shadow

Новости Украины сегодня — 5 марта 2016

Обновлено


shadow

Обзор: последние новости Украины и Юго-Восточной Украины сегодня 5 марта 2016.


 

Медведчук: «евроинтеграторы» в Киеве согласны на кровь ради помощи ЕС

К сценарию, по которому властям придется зарабатывать самим, на Украине явно не готовы, полагает лидер общественного движения «Украинский выбор».

Вид на улицу Богдана Хмельницкого в Киеве, Украина. Архивное фото

Несмотря на призывы Запада к мирному урегулированию конфликта на Украине, некоторые проевропейские политики «жаждут кровопролития», считает лидер общественного движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук.

Он цитирует слова депутата Верховной рады Юрия Луценко, который заявил о готовности «лить кровь за свободу Украины и Европы». Медведчук полагает, что Луценко надеется на то, что Европа будет воспринимать Украину как свой форпост и постоянно выделять помощь.

При этом то, что за эту помощь придется заплатить кровью украинцев, Луценко не смущает, отметил Медведчук.

«А вот если выяснится, что Украина не форпост, а страна, которую коррупция и бездарное управление загнали в тупик гражданского конфликта, Запад денег не даст, их придется зарабатывать самим», — написал он на своей странице в Facebook.

К такому сценарию, по мнению Медведчука, власти Украины явно не готовы.

 

Пушков назвал «миром грез» заявления Турчинова о беженцах из России

Ранее глава СНБО Украины Александр Турчинов призвал ввести визовый режим с Россией. По его мнению, из России на Украину может хлынуть «миграционная волна»

Александр Турчинов. Архивное фотоГлава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков в Twitter прокомментировал заявления секретаря СНБО Украины Александра Турчинова о необходимости визового режима с Россией.

СМИ ранее сообщали, что секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Александр Турчинов призвал поторопиться с введением визового режима с Россией. По его словам, эта мера в перспективе позволит защитить Украину от якобы грядущей «колоссальной миграционной волны» из России.

 

Порошенко надеется, что, сместив Яценюка, уберет от себя негатив — Ляшко

Как заявил лидер «Радикальной партии», глава государства не хочет работать с нынешним премьер-министром и надеется, сместив Арсения Яценюка с должности, «выпустить пар».

Олег Ляшко. Архивное фото

Президент Петр Порошенко выступает за отставку премьер-министра, чтобы отвести от себя негатив и выиграть время, заявил парламентской фракции «Радикальная партия» Олег Ляшко.

«Президент не хочет работать с премьером Яценюком. Порошенко считает, что когда они «собьют» Яценюка, он на этом выпустит пар, уберет от себя негатив, выиграет время в краткосрочной перспективе. В то же время мы видели результаты голосования 16 февраля, когда большинство президентской фракции голосовала за отставку Яценюка. Я считаю, что в нынешних условиях премьер-министр работать не может. Если нет поддержки крупнейшей фракции парламента, президента, как он может работать? Поэтому я публично сегодня обратился к Яценюку сделать добровольное заявление об отставке и предложить президенту самому предложить правительство и коалицию», — сказал Ляшко в эфире телеканала «112 Украина»

По поводу консультаций по формированию новой коалиции и состава будущего правительства, которые продолжались более 6 часов 3 марта, Ляшко заявил, что «из этого роя ничего не выйдет».

 

Верующие УПЦ МП просят не отдавать Малую Софию «Киевскому патриархату»

В 1990 году «София Киевская», как и Киево-Печерская лавра, стала первым внесённым в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО памятником архитектуры на территории Украины.

476640493[1]

Верующие Украинской православной церкви Московского патриархата разместили в пятницу на сайте президента Украины Петра Порошенко петицию с требованием не передавать Трапезную заповедника «София Киевская» (Малая София) непризнанному мировым православием «Киевскому патриархату».

Ранее стало известно, что Минкультуры Украины разрешило представителям раскольнической Украинской православной церкви «Киевского патриархата» проводить богослужения в трапезном храме заповедника — Малой (Теплой) Софии. Таким образом, часть архитектурного комплекса, входящего в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, была передана этой религиозной организации.

