shadow

Роковая ошибка Эрдогана приблизила распад Турции


shadow

15h

Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган за последние недели потерпел несколько значимых дипломатических поражений. Во-первых, мирная инициатива России, Сирии и США, поддержанная СБ ООН, сделала невозможным вторжение Вооруженных сил Турецкой Республики на территорию Сирии и тем самым похоронила последнюю возможность благоприятного для нее исхода сирийской войны.

Во-вторых, на территории Турции началась война с курдами, которая грозит ей потерей уже собственной территории. А в-третьих, удар в спину Эрдоган получил от своей «пятой колонны», в которую превратилась судебная система страны:

Два турецких журналиста, обвиненных в разглашении государственной тайны, освобождены из тюрьмы, передает ВВС.

Главный редактор турецкой газеты Cumhuriyet («Республика») Джан Дюндар и представитель издания в Анкаре Эрдем Гюль были арестованы в ноябре 2015 года из-за публикации репортажа, в котором говорилось, что турецкие власти пытались поставлять вооружения исламистам в Сирии. Однако конституционный суд Турции постановил, что обвинения против них нарушают свободу слова.

Журналисты были освобождены в пятницу утром. У выхода из тюрьмы их приветствовали толпы сторонников.

24 ноября 2015 года был сбит российский самолет Су-24, а уже через пару дней Джан Дюндар и Эрдем Гюль были арестованы. Между началом операции ВКС России и этими событиями прошло чуть менее двух месяцев. Все это время турецкий президент Реджеп Эрдоган думал и пытался найти выход. Выход из той ситуации, в которую он сам себя загонял на протяжении всей своей политической карьеры. Его мечтой была новая Османская империя со столицей в Анкаре.

Именно поэтому он во многом организовал, а затем поддержал «оппозицию» в Сирии. Именно поэтому он вложил в нее 20 млрд долларов, создал лагеря для беженцев и лагеря для тренировки боевиков, постоянно подпитывая вторые первыми. Это было очень удобно — загребать жар чужими руками и надеяться, что исламские боевики расчистят ему дорогу.

Весь расклад был нарушен успехами российской авиации. Не самим фактом ее применения, а именно успехами. То, что Россия не бросит Асада и вступит в конфликт, было понятно с начала лета 2015 года, когда кроме обычной военно-технической и гуманитарной помощи режиму, Россия начала перебрасывать в Латакию специалистов по подготовке к развертыванию своего контингента.

Турецкая разведка все это видела и докладывала. США на этом этапе решили России не мешать. Американцы допустили стратегическую ошибку. Они рассчитывали, что Вооруженные силы Российской Федерации завязнут в сирийской войне, как некогда СССР увяз в Афганистане, и что это в конечном итоге ослабит позиции Владимира Путина внутри страны.

Кстати, уже осенью 2015 года в России была пущена мощная информационная волна, проводившая подобные параллели.

Но первые бомбардировки позиций боевиков показали, что данный расчет был ошибочен. Силу российской армии стратеги из НАТО явно недооценили. Это был шок. Американские генералы рассказывали о российской авиации с восхищением и неприкрытой опаской. Было о чем задуматься и Турции.

Полтора месяца ушло на то, чтобы либо решиться идти до конца, либо отступить от идеи «возрождения» новой турецкой империи.

В первом случае был риск полного поражения. Турция сама является страной противоречием. Она, наподобие Украины, была сшита в 1920-х годах из остатков Османской империи. В ее состав вошли не только турецкие забитые крестьяне, но и старая, вечно недовольная и фрондирующая бывшая столица Стамбул и … курды.

Появление партии исламистов, к которым относится и Эрдоган, в конце XX-го века бросивших вызов господствующей идеологии кемалистов, только добавило линий разлома в и так пестрое и неустойчивое турецкое общество. А потому поражение в Сирии могло превратиться в войну на своей территории.

Во втором случае Эрдоган уступал. Уступал свою мечту и свой пост, но сохранял единую Турцию. Безусловно, отступление было бы воспринято в турецком обществе как слабость, а сам Эрдоган — как ошибка со всеми вытекающими лично для него и его партии последствиями.

И жребий был брошен. 24 ноября 2015 года был сбит российский самолет, а оппозиционные журналисты, посмевшие писать о связях ДАИШ (запрещенная на территории России организация) и Анкары, брошены за решетку.

И сразу же Эрдоган получил удар под дых. Ни США, ни остальные союзники по НАТО его не поддержали. Попытки их переубедить ни к чему не привели. Запад упорно не шел на усиление конфронтации с Россией. Каждый по своей причине.

Игра ва-банк между тем продолжалась. Турция, уже особо не скрывая, продолжала помогать сирийским террористам-оппозиционерам. Вооруженные силы страны начали концентрацию на южной границе. Эрдоган всем видом показывал, что он готов к силовому решению, то есть к вводу турецких войск на территорию Сирии.

Последние недели были очень нервными. Ввода войск ждали с минуты на минуту, а получили перемирие и резолюцию СБ ООН, после которых угроза турецкого вторжения исчезала. Теперь турецкая армия, а не Россия, вторгнувшаяся в пределы Сирии, пошла бы против всего «мирового» сообщества, на что даже фанатичный Эрдоган был не способен. Россия и Сирия выиграли этот акт, а президент Турции потерпел еще одно сокрушительное поражение.

И, как ирония судьбы, через несколько дней конституционный суд Турции выпускает на волю опальных журналистов Джана Дюндара и Эрдема Гюля. Резолюция: нарушение свободы слова.

А тем временем в тылу турецкой армии на территории Турции разгоралась новая курдская война.

Прошло всего три месяца с того момента, как Реджеп Эрдоган принял свое роковое решение и пошел ва-банк. Три месяца, которые стали роковыми в его политической карьере и, возможно, истории Турции.

Источник

Фото и аудио Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.