shadow

Три месье и одна мадам. Кто претендует на Елисейский дворец

Фаворитами президентской гонки остаются Ален Жюппе (около 30 процентов) и Марин Ле Пен (около 27 процентов)


shadow

До президентских выборов во Франции осталось чуть больше года. 2016-й обещает стать определяющим в борьбе за Елисейский дворец. Именно в этом году пройдут первые во французской истории праймериз возглавляемой Николя Саркози партии «Республиканцы» (до 2015-го «Союз за народное движение») и станут понятны результаты чрезвычайных экономических мер, от которых напрямую зависит дальнейшая политическая судьба действующего президента Франсуа Олланда и социалистической партии в целом.

В январе 2016-го сразу несколько французских социологических служб опубликовали свежие результаты опросов общественного мнения. Фаворитами президентской гонки остаются Ален Жюппе (около 30 процентов) и Марин Ле Пен (около 27 процентов). Данные также показывают рост популярности Олланда (22 процента), впервые за несколько лет опередившего Саркози (21 процент). Учитывая важность происходящих событий, имеет смысл проанализировать складывающуюся ситуацию.

Сильные и слабые стороны основных кандидатов

Из четверки кандидатов, имеющих наибольшие шансы на победу, для россиян самым неизвестным персонажем является действующий мэр Бордо Ален Жюппе — согласно опросам, главный фаворит президентской гонки. Это человек из команды Жака Ширака, бывший премьер-министр Франции, неоднократно занимавший важные государственные посты. На руку Жюппе играет его удаленность от Парижа в последние годы, успешная работа в качестве мэра Бордо и, главное, то, что французы устали от борьбы между Олландом и Саркози: 74 процента жителей Пятой республики не хотят видеть президентом ни того, ни другого. И Саркози, и Олланд ассоциируются у французов с перманентным экономическим кризисом, нарастанием социальной и религиозной напряженности, скандалами в личной жизни.

Серьезным недостатком кандидатуры Жюппе, без сомнения, является судимость: в свое время он был условно осужден на полтора года за растрату государственных средств. Против Жюппе играет и его деятельность на посту премьер-министра в 1995-1997 годах. Многие французы помнят так называемый «план Жюппе», предполагавший среди прочего увеличение расходов, сокращение пенсий работникам госсектора, уменьшение расходов на образование и здравоохранение. Реализация плана привела тогда к самым масштабной со времен революции мая 1968-го забастовке работников государственного сектора, длившейся около трех недель и собравшей до двух миллионов человек.

Еще один недостаток мэра Бордо — его возраст (70 лет). Он старший из возможных кандидатов: Олланду — 61 год, Саркози — тоже 61 год, Марин Ле Пен — 47 лет. Но главная проблема Жюппе не возраст, не прежние непопулярные решения и даже не судимость. Несмотря на высокий рейтинг (около 56 процентов граждан имеют положительное мнение о нем) и широкую поддержку среди французов самых разных политических взглядов, он недостаточно популярен в рядах собственной партии («Республиканцы»). В последние месяцы, правда, его внутрипартийный рейтинг неуклонно растет, и, соответственно, повышаются шансы на победу на первичных выборах. Тем не менее пока у Саркози среди французских правых больше «административного веса».

Николя Саркози — лидер партии «Республиканцы» и бывший президент Франции (2007-2012). Главное его преимущество — большой опыт и пост руководителя крупнейшей в стране партии. В совокупности эти два обстоятельства могут решить исход борьбы в его пользу.

Однако существуют и факторы, скорее мешающие Саркози, нежели помогающие. Результаты его пятилетнего правления большинство граждан оценивают негативно, о чем однозначно дали понять, не переизбрав его на второй срок. Кстати, победа Олланда на тех выборах объяснялась не только и, может быть, даже не столько личной популярностью лидера социалистов, сколько масштабным протестным голосованием против Саркози. Не стоит забывать и то, что бывший президент Франции находится под следствием в связи с обвинениями в превышении должностных полномочий. Если этому делу в ближайшие месяцы дадут ход, может оказаться, что Саркози вообще не сможет баллотироваться в президенты.

