shadow

Проблематика перемирия в Сирии


shadow

В течение 27 февраля — 1 марта в Сирии согласно американо-российским договоренностям заключенным отдельно от нереализованных мюнхенских соглашений и «венского процесса», должно установиться частичное перемирие. Обе стороны ясно дали понять, что именно прямая договоренность США и РФ о достижение перемирия в Сирии, должна лежать в основе практических действий направленных на прекращение огня. Де-факто, обе стороны взяли на себя обязательства по работе с союзниками:

США работают с оппозиционными и террористическими организациями отделяя агнцев от козлищ, деля их на тех, с кем Асад будет «мириться» и тех, кого будут убивать.  Так же США заняты приведением в чувство Турции, которая своими угрозами изрядно напрягала как российскую, так и американскую дипломатию.

Россия работает с Асадом и Ираном, определяя, с кем из противников война будет продолжена, а с кем будет заключено перемирие. С обеих сторон кипит нешуточная дипломатическая активность.

Эти неформальные обязательства являются плодом вынужденного компромисса — США были вынуждены смириться с выдвинутыми Россией сроками (что позволило Асаду за 2 недели существенно улучшить свои позиции) и допустить продолжение войны против части группировок. Россия и ее коалиция пошли на это соглашение с учетом угрозы иностранной интервенции и раздела Сирии, которая приводила к разрастанию конфликта и прямой угрозе столкновения РФ и стран НАТО. Как и всякий вынужденный компромисс, это решение содержит ряд подводных камней затрудняющих его реализацию.

1. Несмотря на приближение сроков перемирия, до конца не определен список «хороших» и «плохих», что оставляет широкий простор для произвольных трактовок вопроса «кого можно убивать, а кого уже/пока нельзя». Так как США никак не могут согласовать этот список с Турцией и Саудовской Аравией, а так же определиться с тем, кого можно поддерживать публично, а кого опосредованно, запущена информационная волна про «вариант Б», где в срыве перемирия заранее обвинена Россия. Это попытка информационно-дипломатическими методами ограничить произвольный характер бомбежек ВКС РФ, чтобы они хотя бы ограничились Халифатом и «Ан-Нусрой» и не затрагивали другие группировки, часть из которых Россия и Сирия считают террористическими. Угроза «создания зоны безопасности» должна по всей видимости вынудить Россию и Сирию избегать чрезмерно вольных трактовок в отношении «спорных» организаций.

2. Сами боевики тоже не имеют единого мнения по этому вопросу, если полностью завязанные на Запад группировки довольно быстро отрапортавали, что они готовы «мириться», то более самостоятельные джихадистские группы воюющие вместе с «умеренными» (зачастую разница выражается в том, что одни отрезают головы на камеру, а другие нет) либо воротят нос от перемирия, желая продолжать войну, либо начинают выдвигать заведомо неприемлемые условия, вроде «не бомбить наших друзей из Ан-Нусры». Эти упоротые «оппозиционеры» скорее играют на руку России и Сирии, так как за счет их своеволия и упоротости, они сохраняют для российской коалиции более широкое пространство решений, поэтому убедить «упоротых», что надо хотя бы на время прекратить стрелять без дополнительных условий — в интересах США и Ко. Пока они этого добиться не могут, поэтому российские военные бодро отчитываются, где и как они будут бомбить после наступления перемирия, а сирийские военные рассказывают, как они продолжат бить террористов.

3. В военном отношении, заявленные районы перемирия не затрагивают ключевых операции САА. Представленная карта с районами перемирия затрагивает Дераа, Растанский Котел, север Хамы, пригороды Дамаска, то есть те районы, где сирийской армии не удалось достигнуть масштабных успехов.

В районе Дераа с сентября по февраль было очищено несколько кварталов и севернее города были взяты Атман и Шейх-Мискин, что не сильно изменило общую ситуацию в южных районах Сирии, где граница с Иорданией давно нараспашку.

Растанский котел разрезать не удалось (его лишь подсократили в размерах), как и разблокировать трассу Хама-Хомс. Это серьезно затрудняет операции в центральных районах Сирии.

