shadow

Крым: вчера, сегодня, завтра


shadow

21р

Два года для страны — это миг. Два года во время бурных событий — целая эпоха. Крым два года назад был в центре внимания всего мира. Сегодня это уже в прошлом. Полуостров живет обычной жизнью, в которой за искусственным нагромождением проблем начинают проявляться изменения.

Прошлое

Для Крыма 2013 год — это уже прошлое. То прошлое, которое было не то чтобы однозначно плохим, но другим. Оценивать текущую ситуацию на полуострове с состоянием 2013 года также бессмысленно, как постоянно сравнивать жизнь в СССР с 1913 годом. Это другое измерение, другая эпоха.

Смотреть в нее с ностальгией или сожалением бессмысленно. Надо оценивать, что получил Крым, исходя из того, по какому варианту могли бы развиваться события. Также интересно посмотреть, как нынешняя власть решила многолетние крымские проблемы: межнациональные, инфраструктурные, социально-бытовые. Именно по ним можно дать объективную оценку произошедших в Крыму изменений.

Что не так важно, как кажется на первый взгляд

Блокада Крыма со стороны Украины. Это важнейшая тема последней зимы. Отключения света, проблемы на пограничных переходах коснулись практически каждого из крымчан. Началось все это еще в конце 2014 года, когда по решению киевского правительства было прервано пассажирское сообщение между полуостровом и Украиной.

Всеми силами Киев пытался сделать жизнь крымчан невыносимой, чтобы ее было легче сравнивать с жизнью простого украинца в пропагандистских роликах. Чем хуже становилось жить на Украине, тем сильнее становилась блокада.

В 2015 году Киев попытался сорвать курортный сезон, осенью создать проблемы с ценами путем введения запрета на ввоз украинских продуктов. Затем отключения света. Все это делалось не потому, что это могло добиться положительного эффекта для Украины (ясно, что это вызвало только отторжение), а чтобы получить красивую картинку страданий предателей-крымчан на украинском телевизоре.

Российским властям приходилось принимать меры по нейтрализации украинских палок в колесах. Субсидии на авиарейсы в Крым, создание логистики с Кубанью, постройка энергомоста и других проектов в энергетике — это конечно важно, но это все вынужденные меры, которые только мешают разобраться в реальной ситуации на полуострове. Все они не могут быть достижениями или поражениями той или иной стороны. Не могут служить для оценки глубинных процессов. А потому, упомянув их единожды, мы о них забудем, как забудут об этом и очень скоро крымчане, украинцы и жители «континентальной» России.

Крымско-татарский вопрос

Этот вопрос не решался на полуострове многие годы, даже десятилетия. Более того, Киев делал все, чтобы рознь между татарами и остальными жителями полуострова непременно росла. Расчет был прост. Создав систему двух центров силы и поссорив их межу собой, можно вечно выступать между ними арбитром и получать свои политические дивиденды.

Именно поэтому мы постоянно видели конфликты русских и татар за землю, торговые точки и прочее. Как тема о статусе русского языка на Украине, так и тема статуса крымско-татарского Меджлиса стала краеугольной для политической жизни диаспоры за время существования Крыма в составе Украины.

И никого в среде крымско—татарских активистов не волновало, что решение этой проблемы было полностью во власти Киева, который, при желании, смог бы ее решить за два голосования в Раде. Но не делал.

С приходом России все ждали обострения. Тысячи боевиков гвардии Мустафы Джемилева были серьезной опасностью для России в случае, если бы их поддержали татары. Но этого не случилось. Более того, Москва смогла за два года в основном решить проблему интеграции татар в мирную жизнь на полуострове.

И это жители полуострова могут поставить в плюс новой власти.

Преступность и коррупция

Преступность на полуострове делится на две составляющие. Первая — это «русская» преступность. Вторая — «татарская».

Основные разборки и раздел сфер влияния в «русской» преступности произошли в 1990-е, как и на всем постсоветском пространстве. Многие заплатили за это жизнью, а победители вошли во власть и теперь являются частью местной элиты. Как и любого человека во власти, их все устраивает, им не нужны изменения. Более того, отличившись во время «крымской весны», они вошли в политический истеблишмент России. На этом все хорошее для них и окончилось.

Главное, что они не смогли, это изменить себя. 20 лет они исповедовали один поведенческий стереотип и отказаться от него не смогли. Работать под надзором российской государственной машины было намного сложнее, чем снести украинскую власть. А отсюда и первые посадки, и постоянные терки с Москвой по поводу разворованных денег, и персональная ответственность за это не стрелочников, а руководителей высшего ранга. Очевидно, что проблему уговорами решить не удастся и, рано или поздно, это приведет к частичной замене местной элиты на пришлую, что может породить и новые проблемы.

А вот с татарской преступностью все решилось намного проще, чем многим казалось изначально. Наркоторговцы Джанкойского района вместе со своими полями исчезли очень быстро. Спасибо тут надо сказать взвешенной политике руководства России и «отпускникам» Рамзана Кадырова, которые умеют вести переговоры на понятном для преступных авторитетов языке.

Также немаловажную роль здесь сыграло то, что большая часть вооруженных сил татарских авторитетов оказалась на территории Украины в рядах того или иного украинского или татарского«патриотического» подразделения.

Передела сфер влияния между местными преступными группировками и пришлыми также удалось предотвратить. Соответствующими органами была проведена широкая разъяснительная работа в среде российских авторитетов, которым пояснили, что не надо ехать в Крым за своей долей, потому как это вызовет политические осложнения, которые никому не нужны.

