shadow

Перемирие под вопросом: эскалация сирийского конфликта продолжается


shadow

3р

В последнее время новости и обзоры сирийского конфликта ходят по замкнутому кругу: переговоры, попытки оппозиции и поддерживающих её сил эти переговоры сорвать, режим прекращения огня, угрозы вторжением наземных войск и заявления о желании пока воздержаться – и снова возвращение к идее переговоров и прекращении огня.

Немного разбавило устоявшуюся тематику недавнее заявление Асада о том, что он весьма скептически относится к идее прекращения огня: непонятно, кто и как будет это контролировать, а главное – как карать за нарушения режима. Кстати, здесь сложно не согласиться, когда у нас перед глазами трагическая история украинского конфликта, длящегося многие месяцы, где тоже был введён режим прекращения огня, всё было расписано по Минским соглашениям, и даже наблюдательные миссии от ОБСЕ ездят и контролируют. И что в итоге? Нарушений режима своими протеже Запад в упор не желает видеть, но зато обвинений в адрес Донецка и Луганска не счесть. ОБСЕ регулярно обвиняют в прозападной ангажированности, а в Сирии даже такого ангажированного ОБСЕ не будет – чистая вольница для оппозиции и боевиков, каждый чих которых будет поддержан западными политиками и СМИ.

Итого, Асад делает здравое заявление:
Они (международные посредники) говорят, что хотят объявить перемирие в течение недели. Кто способен выполнить необходимые для этого условия и требования? Никто.
Башар Асад

А дальше начинается интересное. Во-первых, законные вопросы сирийского лидера попросту игнорируются западным сообществом, и сразу начинаются обвинения в нежелании мирного процесса. К слову, подобная заведомая предвзятость Запада к одной из сторон – к Сирии – сразу наилучшим образом доказывает обоснованность сомнений и озабоченности Асада. Потому что, действительно: режим прекращения огня нуждается в контроле. А уж особенно в тех случаях, когда его соблюдение или нарушение может стать фактором успеха или срыва мирных переговоров и даже чуть ли не решения ввести наземные войска – это то, чем грозят США в случае, если режим прекращения огня не будет установлен или не будет соблюдаться.

Во-вторых, весьма лукавую позицию начали продвигать в России некоторые СМИ. Дескать, Асад настолько «развоевался», чувствуя безусловную поддержку Москвы, что теперь даже к её мнению не прислушивается – статья в «Коммерсанте» так и называется: «Башар Асад развоевался». В ней даже приводят мнение независимого – очень независимого – эксперта из Московского центра Карнеги. По словам Алексея Малашенко:

«Действия президента Асада – пример того, как хвост начинает вилять собакой. Башар Асад пытается внушить Москве мысль о том, что, кто бы ни пришел после него, никакой любви уже не будет».

Нам пытаются внушить, что действия Асада выходят из-под контроля и начинают идти вразрез с политикой и интересами Москвы в данном регионе. Весьма коварное утверждение! На самом деле Россия, которая вложила в этот конфликт немало политических и экономических ресурсов и в данный момент, вместе с армией законного президента Асада, очевидным образом побеждает – в такой ситуации Россия действительно отнюдь не заинтересована в том, чтобы достигнутые результаты были утрачены. Эксперты и СМИ желают внушить мысль о том, что позиция Асада противоречит политике Кремля, но Москва не меньше Дамаска заинтересована в гарантиях по прекращению огня, а не в пустых обещаниях, которые щедро раздают протеже Запада, а потом нарушают данное слово при полной поддержке и одобрении наших «дорогих партнёров».

Если Европа, США и НАТО предпочитают делать некоторые заявления не своими устами, а посылать сигналы через ультиматумы и угрозы Саудовской Аравии, сирийской оппозиции и Турции, то будет ли странным предположить, что Москва тоже может разыгрывать этот политический и дипломатический пасьянс в некоторых случаях руками Дамаска? Заявления Асада не противоречат нашим интересам, а тогда почему следует делать вывод, что эта позиция не была согласована с нами и не является частью информационного «оформления» данного конфликта? Асад пока не сказал ничего такого, что шло бы вразрез с нашей политикой.

Зато, и это в-третьих, слова Асада явно задели за живое Америку. Госсекретарь Керри сразу заявил:

Если Асад не будет выполнять свои обязательства, а иранцы и россияне не заставят его сделать то, что они обещали… то члены мирового сообщества, безусловно, не будут просто сидеть, как болваны, и наблюдать за этим.
Керри Джон

Что делать, американские ставленники сейчас проигрывают, и им как воздух нужна передышка. Причём такая, чтобы они под сурдинку разговоров о прекращении огня стрелять могли, а по ним в ответ – ни в коем случае. То самое, о чём говорил Асад.