Наступление на севере Хамы закончилось неудачей, войска понесли серьезные потери в бронетехнике и лишь успехи под Алеппо позволили избежать больших неприятностей.

В пригородах Дамаска успехи САА так же были достаточно скромными, одна отбитая авиабаза, несколько занятых кварталов и различных поселков и высот, впрочем плотная жилая и индустриальная застройка с годами возводившимися подземными укреплениями и не обещала скорых побед.

То есть остановка активных боевых действий тут принципиально ничего не изменит, фронт там и так достаточно стабилен. Существенным моментом является разве что район Дераа, который подпитывается оружием и наемниками через иорданскую границу, но САА пока что и не претендовала на полное перекрытие границы здесь, так что здесь речь идет скорее о прекращении огня в формате сложившегося позиционного фронта с сохранением ряда потенциальных проблем.

С другой стороны — продолжатся боевые действия в районе Пальмиры и Махина (против Халифата), в восточных районах Хамы (против Халифата), под Алеппо (против Халифата и Ан-Нусры), наступление на Ракку (против Халифата), наступление в Латакии (против Ан-Нусры). То есть там, где САА уже достигла серьезных успехов и может достичь еще больших уже в марте.

4. Помимо войны с Халифатом, которая в любом случае будет идти и будет связана с гонкой между США и РФ за овладение Раккой, важным моментом является вопрос сирийско-турецкой границы. Анклав у Азаза с помощью операции САА и курдов отрезан от Алеппо и его влияние на ситуацию вокруг города стремительно уменьшилось. Турция может его поддерживать и даже попробовать вынудить там перемирие (хотя в анклаве сидят и боевики Ан-Нусры), но роль Азаза уже не будет прежней. Это разве что позволит Турции сохранить лицо и имитировать заботу о туркоманах прикрываясь которой она будет накачивать оружием и наемники боевиков с прицелом на продолжение войны с курдами.

Кусок границы к востоку от Кобани полностью контролируется курдами, которые сотрудничают с американцами, поэтому свободно тут оперировать у Турции не выйдет. Остается участок в горной Латакии и Идлибе. Проблема Турции в том, часть помимо ССА, часть боевиков составляют члены «Ан-Нусры», которых можно бомбить даже по американо-российским договоренностям. А раз так, то Сирия и Россия будут стремиться продолжать устанавливать контроль над границей указывая на то, что они воюют против боевиков «Ан-Нусры», а в случае если ССА будет поддерживать в боях «Ан-Нусру», США и Ко будут обвинены в том, что их марионетки не соблюдают договоренности. Как обойти эту проблему, пока не ясно. Не исключен вариант, что для достижения перемирия, боевиков «Ан-Нусры» попробуют перебросить из горной Латакии через территорию Турции в Азаз.

5. В случае реального перемирия на ряде участков фронта, очевидно стоит ожидать интенсификации действий САА и ВКС РФ на активных направлениях, куда будут перенаправлены удары авиации и подтянута артиллерия (скажем устойчивое прекращение активных боев вокруг Растанского кармана и в пригородах Дамаска, позволит перебросить под Алеппо, Пальмиру и в провинцию Ракка достаточно существенное кол-во ствольной и реактивной артиллерии + возможно танки). В случае же срыва перемирия, война продолжится так же как и шла, правда риск иностранной интервенции будет больше и планы ведения войны со стороны российской коалиции будут вынуждены учитывать эту возможность. Главные же военные задачи в любом случае не меняются — перекрытие границы в Латакии и Идлибе с выходом в центральные районы Идлиба, полное окружение Алеппо и его постепенная зачистка/демилитаризация (выход боевиков по предоставленному коридору в Идлиб или Азаз), освобождение Пальмиры, наступление на Ракку. Попутно решаются второстепенные задачи связанные с стабилизацией фронта в восточной Хаме, в районе Махина и в районе Ханассера. Так что как бы не закончилась история с перемирием, САА сохранит стратегическую инициативу и продолжит развивать успехи на ряде направлений, не расплескиваясь на малоуспешные операции в других районах.

