shadow

Селекция человека на Западе: от нацистской до либеральной


shadow

15р

Отечественные либералы-западники зачастую в своих высказываниях удивительно напоминают нацистов. Достаточно почитать какого-нибудь Шендеровича про «людей и существ, похожих на людей», посмотреть на противопоставление «людей с хорошими генами и светлыми лицами» и «мрачного мордорского быдла». Казалось бы, откуда у людей, которые ориентируются на очень просвещенную и не менее толерантную Европу, такой жуткий расизм? Давайте вспомним, кто действительно стоял у истоков деления на «людей» и «недочеловеков», как это всё было реализовано на практике и что получилось в итоге.

Как мы уже обсуждали в статье «Мессианство США: истоки, содержание и последствия», идея избранности и исключительности на основе успешности появилась на Западе столетия назад и стала основой мировоззрения зародившихся Штатов. Грандиозный технический прогресс ничего сущностно не изменил, но только придал этим идеям рекламный вид. Внешне демократическое движение по защите прав человека на самом деле было элитарным инструментом защиты прав «своих» при ущемлении прав «чужих». Популистская мишура скрывала истинную суть демократии по-западному: существуют «человеки», у которых в силу избранности — по социальному статусу, успешности, даже наследственности имеются неотъемлемые права; а есть те, кто имеет право только на «переделку» или «утилизацию».

Переделка в современных реалиях – это вступление в ряды людей с «правильными взглядами, единственно верным видением и системой ценностей». Ну а «утилизация» — это то, что называется «отрицательная евгеника», то есть лишение права на продолжение рода, да и вообще эвтаназия. Впрочем, начать все же стоит с истории.

«Научный отбор»

Доктрина, которая с «научной» точки зрения провозгласила разделение людей на полноценных и гениальных, но не слишком склонных к активному размножению, и бесконтрольно плодящихся деградантов, которых неплохо бы как-то локализовать, чтобы они не портили геном «белых людей», называлась «евгеника». Автором самого термина и книги, раскрывающей содержание «науки», был британец Френсис Гальтон, двоюродный брат Чарльза Дарвина.  Книга вышла во второй половине шестидесятых годов XIX века и имела успех. Понятно, что к полноценным людям Гальтон относил англосаксов и, шире, западных европейцев. А вот всякие азиаты с африканцами определялись как генетический мусор.

Сам «ученый» утверждал, что «евгеника подтверждала право англосаксонской расы на мировое господство», и хотел сделать эту доктрину «частью национального сознания, наподобие новой религии». Забегая вперёд, скажем, что частично ему это удалось.

Сначала евгенические принципы особенно пришлись ко двору в США. В начале XX века, когда расовая сегрегация цвела и пахла, евгенические принципы оказались весьма к месту. Тут важно понимать, что евгеника — это не столько учение про национальности или расовые различия, сколько про «гены полноценности» и «неполноценности». По сути, потенциальным «генетическим неликвидом» можно объявить любую группу: национальную, социальную, просто тех, кто вам сильно не нравится. «Ватников» каких-нибудь, например.

Поначалу в США под раздачу попали негры и социально неблагополучные категории граждан: проститутки, наркоманы, преступники. Людей массово тестировали по методу Альфреда Бене для определения «умственного уровня, которого может достичь каждый индивидуум в зависимости от типа хромосом в зародышевых клетках».

В 27 американских штатах к началу тридцатых работали евгенические законы. Привело это к тому, что было принудительно стерилизовано, по разным данным, от 3-х до 60 тысяч американцев, тысячам запретили вступать в брак.

У истоков распространения и внедрения евгенических норм в США стояла, например, такая структура, как Институт Карнеги — хорошо известные ныне гуманисты и сторонники всяческих прав и свобод. Некоторые исследователи упоминают в этой связи также и Фонд Рокфеллеров. Так или иначе, но первые всемирные конгрессы евгенистов проходили в Лондоне в 1912 и в Нью-Йорке в 1921 соответственно. А Эрнст Рудин стал президентом Всемирной федерации евгеники в 1932 году не где-нибудь, а в Музее естественной истории в Нью-Йорке.

Дружба на почве евгенических норм между США и гитлеровской Германией крепла. Собственно, Гитлер заимствовал и интерпретировал в «Майн кампф» положения школьного учебника по евгенике таких «биологов», как Эрвин Бауэр, Эуген Фишер и Фриц Ленц.

«Империя добра» и Третий рейх

Здесь важно оговорить реальные мотивы дружбы США и Третьего рейха, дабы не впадать в мистику или конспирологию. Такое плотное сотрудничество было прежде всего выгодно Штатам. Германия в 30-е годы XX века активно развивалась экономически. Американскому бизнесу, понятное дело, хотелось войти на этот рынок — что им в итоге и удалось.