«Попытки министерства культуры Украины заставить Национальный заповедник «София Киевская» заключить договор о безвозмездном пользовании УПЦ Киевского патриархата памятником архитектуры национального значения — Трапезной (Теплой или Малой Софии) — является прямой угрозой существования целостного комплекса уникального заповедника и приведет к потере им статуса объекта под охраной ЮНЕСКО», — говорится в тексте петиции.

Заявители подчеркнули, что решение Минкультуры вызвало бурю возмущения в музейном сообществе и нарушило обязательства Украины, принятые ею после ратификации Конвенции об охране всемирного наследия. Авторы петиции считают передачу Малой Софии политизированным решением, принятым втайне от экспертного и профессионального сообщества.

«Требуем отменить данное согласование и на будущее — не допустить передачи памятника архитектуры национального значения — Трапезной (Малой Софии) национального заповедника «София Киевская» — в пользование Украинской православной церкви Киевского патриархата», — заключили заявители.

Для того чтобы быть рассмотренной президентом, петиции необходимо набрать 25 тысяч голосов за 92 дня.

На Украине в настоящее время действует каноническая УПЦ МП, которая является самоуправляемой церковью в составе Московского патриархата, а также непризнанные мировым православием церковные структуры — Киевский патриархат и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ). При этом в УПЦ МП неоднократно сообщали о случаях притеснения священнослужителей и захватов православных храмов представителями КП.

Азаров: клептоманы Порошенко и Яценюк опустошили Украину

Порошенко и Яценюк, ожидая постоянных денежных вливаний от МВФ и бездумно следуя всем его приказам, разрушили украинскую экономику, уверен бывший премьер-министр страны Николай Азаров.

Премьер-министр Украины Николай Азаров. Архивное фото

Нынешнее руководство Украины ослабило и разграбило страну, и на ее восстановление теперь уйдут десятки лет, считает бывший премьер-министр Украины Николай Азаров в интервью австрийской газете Der Standard.

«Порошенко и Яценюк — клептоманы. Их послушное следование всем приказам МВФ сыграло свою негативную роль. За два года следования советам МВФ Украина потеряла 34% ВВП, а доходы украинцев снизились на треть. Экономика на грани краха. Действия Порошенко и Яценюка оказались для Украины опустошительными», — отметил Азаров.

Америка и Евросоюз получили расколотую страну, в которую им приходится вкачивать от 20 до 30 миллиардов ежегодно, подчеркнул Азаров.

 

Новый перл Кличко: «киевляне просыпались без разрешений»

Киевлянам предстоит разгадать смысл загадочного «афоризма» мэра города Виталия Кличко, сказанного им во время одного из заседаний, пишут украинские СМИ.

Мэр Киева Виталий Кличко на одном из заседаний выдал новую абсурдную фразу, комментируя застройку парков и скверов, сообщает украинское издание Корреспондент.

«В прошлые года, когда киевляне просыпались без каких-либо разрешений, застраивались парки, скверы, и следствием этого сейчас является отсутствие доверия…», — сказал мэр.

Насколько можно судить по контексту, мэр Киева пытался призвать правительство города прекратить огорчать киевлян незаконными застройками, особенно поутру, пишет СМИ.

Яценюк хочет восстановить контроль над Донбассом и вернуть Крым

При этом премьер-министр Украины рассчитывает на помощь Запада в восстановлении территориальной целостности страны. Об этом он заявил во время принятия присяги полицейскими Полтавы.

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк. Архивное фото

Украина должна возобновить контроль над Донецком и Луганском, Киев надеется на помощь западных партнеров в урегулировании конфликта в Донбассе, заявил премьер-министр Украины Арсений Яценюк во время принятия присяги полицейскими Полтавы в субботу.

«Нам необходимо восстановить контроль над Донецком, Луганском и вернуть Крым. Это задача по восстановлению территориальной целостности государства. И эти задачи выполняют ребята, которые сейчас стали полтавскими полицейскими», — цитирует премьера украинское информагентство УНН.

Он также сообщил, что надеется на то, что западные партнеры Украины «сделают все для того, чтобы наши ребята не умирали на фронте».

 

Париж, сложности переговоров: Климкин не в состоянии принимать решения

Отсутствие практических результатов прошедшей в четверг в Париже встречи глав МИД «нормандской четверки» (Германия, Россия, Украина, Франция) было предсказуемым, так как представитель Украины Павел Климкин не имеет полномочий принимать решения.