6. Теперь что касается политических моментов. Реальное перемирие между частью «зеленых» и Асадом будет означать, что они будут вынуждены сесть друг на против друга и договариваться о послевоенном устройстве Сирии. Пока что между ними нет особых точек соприкосновения, Асад не против и ближайшие лет 10 остаться у власти, если его поддержит народ на выборах (что весьма вероятно, особенно на фоне последних военных побед), боевики и Запад требуют ухода Асада до выборов и выборов без Асада. Пока что есть только договоренность внешних игроков о том, что Сирия по итогам войны должна остаться в прежних границах. Какой она будет в этих границах, пока непонятно, так как крайне трудно сбалансировать интересы всех заинтересованных сторон. Сейчас рассматриваются Боснийский или Ливанский варианты, с общим прицелом на преобразование Сирии в федеративное государство, где перебалансируются интересы шиитов, суннитов, алавитов, курдов, туркоманов и т.д. Чаще всего обсуждают вопрос квотирования, которые определят влияние этнорелигиозных групп в послевоенной Сирии. Россия и Иран будут заинтересованы в как можно менее существенных изменениях внутреннего устройства Сирии, чтобы сохранить там свои позиции, США, Турция и Саудовская Аравия наоборот будут настаивать на более радикальных вариантах переобустройства Сирии, чтобы снизить влияние России и Ирана и добиться максимального влияния для своих марионеток в послевоенном устройстве. Главный вопрос, как поведет себя Асад, который в этом клубке противоречий является не объектом, а субъектом, имеющим свое видение того, какой должна быть послевоенная Сирия. Пока что он не давал повода усомниться в том, что готов бороться за свою власть и интересы тех частей сирийского общества, которые он представляет.

7. Что можно сказать об интересах воюющих сторон? Очевидно, что алавиты не хотят терять свое положение, за которое они сражались 5 лет. Разумеется, в среде «зеленых» есть желание низвергнуть алавитов и преобразовать Сирию в суннитское государство. Эти устремления подпитываются Саудовской Аравией. Турция заинтересована в расширении влияния туркоманов и дружественных джихадистов, а так же в общем ослаблении Сирии, дабы сохранить свои позиции в северной Сирии и препятствовать автономистским устремлениям сирийских курдов поддерживающих своих сородичей в войне с турецкой армией в Турецком Курдистане. США заинтересованы в усилении позиций светских оппозиционеров, но проблема в том, что политическое и военное влияние Сирийской Свободной Армии в результате российского вмешательства оказалось сильно подорванным и в стане «зеленых» центр тяжести сместился в сторону джихадистских группировок, с частью из которых США не хотели бы иметь дело в публичной плоскости.

Россия и Иран заинтересованы в сохранении влияния алавитов (не обязательно с Асадом во главе, что уже не раз давалось понять) и укрепления роли шиитов, что позволит закрепить военные вложения в Сирию и обеспечить гарантии по российским военным базам, а так же сохранить для Ирана возможность опираться на Сирию в противостоянии с Израилем (посредством Хэзбаллы, которая очевидно усилится по итогам Сирийской войны), так и с Саудовской Аравией (помешав превратить Сирию в суннитское государство в рамках общего суннитско-шиитского противостояния, где Иран и Саудовская Аравия являются главными игроками). Курды заинтересованы в максимально широкой автономии, давлении США на Турцию и в том, чтобы к власти в Дамаске не пришли радикальные джихадисты. Распутать этот клубок противоречивых устремлений будет трудно.

