shadow

Сталина на нас нет

Многие в России ждут Сталина, и даже не столько его самого...


shadow

Лучшая первоапрельская шутка 2016 года была посвящена Иосифу Сталину: какие-то мастера видеоарта сделали живописное фото о появлении на стене станции метро «Арбатская» старой фрески с изображением «кровавого тирана». Ложное явление Сталина народу вызвало бурную реакцию и приступ истерии – у кого от страха, у кого от восхищения. Понятно, что авторы искусно сыграли на одном из самых мощных и в то же время потаенных общественных настроений. Многие в России ждут Сталина, и даже не столько его самого, сколько «сталинских чисток» как символа и способа наведения жесткого порядка.

Да, об этом не принято говорить открыто, но историческим именем России который уже год является Сталин. По данным социологов, рост популярности Иосифа Виссарионовича выглядит довольно умеренным (по опросу «Левада-центра», с 27% в 2012 году до 40% в 2015-м), и это понятно – кто ж в России самое заветное будет озвучивать постороннему? Но каждый, кто хоть немного дышит общим со страной воздухом, прекрасно знает, насколько сильно выросло ожидание и даже требование к власти по наведению жесткого порядка, как со все большей настойчивостью люди выступают за ужесточение наказания виновных, за карательные меры к представителям элиты.

«Сталина на них нет!» – можно услышать уже не только от сталинистов, но в самых разных социальных группах – от молоденьких мамаш на детской площадке до бизнесменов и чиновников средней руки, которые, казалось бы, сами рискуют попасть под каток жесткого порядка. И сколько ни рассказывай в телесериалах и в исторических программах о преступлениях «кровавого режима», на фоне злоупотреблений и безответственности современной элиты сталинские методы управления представляются все более желаемыми.

Мощные внешние вызовы и новые масштабные задачи, вставшие перед Россией, контрастируют с непатриотичностью и гедонизмом значительной части богатой верхушки, привыкшей брать, а не отдавать. Несмотря на обилие антикоррупционных дел и посадок, процесс национализации элит происходит медленно и не поспевает за бурными событиями. Да, они не предали Россию после «Крым наш», но далеко не все воспринимают суверенитет как абсолютную ценность, а многие с раздражением подсчитывют убытки от санкций, контрсанцкций и падения цен на нефть. Они подчинились воле государства и лично Путина, но их персональная выгода им намного ближе государственной, а интересы русского мира многих просто пугают.

Народ, глядя на свадьбу миллиардера Гуцериева, расходы на которую сопоставимы с затратами на участие ВКС в боях за Пальмиру, волей-неволей вспоминает о сталинских трудовых лагерях. Показательна реакция на создение Национальной гвардии – в ней непременно хотят видеть возвращение то ли НКВД, то ли опричнины – в любом случае, орудия наведения справедливого порядка путем чистки элиты.

Однако ни НКВД, ни настоящая опричнина в современной России невозможны в силу известных законов истории. Так называемые сталинские репрессии 30-х годов были не личным произволом Сталина, как считают и антисталинисты, и сталинисты, но продолжением и одновременно реакцией на революционные репрессии предыдущих лет. Так называемый большой террор, как обстоятельно доказал Вадим Кожинов, являлся естественным продолжением «красного» и «белого» терроров, гражданской войны – он продолжал привычную практику Великой русской революции. В то же время это была, по сути, контрреволюция, русский термидор, возглавленный Сталиным, но отнюдь не зависящий исключительно от него.

Чистка большевистских элит была вызвана естественной необходимостью, внешними и внутренними вызовами, стоявшими перед СССР, и приняла форму физического уничтожения не по прихоти «кремлевского тирана», но по давней большевистской привычке. Если бы победили враги Сталина, сторонники мировой революции, они бы поступили с ним ровно так же, а русский народ бросили бы не на индустриализацию страны, а на растопку мирового пожара в качестве хвороста.

Перед современной Россией и лично Путиным не стоит такая угроза. По причине снижения пассионарности и накала нетерпимости борьба за власть не носит характера войны на уничтожение, а чистка элиты не подразумевает расстрелов и ГУЛАГа. Владимир Путин – как любой государственный деятель – вынужден действовать в рамках существующих исторических условий. Россия 2000-х – прямая наследница перестроечного СССР и демократической РФ 90-х, которым свойственны жуткая деорганизация, дезориентация и кадровая чехарда.