Павел Климкин. Архивное фото

По окончанию переговоров министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро заявил, что сторонам удалось «продвинуться по ряду ключевых вопросов». Он, в частности, сообщил, что участники встречи согласились, что необходимо провести выборы на востоке Украины до конца июня этого года.

Коллеги Эйро, однако, его оптимизма не разделили. «Сдвигов в главном процессе — подготовке выборов — пока не произошло», — отметил глава МИД РФ Сергей Лавров.

По его словам, предложение провести выборы в Донбассе в первом полугодии не прошло из-за позиции Киева. «Оно прозвучало сегодня со стороны наших германских и французских коллег. Мы были готовы поддержать его, но украинская сторона попросила не настаивать на этом, и в итоге консенсуса не получилось», — отметил министр.

Так что прорывов, на которые надеялись в европейских столицах, не получилось. «Это была одна из самых сложных встреч, которую мы проводили. Я далек от того, чтобы быть удовлетворенным как положением на востоке Украины, так и результатами сегодняшнего вечера», — подтвердил глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

По мнению экспертов, многого ждать от встречи в Париже и не стоило.

«В этой четверке изначально есть слабое звено – (глава МИД Украины) господин Климкин, который не принимает принципиальных политических решений: ему просто не дано таких полномочий. Поэтому никакого прорыва на уровне министров иностранных дел по определению быть не может», — сказал РИА Новости замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«В отличие от других министров иностранных дел, которые все-таки в довольно широких рамках могут принимать принципиальные решения, господин Климкин таким мандатом не обладает», — отметил эксперт.

Поэтому, по его словам, четверка глав МИД может только обсуждать процесс реализации договоренностей, которые достигнуты на высшем уровне.

«Единственным порывом было то, что они, по сути, все спорные вопросы, которые не смогли решить, перенесли на уровень лидеров государств», — считает Жарихин.

Он напомнил, что на встрече в Париже обсуждались принципиальные вопросы.

«Дело в том, что представители европейских стран, почувствовав, что в ближайшее время ныне действующая Верховная рада Украины не сможет внести изменения в Конституцию, требующиеся по минским договоренностям, попытались «перескочить» через этот пункт и другой принципиальный момент – закон об амнистии – и сосредоточиться на обсуждении выборов», — указал Жарихин.

По его словам, смещение акцента в сторону вопроса о выборах выгодно Киеву.

«Критическим моментом, мешающим реализации политических договоренностей в рамках минских соглашений, были как раз изменения в Конституции и амнистия. Невыполнение этих пунктов было в принципе невозможно списать на Россию или Донецк и Луганск: это чисто украинское дело. А вот проведение выборов, которое тоже требует изменений в украинском законодательстве и их согласования с представителями Луганска и Донецка, можно сорвать, выдвигая неприемлемые для Донецка и Луганска условия. И Киев уже начал это делать. Таким образом, можно списать невыполнение минских соглашений на Россию, Луганск и Донецк», — отметил эксперт.

В то же время, подчеркнул он, выборы невозможно провести без выполнения предыдущих пунктов минских соглашений.

«Без закона об амнистии, например, любого жителя Донецка и Луганска Киев мог бы снять со списка кандидатов на какие-либо выборные должности на основании того, что на них заведено уголовное дело. Поэтому ставился вопрос о том, что, по крайней мере, это должно пройти одновременно – проведение выборов и принятие изменений в Конституцию, и амнистия», — сказал Жарихин.

В целом, по мнению экспертов, проведение выборов в Донбассе до конца июня вряд ли реально.

«Не думаю, что это возможно. Чисто по срокам для того, чтобы провести выборы до июля, в течение месяца – до конца марта – Верховная Рада должна принять изменения в Конституцию, активировать закон об особом статусе, объявить амнистию, принять закон о местных выборах, голосование по которому должно пройти за три месяца до самих выборов», — сказал директор Агентства стратегических коммуникаций Олег Бондаренко.

Он напомнил, что для принятия некоторых их этих изменений необходимо конституционное большинство в Раде, которое составляет 300 депутатов.

«До конца марта такое голосование не пройдет, потому что у Порошенко нет не то, что 300 голосов, у него даже нет обычного большинства. Парламентской коалиции на данный момент фактически нет в Киеве, и все это прекрасно понимают. Так что этот сценарий вряд ли реализуем», — подчеркнул Бондаренко.