8. Тем не менее, если перемирие наступит, мы увидим параллельный процесс — на части фронтов боевые действия продолжаться с еще большей интенсивностью за счет высвобождения дополнительных сил, одновременно с этим будет запущен новый этап переговорного процесса, где стороны будут угрожать друг другу (Россия и Сирия возобновлением боевых действий против всех прочих «зеленых», США, Турция и Саудовская Аравия — иностранной интервенцией и прямыми поставками тяжелых вооружений «зеленым») в попытках вынудить те или иные уступки. На фоне этих угроз, Асад и «зеленые» будут искать компромиссный вариант политического урегулирования (которого пока нет). За их спиной будут стоят США, Россия, Иран, Саудовская Аравия и Турция, а так же ЕС в роли «разводящего», который будет предоставлять площадку для переговоров. Когда и как они закончатся (если вообще начнутся) сейчас сказать крайне затруднительно. В Вене в конце прошлого года речь шла о переходном периоде в 18 месяцев, после которых Асад должен был оставить власть, но противники Асада постоянно срываются на старые и невыполнимые требования, что Асад должен уйти немедленно. Этого очевидно не произойдет. Россия и Иран конечно могут давить на Асада в своих интересах, но приказать ему они не могут. Асад уже ясно дал понять, что он не против переговоров с «вменяемыми» и не против демократических выборов со своим участием, более того, он уже пользуется ситуацией с перемирием и готовит парламентские выборы на апрель, где с учетом последних военных успехов он может рассчитывать на существенную поддержку населения Сирии (вероятно, что к апрельским выборам армия постарается освободить Пальмиру, что будет иметь огромный пропагандистский эффект как внутри Сирии, так и за ее пределами), что усилит его позиции на предстоящих переговорах. Оппоненты Асада естественно будут заинтересованы в срыве этих выборов, которые будут заранее объявлены нелегитимными и сфальсифицированными.

Поэтому к предстоящим переговорам, Россия и Иран скорее всего будут торговаться с США и Ко за как можно более длительный «переходный период» во время которого Асад останется у власти до согласования устраивающего всех переформатирования Сирии. США естественно будут давить на РФ и Иран, чтобы они вынудили Асада уйти немедленно, но так как этого не произошло и ранее, сомнительно, что это произойдет после произошедших изменений на фронте. Пока США не отступят от требований немедленной отставки Асада, прийти к соглашению о послевоенном урегулировании будет трудно и стороны будут и далее пробавляться ситуативными компромиссами.

9. Одной из главных угроз для перемирия и российско-американских договоренностей является курдско-турецкая война, которая остается за скобками Венского и Мюнхенского процесса, а так договоренностей Путина с Обамой. Как ее прекратить пока не ясно. США конечно надавили на Эрдогана и заставили его публично отказаться от планов интервенции в сирийский Курдистан, но эти планы конечно никуда не делись и по мере развития боевых действий в Турецком Курдистане, военные будут все сильнее требовать развязать им руки в операциях против PYD и YPG, которые поддерживают Курдскую Рабочую Партию. При таких каналах снабжения и запасах оружия, которые сформировались на границах Турции с Сирии и Ираком, подавить активное сопротивление КРП без перекрытия «сирийского» и «иракского» кранов, будет затруднительно, поэтому до сих пор сохраняется риск того, что очередные теракты или неудачи турецкой армии в столкновениях с КРП, могут толкнуть Эрдогана на военную авантюру, которая пока что сдерживается боязнью последствий столкновения с Россией и назидательными речами из Вашингтона. Так же обострить ситуацию может желание иракских курдов провозгласить свою автономию, что заложит основу для создания полноценного курдского государства и может привести к повторному вторжению Турции в Ирак и сопутствующему обострению войны против сирийских курдов. И курды и турки подвержены влиянию США и это отчасти проблема Вашингтона, который хочет сохранить возможность работать с обеими сторонами, что с одной стороны позволяет американцам удерживать обе стороны от непоправимых шагов, но с другой стороны никак не решает имеющихся противоречий, которые ставят под угрозу все американские и российские комбинации в Сирии. Россия же уже ясно намекала, что в случае, если Эрдоган сойдет с ума и полезет в Сирию, то Москва активизирует работу с курдами с прицелом на развал Турции через образование автономного Курдистана. Так как эта угроза в Анкаре прекрасно осознается, «Сирийский экспресс» из Новороссийска и Севастополя, как гонял транспортные суда с техникой и боеприпасами в Тартус через Босфор, так и гоняет, хотя отношения Москвы с Анкарой непоправимо испорчены.