Рейтинг давнего соперника Саркози — действующего президента страны Франсуа Олланда в последние месяцы заметно вырос, и, как уже говорилось выше, по последним опросам он опережает Саркози, хотя еще год назад шансы Олланда переизбраться на второй срок оценивались как призрачные и близкие к статистической погрешности. С чем связаны подобные изменения?

В 2012-м Олланд выиграл президентские выборы с серьезной программой, главными пунктами которой были увеличение расходов на социальную сферу и сокращение безработицы. В ситуации отсутствия экономического роста (менее одного процента), крупного госдолга и отрицательного платежного баланса эта программа выглядела очень амбициозной. Более того, под давлением ФРГ и лично Ангелы Меркель Олланд согласился на выполнение жестких условий по восстановлению бюджетной дисциплины — сокращению дефицита бюджета до трех процентов. Реализация социально ориентированной программы при выполнении этих условий была фактически невозможна, и первые три года президентства Олланда прошли на фоне ухудшения экономического положения в стране. Только за 2015 год безработных во Франции стало на пять процентов (297 тысяч человек) больше, чем в 2014-м, а дефицит торгового баланса Франции увеличился в 2015-м на 13,9 процента по сравнению с предыдущим годом.

Однако в последние месяцы ситуация изменилась. Серия терактов, потрясших Францию, особенно события ноября 2015-го, поставили страну перед необходимостью серьезно увеличить расходы на безопасность, в том числе на армию. От бюджетной дисциплины французы тут же отказались. Сложившаяся обстановка позволила, не боясь негативной реакции партнеров по ЕС, и прежде всего ФРГ, увеличить расходы и на социальные программы. По сути, на предпоследнем году президентства у Олланда наконец появилась возможность хотя бы частично реализовать свою программу — что он и пытается сейчас делать. В январе этого года было объявлено о чрезвычайных экономических мерах, предполагающих выделение дополнительных двух миллиардов евро на борьбу с безработицей. Если эти меры дадут положительную динамику, шансы Олланда на переизбрание сильно повысятся. В пользу Олланда играет и то, что, будучи действующим президентом, он является «естественным» кандидатом от социалистов — это поможет избежать раскола в партии.

Впрочем, слабых сторон у кандидатуры Олланда тоже хватает: ему ставят в вину ухудшение экономической ситуации в первые три года президентства, постоянные скандалы в личной жизни, не всегда обдуманные внешнеполитические шаги. Неожиданным и неприятным для Олланда стало и заметное снижение его популярности среди французских мусульман. На протяжении многих десятилетий мигранты и их потомки голосовали на выборах различных уровней за социалистов. Так, во втором туре президентских выборов 2012-го, по данным OpinionWay и Fidusial, 93 процента пришедших на избирательные участки французских мусульман поддержали Олланда. Однако по прошествии всего трех лет стал заметен процесс постепенной утраты симпатий к социалистам среди мусульман. Среди прочих факторов заметную роль в этом процессе сыграл закон о легализации однополых браков, неприемлемый для мусульманского населения. Голосов мусульман Олланду может не хватить в 2017 году.

Про Марин Ле Пен, еще одного фаворита президентской гонки, уже много сказано и написано. В последние годы ей действительно удалось добиться серьезных успехов. «Национальный фронт» постепенно разрушает двухпартийную политическую систему Франции. Идет процесс «укоренения» партии. Так, по итогам последних региональных выборов во Франции, прошедших в декабре 2015-го, «Национальный фронт» увеличил число своих депутатов в региональных советах страны со 118 до 358. Постепенно Ле Пен избавляется от радикальной и маргинальной репутации, чему в немалой степени поспособствовало исключение из партии ее отца.

Однако шансов переехать в Елисейский дворец в 2017-м у нее почти нет. Несмотря на значительные успехи, «Национальный фронт» остается «нерукопожатной» партией для очень многих французов. У Марин Ле Пен есть все шансы пройти во второй тур, но там она неизбежно проиграет. Ее время еще не пришло, но может настать в 2022-м — в случае дальнейшего обострения проблем с мигрантами и отсутствия положительных сдвигов в экономике.

Наиболее вероятные сценарии 2017 года

В ноябре состоятся праймериз республиканской партии. Они будут иметь решающее влияние на исход всей президентской гонки.