Единственное исключение было сделано для так называемых «донецких беженцев». Это не те, кто убегал от войны с последними деньгами и детьми под мышкой. Пользуясь случаем в Крым устремились донецкие «решуны» и бизнес, которые решили воспользоваться ситуацией и встроиться в местную жизнь. Уже в конце 2015 года у них начались большие проблемы с местными (и не только) «коллегами», которые рано или поздно выдавят их из этого благодатного региона.

В целом работу по преступности следует также поставить в плюс новой власти. Особенно этот плюс выглядит жирным и большим на фоне того беспредела, который начинается сразу за перешейком.

Экономика

Экономика Крыма за истекшие два года проходит очень важные и необходимые трансформации. Это неизбежно. Роль Крыма в составе Украины была одной, в составе России же она совершенно иная. Украина привыкла видеть в полуострове исключительно базу для летнего отдыха. Да была еще «Массандра», «Инкерман» и другие винные «гиганты». Были предприятия по производству продуктов питания и строительных материалов. Индустрия судостроения и судоремонта к концу украинского периода испытывала большие проблемы и находилась на грани выживания, что и понятно. У Украины своего флота не было, а иностранный заказчик не очень охотно размещал заказы на украинскихверфях.

Для России Крым — это форпост на Черном море и основная база для ее Черноморского флота, а значит, вся судостроительная отрасль будет востребована, и мы это уже видим. Благодаря воссоединению России и Крыма все предприятия-смежники будут возвращены в производственную цепочку.

Как туристический центр Крым тоже будет использован. Но туризм по-русски и туризм по-украински — это две большие разницы. Уровень дохода россиян в разы выше уровня доходов украинцев, а значит, и запросы у них на отдых имеют другие приоритеты. Это порождает, пожалуй, самую большую линию раскола в Крыме. В том или ином виде на туристическую отрасль работало до 10% всех крымчан. От потока туристов-дикарей зависел их доход. Сегодня он заметно усох и, вероятно, больше в таком виде никогда не возродится.

Очевидно, что Россия решила превратить Крым в цивилизованный курорт, который принимает туристов не 60-80 дней в году, а как минимум вдвое дольше. Это значит, что нужно полностью перестроить менталитет местного бизнеса и вступить в конфликт с устоявшейся практикой. Конфликт будет продолжаться и его исход очевиден: мелкий собственник во многом уступит большим компаниям, которые со временем создадут новое обличие полуострова. Бывшим собственникам туристических мини-центров придется переквалифицироваться.

Большие проблемы сегодня в Крыму с сельским хозяйством. К сожалению, к ситуации с безводьем придется привыкать. Канал из Украины, вероятно, наполнится еще нескоро, как и товаропоток через перешеек, но это сразу же дает и большой плюс.

Во-первых, уже сегодня в Крыму интенсивно внедряется капельное орошение. Ясно, что ситуация с водой в Израиле не лучше, даже хуже, но урожай овощей там будь здоров. Почему бы Крыму не перенять полезный опыт и не стать площадкой для овощеводства?

Во-вторых, блокада убрала и основных конкурентов с «материковой» Украины. Производители из Кубани по цене не смогут конкурировать с крымчанами на первом этапе (зарплаты в отрасли в Крыму просто аховые, об этом ниже), а туристический поток в 5,5 млн позволяет не беспокоиться о рынке сбыта еще очень долго.

Уровень жизни

Скажу сразу, не все так однозначно, как хотелось бы многим. Кризисные явления в экономике России и наплыв рабочей силы из-за пределов полуострова создают значительные дисбалансы.

Во-первых, за последнее время уровень цен на полуострове вырос, причин чему несколько. Основная состоит в том, что в регион пришли деньги. А раз есть деньги, а предложение товаров и услуг особенно не изменилось, то и цены растут. Деньги пришли по двум направлениям: инфраструктурные проекты и военные.

Во-вторых, те, кто «висел» на бюджете: преподаватели, врачи и многие другие — сегодня почувствовали кризис. Реальные зарплаты расти перестали, а местами даже начали понемногу урезаться (в основном из-за увеличения нагрузки). Зарплаты сельскохозяйственных рабочих как были нищенскими (на виноградниках ЮБК, как и год назад, ставка равна 5 000 рублей, во время сезона сборки урожая — 10 000), так и остаются. Даже на фоне Украины это выглядит слабо. В это же время на строительстве Керченского моста квалифицированные рабочие с «материка» получают по 60 000 рублей. Это порождает недовольство.

В общем, проблем хватает.

По работе с населением и его переориентации на новые источники доходов, а также по решению его социальных проблем я бы местным властям поставил минус. Можно и нужно работать в этом направлении.

Общие выводы

Нет такой территории на Земле, жители которой скажут, что у них нет никаких проблем. В Крыму то же самое. В общем, население довольно, что оно не разделило участь Украины. Причем с каждым месяцем то, что они избежали худшего сценария, для них все очевиднее. С другой стороны, это постепенно начало забываться, а нынешнее положение становиться привычным.

А значит, идет сравнение с тем, что было два года назад.

С одной стороны, очевидно, что позитивных сдвигов много и что эти сдвиги — фундаментальные. С другой стороны, переходный процесс еще не окончен и это вызывает напряжение в обществе.

Экономический кризис и необходимость перестраивать привычный образ жизни для многих протекает болезненно. А потому на полуострове можно найти как людей, находящихся в эйфории, так и не принимающих нынешнее положение. Но статистика вещь упрямая. Подавляющее большинство местного населения положительно оценивают происходящие изменения. При этом они недовольны теми проблемами, которые еще не решены или только возникли.

Жизнь идет. А то, что эта жизнь идет в нужном направлении, говорит резко снизившееся количество публикаций по Крыму в украинских СМИ.

Источник

Фото Politrussia

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.