10. В чем минусы перемирия для России и Сирии?  Главный минус заключается в том, что на тех участках, где перемирие может быть заключено, группировки боевиков смогут привести себя в порядок, пополнить свои ряды, получить вооружения из-за границы и в удобный момент возобновить активные боевые действия, что будет затруднять в период «перемирия» переброску сил с «мирных» направлений на войну с Халифатом и Ан-Нусрой, а так же создавать потенциальные угрозы в южных районах Сирии, где за счет открытой границы с Иорданией, боевики могут накопить достаточно сил, чтобы после срыва перемирия, активизироваться под Дераа, Атманом, Шейх-Мискином и еще на ряде направлений. Разумеется, будут пытаться продавить перемирие и в горной Латакии, чтобы воспользоваться перемирием (для тех же целей) и за счет сохранившейся границы укрепить фронт, который «зеленым» не удается стабилизировать со времен потери Сальмы.

Второй проблемой для России и Сирии является тот факт, что в срыве перемирия (весьма вероятном) Запад гарантировано обвинит Дамаск, Москву и Тегеран. Об этом уже заявлено заранее. Соответственно, даже на «мирных» участках будут предприниматься провокации, которые будут направлены на то, чтобы вынудить российскую коалицию к действиям, которые будут истолкованы как «вероломные», что даст повод республиканским ястребам в Вашингтоне прокачивать тему интервенции и отказа от всяких контактов с Россией, «которая понимает только силу». Турция при срыве перемирия разумеется будет доказывать, что только создание «зоны безопасности» в сирийском Курдистане «спасет демократию в Сирии», а монархии Персидского Залива вновь продолжат угрожать интервенцией суннитских государств. Конечная цель всех провокаций и угроз вполне прозаична — сместить Асада любой ценой. Военным путем очевидно не получилось, поэтому означенные страны продолжат вести против него гибридную войну даже несмотря на перемирие. Это генеральная цель, которой на данном этапе препятствуют Россия и Иран. Перемирие не снимает это ключевое противоречие, а лишь добавляет новый формат противостояния, помимо уже имеющихся.

Более того, перемирие постараются использовать как средство, чтобы ускорить смещение Асада на американских условиях. Для России тут действует своеобразная вилка — где с одной стороны надо избежать иностранной интервенции, которая повлечет за собой раздел Сирии и негативных сценариев связанных с прямым конфликтом против стран НАТО. С другой стороны надо сохранить свое влияние в Сирии и не допустить реализации американских целей связанных с сменой режима в Дамаске в желаемом Вашингтоном формате.

Принесет ли заключенное перемирие, если оно будет выполняться мир в Сирию? На мой взгляд нет. В 2016 война в Сирии не закончится, ибо как минимум продолжаться боевые действия против Халифата и «Ан-Нусры», а так же столкновения между курдами и турками. Никуда не исчезнут и теракты, которые в Сирии будут еще долгие годы приметой времени. Скорее всего и противоречия внешних участников этой войны не получится устранить в этом году. Возможно улучшится гуманитарная ситуация в городах, где боевые действия будут остановлены, но общая ситуация гуманитарной катастрофы так же вряд ли принципиально изменится. Беженцы по-прежнему будут бежать из охваченной войной страны, где ценность человеческой жизни стала столь незначительной.

Касательно же споров на тему того, кто «слил» — Обама, Путин или Эрдоган, то тут все покажут переговоры между Асадом и «зелеными», где мы увидим как совокупные позиции коалиций по послевоенному урегулированию в Сирии, так и те отличия от текущих позиций, которые можно будет трактовать как уступки со стороны иностранных участников сирийской войны.

Ну а пока успехи/неуспехи сторон в сирийской войне будут как и прежде определяться военными факторами и тут можно лишь пожелать успехов САА, ВКС РФ, иранским, ливанским и палестинским союзникам, так как именно военные успехи более прочего обеспечивают перелом на дипломатических фронтах.

Источник

Фото Livejournal

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Roman    

    Да не будет никакого перемирия. Вашингтон просто тестирует Россию на предмет поведения в критической для нее обстановке.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.