Конец европейских иллюзий Украины и беззащитный Порошенко. Итоги недели

Наиболее резонансные события минувшей недели и их последствия проанализировали экс-вице-премьер Украины по вопросам евроинтеграции Олег Рыбачук, политэксперт Михаил Павлив, адвокат Артем Афян и политолог Николай Спиридонов.

Флаги ЕС возле офиса Центрального европейского банка во Франкфуркте (Германия)

Минувшая неделя была богатой на события. В частности, в Брюсселе закончилась «Украинская неделя» в Европарламенте и из-под стражи неожиданно был освобожден глава гражданского корпуса «Азов-Крым» Станислав Краснов.

На эти и другие темы радиостанция Голос Столицы поговорила с экс-вице-премьером Украины по вопросам евроинтеграции Олегом Рыбачуком, политическим экспертом Михаилом Павливым, адвокатом, Управляющим партнером юридической компании «Юскутум» Артемом Афяном и политологом, экспертом Украинского института анализа и менеджмента политики Николаем Спиридоновым.

Что можно назвать центральными событиями на прошлой неделе, что можно выделить?

Рыбачук: Для меня ожидаемой была реакция Европейского Союза на безграничную наглость и лживость наших проевропейских сил, когда они взяли и просто сказали: мы отводим отдельно безвизовый режим с Грузией и с вами.

Меня удивил фестиваль Украины в Европейском парламенте, потому что для меня фестиваль ассоциируется только с Советским Союзом. И параллельно меня удивило, что когда у нас в Европе фестиваль, то, что происходит в украинском парламенте, полностью противоречит идее самого фестиваля.

Павлив: В моем понимании это было заявление (председателя Еврокомиссии – Ред.) Юнкера, завершение так называемой недели украинского парламента в Европейском парламенте и, конечно же, «нормандская четверка».

Начнем с нашей ситуации с безвизовым режимом и того, что это будет рассматриваться в отдельности от Грузии. Обидно, правда?

Павлив: Досадно, но ладно. Для меня не существует ничего удивительного в этом деле.

Будем говорить прямо, на самом деле обе стороны не готовы ни технически, ни морально, ни политически к данному шагу. Понятно, что украинская власть очень долго нагнетала этот вопрос, очень долго вбрасывала в информационное пространство необходимые посылы, он важен для нее с имиджевой точки зрения, сейчас нельзя просто взять и отступиться.

Но технологически понятно, что разрез на Грузию и Украину в этой ситуации означает, что Грузия пошла по молдавскому сценарию и будет сейчас получать «купированную» либерализацию. А вот с Украиной все сложнее, вне всякого сомнения. И все «обтяжуючі фактори», безусловно, работают сейчас против Украины, и в этом главная причина.

Рыбачук: А я приветствую такой подход. Украина отличается от Молдовы и Грузии тем, что у нас какая-то патологическая привычка обещать и не делать. Не просто не делать, а брать заголовок европейский, под этим соусом вводить какие-то приоритеты, подписывать различные соглашения и затем все поносить до неузнаваемости.

Европейский Союз это глотал-глотал, и в конце концов они просто сказали: достаточно! И с чем бы я не согласился – с очень глубоким украинским анализом, что на самом деле все это от Сирии, какие-то неготовности.

Украина как-то традиционно помогает нашим недругам заваливать наши перспективы, а наших друзей ставит в очень неудобное положение.

О ком именно вы говорите?

Рыбачук: Есть ряд стран, которые выступают адвокатами Украины и хотят нам добра. Проукраинская коалиция – это скандинавы, балты, центрально-восточная Европа, американцы, канадцы. В мире у нас много друзей. Только мы этих друзей выставляем в очень невыгодном свете, мы просто даем оппонентам говорить: посмотрите на этих украинцев, они снова обманули, опять не сделали.

Несколько месяцев назад шел разговор, что решение о безвизовом режиме с Украиной будет приниматься в середине 2016. Что изменилось за это время?

Рыбачук: Мы же пообещали, что мы сделаем. Мы уже с третьего захода идем на закон, скажем, об электронном декларировании имущества и состояния, что грузины сделали с первого.

