shadow

Вдовы Немцова делят миллиарды наследства оппозиционера


shadow

Как многим уже известно, недавно всплыли душераздирающие подробности о сумме наследства покойного оппозиционера Бориса Немцова: «активы» политика оценили ни много, ни мало, в один миллиард долларов.

Общественность пытается понять, откуда у Бориса Ефимовича такие деньги — и приходит к выводу, что нажить их полностью законным путем было никак невозможно, даже если сумма несколько завышена. Тем временем вокруг названной суммы продолжается активная борьба за наследство. И, как это часто бывает с большими деньгами, выглядит история их делена довольно некрасиво и неприятно.

Сумма в один миллиард долларов была названа в телефонном разговоре Александром Карабановым, адвокатом Екатерины Ифтоди. Она утверждает, что у нее от Немцова есть сын — который имеет право на часть наследства, а также на то, чтобы носить фамилию отца. Однако прочие наследники не спешат делиться — и даже откровенно препятствуют тому, чтобы мальчика признали сыном Немцова. В частности, не дают провести экспертизу ДНК, позволяющую установить отцовство.

Именно истории Екатерины легла в основу нового фильма-расследования телеканала НТВ «Эксгумация Немцова». Впрочем, есть там истории и про остальных многочисленных женщин любвеобильного оппозиционера, от жен до тайных любовниц. О том, что покойный не отличался строгим поведением, было прекрасно известно еще при его жизни. А после смерти наша чудесная «несистемная оппозиция», склонная не замечать бревен в своем глазу и оправдывать «своих» практически за что угодно, возвела неутолимую любовь Немцова к прекрасному полу чуть ли не в разряд героических качеств и высших достоинств покойного.

Жизнь, однако, расставляет все по своим местам — и многочисленные романы Немцова, о последствиях которых совершенно не подумал при жизни этот «жизнерадостный» и «жовиальный» человек, в силу природной жизнерадостности — то есть, не слишком большого желания и умения нести ответственность за свои поступки.

Итог закономерен: запутанные и многочисленные связи Немцова, которые он не особо стремился распутывать, с его смертью и появлением немаленькой суммы наследства, превратились в «клубок целующихся змей».

Когда после смерти Немцова Екатерина Ифтоди впервые заявила о своих правах на наследство, это не вызвало сильного ажиотажа публики — все знали, что женщин у Немцова много, и даже на свою последнюю «роковую прогулку» он вышел не один, а вместе с Анной Дурицкой, очередной своей любовницей. А вот прочие наследники (точнее, наследницы) Немцова прореагировали очень остро. И сделали все, чтобы никакого наследства Ифтоди не получила.

Екатерина, однако, оказалась женщиной с сильным характером — и сдаваться не спешит. «Боря, ты меня прости, но я пойду до конца», — говорит она, собираясь совершить эксгумацию тела Немцова на Троекуровском кладбище. Сделать анализ ДНК, сравнив данные с кем-то из признанных детей Немцова, у нее нет возможности: и матери, и потомки отказываются давать материал для анализа. «Лишний рот» при дележе наследства им не нужен.

Зато Екатерине нужно на что-то растить сына. К тому же — она очень хочет, чтобы он мог получить фамилию отца. И это еще одна причина, помимо денег, по которой она намерена «идти до конца». Ее цели — это цели матери, которая беспокоится о будущем своего ребенка, в них нет ничего удивительного. Однако борьба, которую ведет Ифтоди, приводит к тому, что всем вокруг открываются новые удивительные подробности жизни Немцова — и нравов оппозиции в целом.

После убийства Немцова СМИ оценили его состояние в 180 миллионов рублей — и эта сумма никого не удивила. Пока Екатерина Ифтоди и ее адвокат не назвали сумму значительно большую. И куда более удивляющую. «Боря, а что тылом ты считаешь своей жизни? Он сказал: это мои активы, это финансы», — рассказывает Ифтоди в эфире НТВ.

И утверждает, что названная изначально сумма не составляет и десятой доли наследства: «Сумма составляет около миллиарда долларов в оффшорных счетах и около 200 миллионов рублей в российских активах. Я не могу гарантировать, что эта вся сумма». Выходит, что «честный политик», так или иначе, был замешан в коррупции, финансовых махинациях, спекуляциях и чем-то подобном — и к тому же прятал «нажитое непосильным трудом» по оффшорам.

Выходит не очень-то красивый портрет, особенно на фоне пламенной борьбы с коррупцией некоторых соратников Немцова, вроде Навального. Который, впрочем, и сам, как известно, не отличается финансовой и юридической чистоплотностью. Однако в воровстве миллиардами замечен все же не был. В отличие, как выяснилось, от покойного коллеги и «светоча оппозиционной борьбы».

Стоит добавить, что оппозиционные деятели, соратники Немцова, в истории с Ифтоди успели проявить себя «во всей красе». Они неоднократно встречались с Ифтоди на квартире у Немцова, когда она была беременна — теперь же старательно делают вид, что знать ее не знают. Поддерживая травлю Екатерины признанными наследниками. Ничего лично, просто бизнес: некоторые из наследников имеют дела с оппозицией, а Ифтоди им — никто.

Екатерина называет и еще одну причину, по которой на нее так ополчились наследники — и ни в коем случае не хотят дать ей возможность провести анализ ДНК: она подозревает, что один из официально признанных детей Немцова — на самом деле не от него. И все очень боятся, что эта информация всплывет.

Одним словом, это даже не мексиканский сериал и не Санта-Барбара. Это какая-то социальная драма из жизни людей, которые испытывают острые проблемы с моралью и социальными нормами. И чем дальше развивается сюжет — тем более шокирующими и мерзкими становятся его подробности.

Все бы ничего, люди бывают разные, в том числе и не очень хорошие — только вот именно эти люди претендуют в нашей стране на роль моральных авторитетов, борцов за честность, открытость, законность… Хочется спросить, не стыдно ли им выступать в этой роли. Но, похоже, не стыдно. За отсутствием совести.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.