Стабильность эпохи Путина была не его личной прихотью, но была вызвана чутко уловленной руководителем необходимостью. Стратегия плавного восстановления и сосредоточения разрушенной страны, проводимая властью с 2004 года, исключала резкие движения и радикальные перемены, в том числе и в кадровом вопросе госуправления.

Однако в 2014 году Россия перешла в новую эпоху. Вся планета вошла в зону турбулентности, и все политические и экономические процессы чрезвычайно ускорились. И либо управленческим кадрам и элитам придется меняться в таком же темпе и столь же кардинально, либо им суждено погибнуть. Громкое заявление Грефа о «стране-дауншифтере» исходит на самом деле от внезапного осознания такой опасности. Но если Герман Оскарович призывает по старой либеральной привычке отдаться на волю глобального рынка, то в народе растут требования полной национализации элиты (со смещением таких, как Греф) и мобилизационного рывка.

Сталинская индустриализация как наиближайший пример успешного ускорения развития волей-неволей служит примером для большинства, хоть его повторение и невозможно в силу ряда причин. У современной России нет такого огромного человеческого ресурса, какой была армия относительно послушных крестьян, волей вождя направляемых на решение задач любой сложности. В современных условиях нельзя использовать такие средства принуждения – совершенно другой толщины кожа у людей. Равно как невозможно не учитывать уровень запросов и потребления основной массы населения. И ключевой момент – у Путина, в отличие от Сталина, нет в распоряжении такой мобилизационной и объединяющей идеологии, какой являлся на тот момент коммунизм. В 30-е годы XX века не существовало открытого мирового информационного пространства, от которого сегодня невозможно полностью отгородиться. Не говоря уже о том, что нынешняя индустриализация в условиях нового технологического уклада не требует огромного числа дешевой рабочей силы, в ней ставка делается на высококлассных специалистов.

Тем не менее у Владимира Путина есть все условия для проведения ускоренного переформатирования элиты и активной модернизации страны. Он как никто из сегодняшних государственных деятелей может опереться на поддержку свыше 80% граждан и их растущий запрос на кардинальные изменения. Необходимо запускать социальные лифты не только из глубинки в центр, что отчасти появилось с введением ЕГЭ, но и в обратную сторону – что можно сделать путем распределения рабочих мест по регионам.

Надо через тот же Общероссийский народный фронт и другие механизмы приводить в политическое поле качественно иные кадры, которые стремились бы созидать и творить, а не потреблять. Следует формировать новые требования к представителям элиты: ты занимаешь высокий пост, пока приносишь пользу окружающим; если перестал это делать – ты уже не элита и должен освободить место.

Государству нужны служащие ему, а не наживающиеся на нем. Как высказался маэстро Владимир Спиваков в 2012 году на церемонии награждения: «Я свято верю, что Россию ждет возрождение. Для этого нужно всего лишь, чтобы каждый человек из сокровищницы своей души смело отдавал самое лучшее, что у него есть. И еще нужно терпение. Мы вспомним слова Нины Заречной из «Чайки»: главное – это не блеск, не слава, главное – это терпение, умей нести свой крест и веруй. Я верую в Россию».

И, безусловно, чрезвычайно важно значительно повысить уровень ответственности граждан, как чиновников, так и бизнесменов, за свою деятельность и меру наказания за проступки. В том числе и с помощью правоохранительных органов – арестовывать и сажать любого вора и преступника, какого бы чину он ни был. Требуются, однако, не громкие информационные кампании, как в случае с Васильевой или Евтушенко, которые из-за бездоказательности обвинений вызывают только разочарование, а реальные доказанные дела и посадки.

Полная и окончательная национализация российской элиты неизбежна. Это вопрос выживания российского государства. Однако кровавых чисток «а-ля» 37-й не следует ожидать: ни «воронков», ни ГУЛАГа, ни «ежовщины» не будет, так как это методы совершенно иной эпохи. Сегодняшняя чистка элиты пройдет относительно гуманно и вежливо, с четкими юридическим процедурами. Таковы черты времени и современной России.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.