Мы обещали, что создадим антикоррупционное бюро и весь пакет антикоррупционных законов. Мы до сих пор этого не сделали. Для меня показательна реакция уже (после ЕС в Украине – Ред.) Томбинского, который просто сказал, что сколько украинская власть может заниматься шулерством.

И мы понимаем, что никакого проевропейского большинства у нас нет, и наш президент, и наш премьер, которые бьют себя кулаками в грудь и кричат: «Европа – превыше всего!», говорят неправду, потому что как только доходит до действительно важных вещей, мы реально защищаем коррупционные схемы, в которых был замешан и Янукович.

Речь идет о защите коррупционных схем, которые не хотят отдавать. Это настолько ярко проявляется, что нам нечем это крыть. Мы на самом деле не являемся надежными партнерами Европейского Союза.

Переходим к теме «Украинской недели» в Европарламенте. Для начала, что меня удивило – почему ездили так тихо?

Рыбачук: А так много вас не удивило?

Павлив: 50 человек.

Что они привезли?

Павлив: Мне кажется, ничего. Это был для (спикера Верховной Рады – Ред.) Гройсмана, скорее, какой-то имиджевый, информационный повод.

И мне совершенно непонятна ситуация: перерыв в три недели в таких обстоятельствах для парламента – это чересчур много, да еще и таким табором туда отправились.

Рыбачук: Один из вариантов, мне кажется, что у них было другое видение. Они должны были там якобы быть триумфально. Они думали, что с Брюсселем «прокатит», и что там будет громогласно сказано, что нам дали безвизовый статус. А они будут ньюсмейкерами, и всем об этом расскажут.

Давайте поговорим о возможных премьер-министрах.

Павлив: Здесь говорят и про Гройсмана, и про (министра финансов – Ред.) Яресько. Она сама делала соответствующее заявление, хотя, мне кажется, это больше раскачивание Арсения Петровича (Яценюка – Ред.), чем ее реальная готовность. Она точно не пройдет через ВР.

Говорит очень много и даже слишком много (губернатор Одесской области – Ред.) Михаил Саакашвили. Он точно пытается претендовать, но у меня опять же большие сомнения в том, что он может претендовать на этот пост, пройти через ВР.

Вообще, желающих-то полно у нас получается. И о (первом заместителе главы Администрации Президента – Ред.) Ковальчуке говорят, и Юлия Владимировна (Тимошенко – Ред.) – вечный кандидат в премьеры и президенты. Пока я не вижу ни одного, кто бы мог набрать достаточное количество голосов в ВР.

Рыбачук: Нужно отметить и то, что Арсений Петрович политически не жилец. Фактически, он лежит на системе искусственного политического дыхания. С ним все ясно.

Но опять же, следующее правительство – технократическое, космополитическое, я не знаю, любое правительство – тоже системно мало чем будет отличаться. Пока мы, вновь, не десоветизируем систему. Так, как сделали все наши европейские партнеры.

Должность генсека коммунистической партии превратили в президента, который не влияет на исполнительную власть, не ставит своих министров, не назначает своих генпрокуроров. А теперь мы возвращаемся к тому, что у нашей власти выхода нет.

Порошенко, пусть не обижается, генсеком не будет. Не сможет. Следующий премьер не сможет сидеть на потоках. Просто эта система разваливается. Она нерабочая, нежизнеспособная. И у нас мало времени.

Яцек Вольский заявил, что в Украине должен быть создан особый правительственный офис, который будет отвечать за реформирование и гармонизацию законодательства с нормами ЕС, и будет иметь право увольнять неэффективных министров.

Павлив: Это фантазии. Это противоречит Конституции Украины.

Какие события были определяющими на этой неделе?

Спиридонов: Я считаю главным событием уходящей недели провал европейской политики, в целом внешней политики Украины, когда глава Еврокомиссии четко заявил, что Украина в ближайшие 20-25 лет не сможет войти в ЕС, и по поводу НАТО перспективы точно такие же.

Плюс еще прозвучало четкое заявление, что от Украины ожидают, что в первой половине года проведут выборы на Донбассе, которые украинская сторона не очень хочет проводить.

Это свидетельствует о полном провале внешней политики. Ну и резонансные события с Красновым из батальона «Азов» и, в принципе, другие резонансные уголовные дела.

