когда Америка напрямую вторглась в российскую сферу интересов.

Неужели нынешнее состояние отношений США-Россия — результат того, что США любой ценой слепо следуют своей стратегии? В соответствии с доктриной Вулфовица государствам не позволяется иметь собственные национальные интересы, и никто не может стоять на пути глобального превосходства США:

«Наша главная цель — воспрепятствовать возникновению нового соперника, хоть на территории бывшего Советского Союза, хоть где-то ещё, который будет представлять угрозу того же порядка, какую представлял ранее Советский Союз».

В отношении Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии доктрина Вулфовица на скрывает своих целей:

«Наше основная цель — оставаться превосходящей внешней силой в регионе и сохранить доступ США и Запада к нефти региона».

В доктрине Вулфовица прямо говорится, что,

«Мы должны установить механизм сдерживания потенциальных соперников, чтобы они даже не помышляли о большей региональной или глобальной роли».

Россия явно стала камнем преткновения для американской цели «доминирования в регионе, ресурсов которого при твердом контроле было бы достаточно для создания глобальной власти».

Как и предшествующее поколение «рыцарей холодной войны», Вулфовиц предостерегает против возможной угрозы, которую представляет собой возрождённая Россия:

«Мы продолжаем осознавать, что коллективно войска, оснащённые обычными средствами ведения войны государств, ранее составлявших Советский Союз, обладают крупнейшим военным потенциалом во всей Евразии, и мы не отвергаем риски для европейской стабильности со стороны ответной националистической реакции внутри России или усилий включения в состав России новых независимых республик Украины, Белоруссии и, возможно, других … ….
Однако, мы должны помнить, что демократические перемены в России отнюдь не необратимы, и что несмотря на нынешние тяготы, Россия будет оставаться мощнейшей военной силой в Евразии и единственной страной в мире, обладающей возможностью разрушить Соединённые Штаты».

 

Несмотря на попытки России в течение двух десятилетий убедить США, что стратегическое партнёрство двух государств возможно и желательно, американское руководство никогда не воспринимало эти попытки всерьёз. Менталитет холодной войны никогда не покидал американскую внешнюю политику. Расширение НАТО и волна цветных революций в бывших странах Советского Союза только укрепили недоверие к США в России.

Джон Пилджер пишет:

«Сколько людей осознают, что началась мировая война? В настоящее время это война пропаганды, лжи и отвлечения внимания, но это может враз измениться с первым ошибочным приказом, первой ракетой».

«Прошедшие восемнадцать месяцев продолжается самое крупное после Второй Мировой войны развёртывание военных соединений — возглавляемых США — на западных границах России. Никогда со времён вторжения Гитлера в Советский Союз иностранные войска не представляли такой столь очевидной угрозы России. Украина — бывшая частью Советского Союза — стала тематическим «парком аттракционов» ЦРУ.

Устроив переворот в Киеве, Вашингтон плотно контролирует соседствующий с Россией и враждебный ей правящий режим: режим буквально запаршивел от нацизма. Известные парламентские фигуры на Украине — политические наследники печально известных фашистов из ОУН и УПА. Они открыто превозносят Гитлера и призываю к травле и изгнанию русскоговорящего меньшинства. В Латвии, Литве и Эстонии — совсем рядом с Россией — американские военные развёртывают полевые части, танки, оружие большой дальности. Столь чрезмерная провокационность в отношении второй в мире ядерной державы замалчивается на Западе».

Мы вернулись к страху и недоверию друг к другу, словно в 1946-м. Однажды мы уже были на грани ядерной войны, мы что, опять хотим того же?

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.