Хрестоматийна история компании «Кока-Кола» и история появления напитка «Фанта». Coca-Cola Company активно работала на германском рынке. На момент 1941 года США вынуждены были разорвать хотя бы публичные связи с Гитлером. Соответственно, транзит концентрата напитка из Штатов в Германию прекратился. Тогда Макс Кайт, немецкий представитель компании, изобрел дешевый напиток из яблочного жмыха, газировки и молочной сыворотки, который и стал впоследствии «Фантой». Сам Кайт не был нацистом, но некоторые члены руководства компании состояли в Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП).

Например, уже после войны директором одного из заводов «Кока-Колы» был обергруппенфюрер СС Август Хайсмейер. Помимо «Кока-Колы» целый сонм американских компаний осваивал рынки Третьего рейха. Ничего личного, только бизнес.

Впрочем, такое «гуманитарное направление», как евгеника, сближало два государства уже идеологически.

В гитлеровской Германии евгенические нормы возвели в культ. Собственно, не только инородные элементы должны были быть уничтожены, но и сама «немецкая раса» очищена. И тут тоже были запущены механизмы стерилизации, заработали абортарии, а потом начались и убийства душевнобольных, калек, людей с психическими расстройствами. Отличие от США в данном случае только в масштабах, в демонстративности и чёткой расовой подоплёке всех процессов.

Можно, конечно, заметить, что «Рейх пал, все поняли свои ошибки, больше никаких евгенических норм», но это либо наивное прекраснодушие, либо откровенная ложь. Многие из этих норм прекрасно работают и поныне, просто сменив свою окраску, «припудрив» себя пропагандой. Центры многих проектов подобного рода находятся, как ни удивительно, снова в США.

Например, есть такая организация, как «Международная Ассоциация планирования семьи», которая формально появилась в 1956 году. Но до этого движение прошло очень долгую историю со сменой нескольких вывесок. Основала эту структуру такая сторонница «негативной евгеники», как Маргарет Хиггинс Сэнджер Сли. Негативная евгеника – та сторона доктрины, которая рассказывает, как сделать, чтобы «кто не надо – не размножался». Именно ей принадлежит авторство термина «контроль рождаемости». Эта гражданка США известна еще и тем, что активно сотрудничала с членами НСДАП. В её журналах активно публиковались такие деятели, как гитлеровский евгеник Эрнст Рудин, ученые-нацистыЛеон Уитни, Гарри Лаухлин и автор закона о стерилизации в нацистской Германии Лотроп Стоддард.

Международная ассоциация планирования семьи существует и развивается и поныне. И даже особо идеологию не меняет, просто ретуширует постоянным потоком мощной рекламы и риторикой о свободе нравов и правах женщин. Под всем этим скрывается примитивная и агрессивная пропаганда абортов. Причем абортов не для всех, а для тех, кого руководство Ассоциации и спонсоры данной структуры, по давней евгенической традиции, считают «ненадежным генетическим материалом».

«Либеральная биоэтика»

Но суть проблемы не в конкретных организациях — та же Маргарет Сэнджер, например, по многим вопросам с Рейхом категорически расходилась. Гораздо важнее обратить внимание на современную концепцию прав человека как таковую, которую впору назвать «либеральной биоэтикой». Это, по сути, всё та же евгеника, только упакованная в радужную обертку. Вот вам эвтаназия и обсуждения того, имеет ли право человек уходить из жизни, а врач становиться его убийцей. Вот вам повсеместные абортарии — и, в отличие от гитлеровской Германии, женщины идут туда широким потоком и абсолютно добровольно. Тут же откровенные рассуждения о четкой градации «людей с хорошими генами» и «ватников и быдла», в которых люди утонченно-либеральные сходятся с отмороженными нацистами.

Если понимать истоки, то такие проявления перестанут казаться странными. Просто наши отечественные либералы хороши своей прямолинейностью: они озвучивают тщательно ретушируемые Западом идеологемы в лоб. По сути, нынешние «права человека» в западной модели – это всё тот же старый и совсем не добрый «социальный дарвинизм», когда одним – аборты, гетто и деградация, а то и просто уничтожение, а некоему «меньшинству господ» – все права, возможности и самосовершенствование.

Нюанс тут только в том, что, в отличие от Рейха, эта сегрегация идет не по национальному или расовому признаку, а по системе «свой-чужой» в целом. И мерилом могут быть власть, деньги, влияние, принадлежность к западным элитам, например. Все это – непрерывная западная традиция, не столько германская даже, сколько англосаксонская, которая теперь называется «гуманизмом», хотя к человеколюбию не имеет никакого отношения.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.