Звучала мысль, что Юнкер сказал это исключительно для того, чтобы успокоить голландцев, которые не особо хотят видеть Украину среди участников ЕС. Насколько можно принимать этот тезис за возможную правду?

Спиридонов: Еще в январе этого года Джордж Сорос, известный миллиардер, сказал следующую фразу: «Украина стремится в Европейский Союз, которого больше нет».

И действительно ЕС просто перестает выглядеть так, как он выглядел раньше. С точки зрения границ, с точки зрения безопасности, всего остального. Поэтому будет ли это 20 лет, 25 или может быть 10, все равно Украина физически не успеет присоединиться к Европейскому Союзу, и чтобы он остался в таком же виде, в котором он есть сейчас, потому что базовые принципы Европейского Союза, как, например, свободные границы, сейчас уже не работают, и ситуация только ухудшается.

Артем, а вы что для себя отметили?

Афян: Как адвокату, мне приходится сохранять больше хладнокровия во взглядах.

Заявления в отношении Евросоюза были, по-моему, достаточно ожидаемы, однако у меня лично они никакого внутреннего резонанса не вызвали. На мой взгляд, Европа сама по себе стала Европой не потому, что она исполняла требования МВФ и стремилась исполнять требования, которые закреплены в Соглашении об ассоциации, а потому что там проводили внутренние реформы.

Не от Европы зависит то, приблизимся мы к ней или нет. Она может к тому времени и развалиться, но если Украина сможет построить здесь нормальное общество, то нам от этого не будет ни холодно, ни жарко.

Для меня, как для юриста, основное внимание было привлечено к делу Савченко, это необычайно богатое, интересное и очень резонансное дело, которое станет одним из оплотов дальнейшей мифологии украинского государства.

По сути, мы наблюдаем сейчас становление мифа об украинской Жанне Д’Арк, с другой стороны, это дело может служить очень серьезным инструментом внешнеполитического диалога с Россией. Дело необычайно насыщенное как адвокатскими приемами, которые очень мастерски демонстрирует защита, так и проявлением человеческого духа, и закулисной игрой, которая чуть-чуть проявляется и просачивается в медийное пространство.

Как бы вы прокомментировали ситуацию со Станиславом Красновым?

Афян: Перед тем, как мы начнем обсуждать само дело, стоит осознать, что у нас в стране сейчас мало кто из чиновников, в том числе следственных, правоохранительных органов, уверен, что он усидит до конца следствия. Поэтому пиар часто бежит значительно впереди реальных дел.

И очень большое количество резонансных дел у нас пытаются решать в медийном пространстве, и за этим ярким фасадом, насыщенным видео с YouTube, разными документами, фотографиями на Facebook, не стоят реальные процессуальные действия.

Дело Краснова – лишь порождение нынешней ситуации, один из эпизодов, где публичные заявления руководства силовых ведомств расходятся с тем, что реально делается.

Сама по себе ситуация выглядит очень сложной и неоднозначной. И это тоже вызов Украине на сегодняшний день как стране, в которой происходят очень сложные вещи, ведь сейчас творится история, при которой есть патриоты, никогда не знавшие украинского языка, есть люди с российскими паспортами, которые умирают за Украину, есть те, кто цитируют на память, ходят в вышиванке и разворовывают страну.

Я думаю, что для того, чтобы установить, что реально делал Краснов, потребуется еще достаточно много времени.

Loading...

 

Николай, за последние несколько лет были многочисленные заявления спецслужб о том, что они поймали предателей родины. Куда делись все эти люди? Почему дальше дело продвинулось только со Станиславом Красновым? Чем он так провинился?

Спиридонов: Дело в том, что у нас деградировала судебная, правоохранительная система, и очень трудно по какому-либо делу предъявить убедительное доказательство.

Мы, например, видели еще в деле Корбана, что фактически была абсолютно видна некомпетентность прокуроров. Прокурорами становились либо «мажоры», либо кумы, либо за деньги, и эти люди не имеют достаточной юридической подготовки, чтобы что-либо доказать. В принципе, защита Корбана превратила их в посмешище.

По поводу громких дел, ну да, заявлялись громкие дела. Потом спускались на тормозах, и очень похоже, что что-то подобное может быть и в ситуации с Красновым, потому что в предыдущий раз за трое суток ему не смогли предъявить внятного обвинения.