Вариант 1. В случае победы Алена Жюппе на праймериз, что вполне вероятно, он окажется единственным кандидатом от республиканцев. Кстати, сами по себе первичные выборы не имеют четких юридических последствий: проигравшие на них кандидаты тем не менее имеют право баллотироваться в президенты. Но Саркози, инициировавшему проведение праймериз, будет трудно отмахнуться от их результатов, и в случае проигрыша он, скорее всего, откажется от участия в выборах. В этой ситуации Жюппе, и так имеющий высокий рейтинг, будет обладать широкой поддержкой правого электората, в том числе части социалистов и крайне правых. Во втором туре он с большой долей вероятности опередит Франсуа Олланда и станет хозяином Елисейского дворца минимум на пять лет.

Вариант 2. Сейчас шансы Жюппе и Саркози на первичных выборах оцениваются как примерно равные. Саркози опережает своего оппонента по внутрипартийным раскладам, но разрыв постепенно сокращается. Однако, в отличие от Саркози, Жюппе изначально скептически отнесся к самой идее проведения праймериз. Он неоднократно заявлял, что в случае сомнений в объективности этих выборов (например, из-за низкой явки) он все равно выдвинет свою кандидатуру в 2017 году. В этом случае среди правых возникнет раскол, что пагубно скажется на их результатах. В итоге во втором туре, видимо, окажутся Олланд и Ле Пен с последующим переизбранием действующего президента на второй срок.

Вариант 3. Саркози побеждает на первичных выборах, а Жюппе признает себя побежденным, отказывается от участия в президентских выборах и призывает своих сторонников голосовать за Саркози. В этой ситуации ключевым будет вопрос: кто станет соперником Олланда во втором туре — Саркози или Ле Пен? Политологи уже давно подметили, что французы по-разному голосуют в зависимости от важности выборов. Так, они могут позволить себе «вольности», например, на выборах в Европарламент, но на президентских выборах обычно голосуют ответственно. В связи с этим Марин Ле Пен, скорее всего, наберет в первом туре меньше, чем прогнозируют различные опросы, и у Саркози будут неплохие шансы ее обойти. Более того, во втором туре шансы Саркози, хоть и незначительно, но все же большие, чем у Олланда.

Перспектива российско-французских отношений

Как изменится климат российско-французских отношений после выборов 2017 года? В последние месяцы и в российских, и во французских СМИ появляются сообщения о том, что французы выступают за снятие санкций с России летом 2016-го и пытаются убедить в этом европейских партнеров. К сожалению, оснований для этих надежд недостаточно. И решение о снятии санкций с России вряд ли будет приниматься Парижем. Если подобное решение и будет принято, то санкции будут не сняты, а всего лишь смягчены.

В действительности французско-российское сотрудничество испортиться еще сильнее уже не может — в некотором смысле контакты между Москвой и Парижем достигли дна.

Так что грядущие выборы точно не ухудшат ситуацию. А вот улучшат ли? В случае переизбрания Олланда надеяться на заметное оживление диалога вряд ли стоит — слишком сильны среди социалистов русофобские настроения. Очевидно, что Саркози, с которым у высшего руководства России налажен тесный контакт, — наиболее подходящая для Москвы кандидатура. В конце концов, договор по «Мистралям» инициировал и подписал именно он. С другой стороны, он же и вернул Францию в интегрированные структуры НАТО спустя более чем полвека после исторического решения де Голля.

Что касается Алена Жюппе — он занимает гораздо более жесткую позицию по отношению к России в ситуации с Крымом и кризисом на Украине, чем Саркози. Однако он известен как прагматичный политик, а российско-французским контактам, как и в целом российско-европейским отношениям, не достает сегодня как раз прагматизма. Стоит также вспомнить, что Жюппе относится к клану Жака Ширака, а наивысшая точка российско-французского сотрудничества (иракский кризис 2003 года и попытка построения треугольника Москва — Париж — Берлин) относится как раз ко времени президентства Ширака.

В целом 2017 год может привести к некоторому потеплению между Парижем и Москвой, но надеяться на восстановление прежнего уровня сотрудничества пока рано.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.