Метания Турции и призрак большой войны

Ещё больший интерес представляет на сегодня положение Турции. Вместе с Саудовской Аравией они чаще всего говорят о введении наземных войск и поигрывают мускулами. Эр-Рияд, например, сноваперебросил часть своей авиации в Турцию для ударов по позиция террористов, а Анкара начала со своей территории обстрел районов, прилегающих к Алеппо.

Однако ни первая, ни вторая не готовы начинать без США или НАТО. Руководство Турции говорит прямо:

«Турция не начнет наземную операцию в одностороннем порядке. Мы просим партнеров по коалиции о том, чтобы наземная операция состоялась. Мы обсуждаем это с нашими союзниками… Мы хотим наземную операцию. Если мы придем к соглашению, Турция примет в ней участие».

Но тут начинаются проблемы. В первую очередь, наземная операция сейчас не нужна США. У них впереди выборы, и любая потеря контроля над ситуацией в Сирии – или даже потеря хотя бы видимости контроля – грозит для правящих демократов непредсказуемыми осложнениями на выборах, которые и без того для них сложны. Иными словами, действующая вашингтонская администрация в данный момент в высшей степени не готова к авантюризму любого рода – как собственному, так и к авантюрам союзников и партнёров. Поэтому негативно высказываются и в руководстве НАТО. Генсек альянса Йенс Столтенберг ясно обрисовал позицию:

НАТО не имеет никакого смысла принимать участие в борьбе с ИГ, так как все 28 членов НАТО уже делают это в рамках коалиции США.
Столтенберг Йенс

Все эти заявления США, НАТО и некоторых лидеров Европы посылают Турции чёткий сигнал: полный запрет на любую самодеятельность в конфликте без согласования и одобрения своих покровителей.

Освежила этот недвусмысленный посыл и жесточайшая критика, которая обрушилась на Турцию после артобстрела районов Алеппо. Глубокую обеспокоенность высказал не только Совет Безопасности ООН по итогам совещания, проведенного 16 февраля, но и сами США раскритиковали действия Анкары. Госдепартамент опубликовал заявление, в котором призвал турецкие власти отказаться от обстрела сирийских территорий.

Но Турция наконец узрела подлинные плоды своих усилий: пока она сладко облизывалась, прикидывая, как будет нарезать Сирию словно торт, развязанная при её непосредственном участии война пошла совсем не так, как мечталось Анкаре. Военный жребий – вещь ненадёжная, а подчас и роковая – вот о чём забыл Эрдоган, открывая этот ящик Пандоры.

На сегодняшний день Анкара уже не о Сирии мечтает, а боится, как бы свои территории не потерять. Комментирую решение начать артобстрелы, премьер Турции Ахмет Давутоглу подчеркнул:

«Во время атаки (курдов на Азаз – прим. ред.) подверглась угрозе наша граница, что сделало необходимым применение правил реагирования».

И хотя это ничуть не оправдывает военные действия Анкары, но и пустыми словами не является.

Сейчас турецкому руководству весь свет застит курдский вопрос – куда более зловещий и актуальный, чем их заигрывания с террористами и нефтяные афёры. Эрдоган понял, что теперь уже надо думать не о развале Сирии, а о сохранении Турции – в том смысле, что и так главный для него курдский вопрос становился единственным. Для Анкары недопустимо, чтобы по итогам войны сирийские курды стали сильнее и получили бы автономию – там считают, что в этом случае с этой территории начнется дестабилизация Турецкого Курдистана.

Таким образом, Эрдоган и правящая верхушка Турции, развязав войну, ход и результаты которой они не могли предсказать, в итоге сами себя загнали в угол. Их планы в значительной степени были нарушены, когда Россия присоединилась к борьбе с террористами в регионе, а после знаменитого «удара в спину» Турция окончательно лишила себя возможности договариваться и находить партнёров, склонных прислушиваться к её интересам и мнению. Ссориться с Россией – особенно в данный момент – не хочется даже Штатам. Одно дело санкции вводить, а другое – перспектива войны. В Вашингтоне сидят отнюдь не такие авантюристы, как в Анкаре, не говоря уже о том, что для Штатов это просто один из многих, важных, но периферийных конфликтов, крайне далёкий от их границ, а вот Турция сумела сама себя загнать в ловушку. Как она теперь будет оттуда выбираться и сколько дров наломает при этом – и есть вопрос, над которым задумались многие наблюдатели за этим конфликтом.

Источник

Фото Politrussia

 

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.