Сама статья по поводу незаконного хранения оружия… По моей оценке, по такой статье можно посадить примерно 10% мужского населения Украины, потому что в одном только Киеве, по оценке Ассоциации владельцев оружия, может быть около 500 тысяч незаконных владельцев огнестрельного оружия.

Поэтому, скажем, обвинение не вполне убедительное, и пока все свидетельствует о том, что дело может развалиться. А факт наличия ярковыраженных побоев на теле Краснова также не свидетельствует в пользу СБУ, потому что даже если предположить, что он агент ФСБ, ЦРУ, Моссада, ФБР и всего остального, то все-таки физическое насилие к нему применять было нельзя.

Но зачем СБУ самим подставлять себя?

Спиридонов: Сейчас происходит борьба между СБУ и МВД. Батальон «Азов» находится в подчинении Министерства внутренних дел и фактически его курирует лично Арсен Аваков. Также мы уже видели столкновение между новой патрульной полицией и генеральной прокуратурой.

То есть вы прямо связываете суд над Красновым с попыткой дискредитации Авакова?

Спиридонов: Да, у нас продолжают идти громкие политические игры, потому что на данный момент мы не видим четкого подтверждения предъявленного обвинения, и это выглядит как продолжение борьбы между СБУ и МВД.

На самом деле запас прочности, например, президента Украины с точки зрения его силовой защиты намного ниже, чем был даже у Виктора Януковича, потому что у него более-менее силовые структуры слаженно действовали.

А сейчас они воюют между собой, поэтому в случае определенных политических обострений Петру Порошенко и опереться будет фактически не на кого, потому что СБУ будет бороться с МВД, МВД – с Генеральной прокуратурой, а нашего замечательного президента в случае политических осложнений и защищать будет совершенно некому.

Каковы перспективы дела Станислава Краснова?

Афян: Мне кажется, что дело в какой-то момент исчезнет из медийного пространства. После чего будет доказан ряд относительно незначительных эпизодов. Краснов получит небольшой срок, каждая из сторон сможет преподнести это как свою победу. И за сим дело канет в Лету для истории Украины.

Спиридонов: Я ожидаю, что, по крайней мере, самые громкие обвинения доказаны не будут. Возможно, Краснов даже сможет отделаться условным сроком, как вариант. И ожидаю, что все-таки будет проведено расследование против представителей СБУ, которые нанесли ему телесные повреждения, потому что никакой УПК подобного не предусматривает.

Почему вы считаете, что дело заглохнет?

Спиридонов: Если бы были в наличии неопровержимые доказательства, они были бы предъявлены в первые же три дня. Но у нас за три дня ничего предъявлено не было. Соответственно, согласно новому КПК, он был отпущен. И практика показывает, что если за первые три дня не предъявили, значит, реальных козырей в рукаве нет.

Афян: Мы просто видим следствие того, что у нас не реформированы правоохранительные органы. У нас есть новая полиция, но нет новых следователей, нет новой СБУ.

Давайте не забывать, что вся эта система в течение десятилетий оттачивала исключительно навыки собственного обогащения, отъема бизнеса, отжима денег. И давайте не обманывать себя, эти люди очень хороши, но хороши в другом, а не в следственных действиях.

Давайте поговорим о деле патрульного полицейского, обвиняемого в убийстве подростка, Сергея Олейника. Что происходит здесь?

Спиридонов: Во-первых, меня удивил тот факт, что когда Олейник оказался в СИЗО, в СИЗО одновременно не оказался Храпачевский – водитель этого знаменитого BMW. Потому что степень их вины я оцениваю, как примерно одинаковую, в отличие от пассажира, который погиб, и на котором, в принципе, юридической вины не было.

Соответственно, я не поддерживал ту точку зрения, что Олейник не виноват в совершенном, потому что, извините, четко было видно, что он стрелял не по колесам, а в лобовое стекло остановившейся машины. То есть, на нем все-таки есть криминальное преступление.

Сейчас в этом будет разбираться следствие. Но к водителю BMW, на котором тоже есть явное преступление, следствие отнеслось более мягко. Это не понятно.

