shadow

Кремль раскулачит сам себя

Экс-министр экономики рассказал, сколько денег у российского правительства за границей


shadow

Кремль продолжает раскулачивать сам себя, точнее — своих чиновников. Минфин подготовил поправки к закону о национализации элит, и в ближайшее время они будут внесены в Госдуму, а затем, естественно, приняты нижней палатой парламента.

Закон, запрещающий министрам, депутатам, сенаторам и просто госслужащим иметь зарубежные активы, был принят еще в 2013 году. Нынешний законопроект ставит еще больше запретительных заслонок: он не позволяет чиновнику передавать зарубежную собственность в трастовое управление или оставлять ее бывшим женам при разделе имущества. Логика закона такова: если у тебя есть деньги за границей, то депутатом, министром или даже просто человеком с небольшим портфелем ты быть не можешь, пока от этого зарубежного бремени не избавишься.

Все начиналось, как и водится в современной России, по американскому сценарию. В США президент и другие крупные чиновники не имеют права коммерческой деятельности. Поэтому тот же Обама, выиграв выборы, отдал свои ценные бумаги в траст. Это делается для того, чтобы чиновник не мог использовать служебную информацию об эмиссиях и инвестициях для личной наживы. Что вполне логично. Мы это правило позаимствовали в 2013-м.

А дальше вступила в силу древняя российская традиция: довести все здравое до абсурда. Грядущие поправки, запрещающие даже трастовое (доверительное) управление, вынуждают российских чиновников просто продавать свои зарубежные активы и переводить деньги в нашу «сберкассу». В условиях волатильности рубля это то же самое, что просто сжечь эти деньги или выбросить их.

И ради чего? Зарплата российского министра нынче не всегда дотягивает до 400 тысяч рублей. Это примерно как у цирюльника в Нью-Йорке. И какой состоятельный человек согласится стать госслужащим и даже целым министром при такой зарплате, если ради этой должности от него требуется избавиться от всего, что было нажито? То есть — превратиться из состоятельного человека в несостоятельного. Естественно, что очередь в кабинет министров, которая и так коротка, станет еще короче. А через какое-то время при такой динамике законотворчества на министерское или депутатское кресло смогут претендовать разве что бомжи.

Я вовсе не восславляю богатство успешных с точки зрения бизнеса людей и не приравниваю кошелек человека к его интеллектуальным и творческим способностям, которые были бы так необходимы нынешней власти. Наличие имущества и талант иногда не идут рука об руку. Такие гении, как Ван Гог или Мусоргский умерли в нищете, если даже не в канаве. Но большинство одаренных людей все-таки относительно богаты, то есть способности человека, как правило, монетизируются. И никогда, кроме большевистской и совсем уж современной России, честно нажитое богатство не возбранялось человеку, который согласился пойти в чиновники. Тем более что, как правило, чиновниками становятся по просьбе самого государства.

Исааку Ньютону его деньги не помешали сначала избраться в парламент, а затем стать управляющим лондонского монетного двора (это аналог современных должностей главы Минфина и ЦБ). Если бы в Англии действовал по-современному строгий российский закон, то автор трех фундаментальных законов физики не смог бы помочь своим интеллектом британской монетарной системе.

Впрочем, у законопроекта могут быть и плюсы. Мы спросили об их наличии у далеко не провластного ныне человека, оппозиционного политика, а в прошлом — министра экономики РФ Андрея Нечаева.

— Если человек идет на госслужбу, то он должен понимать, что накладывает на себя определенные ограничения в поведении, в том числе — и финансовом. Но, как писал Салтыков-Щедрин, строгость российских законов окупается необязательностью их исполнения. И я почти уверен, что те, кому это дозволено, все законы, касающиеся национализации элит, просто обойдут, как бы их ни ужесточали. Поэтому законопроект можно было бы приветствовать, но он не даст эффекта. Люди, которые настроены держать свои активы за границей, продолжат это делать. Если это запретят делать через бывшую жену, то появится бывший внук.

— Предположим, закон не будут обходить, а начнут исполнять неукоснительно. В таком случае люди, способные зарабатывать, останутся во власти или уйдут из нее, оставив кабмин одним беднякам и неудачникам?

— Я считаю, что ограничения на открытие официальных счетов за границей, принятое еще несколько лет назад, — это абсолютный абсурд. Если эти счета прозрачны, деньги заработаны законным путем, с них уплачены налоги — то почему нельзя их иметь? Это ограничение только принуждает лишний раз использовать технологии офшоров и трастов. А через такие схемы чаще всего проводятся деньги, полученные криминальным путем. И очень глупо, когда честно заработанные деньги заставляют прятать. Нужно сделать все наоборот: разрешить талантливому ученому или просто способному человеку, даже если он чиновник, размещать свои деньги на зарубежных счетах, не ставить ему препятствий. И — закрыть трасты, через которые часто идут криминальные деньги.

— Когда вы были федеральным министром, то держали свои деньги за границей и мешало ли это стране развиваться?

— У меня, как у академического ученого, был автомобиль «Жигули», других активов не имелось. Я иногда читал лекции за границей и получал там гонорары, но налоги за них платил в России. Так что в тот период ваш вопрос был неактуален. Но уже в ХХI веке я хочу сказать, что не нужно делать людей патриотами в финансовом смысле насильно. Глупо заставлять прятать официальную недвижимость или счета за границей. Если человек открыто показывает деньги и платит с них налоги, то это нормально. И нет смысла заставлять чиновника уводить эти деньги в тень. А препятствия для вывода за границу денег, заработанных на криминальных или полукриминальных схемах, ставить необходимо, с этим я согласен.

Источник

Фото MK

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.