Что касается продолжения этого дела, судя по тому, что Олейника отпустили под домашний арест, то можно ожидать, что его дело тоже постепенно разваливается. Поэтому большого адекватного тюремного срока он может, скорее всего, не получить.

Афян: Как адвоката, меня всегда тянет не соглашаться с предыдущим спикером. Проблема у нас в обществе в том, что у нас, как только что-то происходит, становиться слишком много судей.

С делом Олейника буквально все стали экспертами в подготовке полиции, в квалификации полицейских преступлений. Потом все резко стали специалистами в этикете, и обсуждают то, как выглядел украинский посол в Британии. Я рискну сказать, может, не очень популярную точку зрения, но в действиях водителя пока преступление не было квалифицировано.

То есть Олейник останется безнаказанным за пьяную езду со скоростью 190 километров в час по встречной полосе?

Афян: Здесь вопрос можно задать нашим депутатам, обществу. Потому что до этого всех все устраивало, и езда в пьяном виде не является преступлением. Это административное правонарушение. За него нельзя взять под стражу.

Я считаю, что в этом деле самое важное то, что оно когда-то должно было случиться. Мое мнение, что это дело было неизбежно. Полиция должна была в определенный момент скрепить свою власть кровью. И только кровь могла легитимизировать их.

Это история права. Любое силовое ведомство должно подтвердить свою силу, свою власть. Чтобы общество его восприняло. Старт полиции был дан на абсолютном позитиве. В какой-то момент общество перестало воспринимать их как действительную силу. Плюс, постоянно присутствовал некий фон дискредитации, что это молодые ребята, которые ничего не умеют, никого не могут задержать. И оно могло перемениться только с тем, когда полицейские применили бы оружие.

Спиридонов: Один из главных вопросов здесь: почему эти дела проходят настолько громко? Очевидно, что громкий ход этих дел – это один из моментов отвлечения общества от катастрофической социально-экономической ситуации, чтобы люди не обсуждали чуть ли не ежеквартальные повышения квартплат, прожиточный минимум, который таковым не является, который не обеспечивает даже физическое выживание. А обсуждали подобные вопросы.

И, соответственно, это отвлечение внимания, которое работает достаточно эффективно. Значительная часть населения обсуждает Краснова и Олейника. Хотя, возможно, эти проблемы не самые большие, которые есть в нынешней Украине.

Афян: Мне кажется, что в Украине, как в стране с 40 миллионным населением, всегда будут резонансные дела. Эти дела стали сейчас просто потому, что пришло их время.

На мой взгляд, дело Олейника будет очень важным. Оно во многом предопределит отношение к полиции. По сути, на кону стоит репутация одной и едва ли не единственной успешной реформы. И это проблема. Потому что это очень сильно мешает вынести беспристрастный приговор в этом деле.

Ведь формально Олейник совершил целый ряд нарушений норм права. Их уже все привели. При этом есть множество факторов, которыми это можно объяснить. Это и степень подготовки, и количество часов, и многое другое.

Здесь на суд возлагается огромная задача. Эта задача, которую нужно развязать и сформулировать правило. Ведь мы не можем жить только по формальным лекалам. Важно еще, как эти нормы трактуются. Все американское законодательство, которым у нас часто восхищаются, – это достаточно простые нормы, которые потом в суде получили свое развитие. Украинскому суду тоже предстоит дать правильную оценку этим действиям, взвешенную и обоснованную.

Ранее адвокат главы гражданского корпуса «Азов-Крым» Станислава Краснова заявил о том, что его подзащитного пытали, пытаясь получить показания о якобы спрятанном оружии. Советник министра внутренних дел Антон Геращенко отметил, что СБУ в таких случаях всегда располагает видеозаписью момента задержания, которая может пролить свет на ситуацию.

Напомним, 28 февраля СБУ задержала главу крымского отделения «Азова» Станислава Краснова. Два года назад он уже попадал в сферу внимания Службы. Если его «вели», то СБУ допустило серьезный просчет, позволив Краснову вступить в ряды военизированного подразделения, заявил в эфире 106 FM полковник запаса Олег Жданов.

Ранее в эфире 106 FM адвокат Краснова Леонид Сиваков заявил, что его клиент чувствует себя лучше. Краснова перевели в общую палату, где следователи уже успели вручить ему повестку на допрос, сообщил Сиваков.

 

Источники: РИА Новости, RT

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.