shadow

Мюнхен-2016: шаг в пропасть

Россия и Запад обменялись репликами перед «дуэлью»


shadow

Очередная конференция по безопасности, завершившаяся в минувшие выходные в столице Баварии, так и не стала прорывной в отношениях между Россией и Западом.

Более того, сложилось впечатление, что представители западной элиты предпочли отказаться от услуг переводчиков, предельно вольно трактуя выступления своих геополитических оппонентов.

В частности, призыв Дмитрия Медведева к возобновлению диалога не просто остался без ответа, но и был истолкован западными спикерами самым превратным образом. Международному сообществу нужны не конфронтация и «третья мировая встряска», а сотрудничество, констатировал российский премьер. Поскольку, по его словам, сложившаяся атмосфера всё больше напоминает ту, что существовала в 1962 году — в момент Карибского кризиса.

Это вполне тривиальное сравнение дало Wall Street Journal повод, чтобы ни много ни мало, обвинить Кремль в разжигании «страхов перед угрозой ядерной войны». В связи с чем издание процитировало псевдосенсационное и весьма сомнительное утверждение генсека НАТО Йенса Столтенберга, о том, что учения ядерных сил РФ нацелены на то, «чтобы запугать ее соседей».

В свою очередь, верховный главнокомандующий НАТО в Европе американский генералФилип Бридлав призвал «привлечь Россию к ответу» и риторически «побряцал боеголовками», напомнив, что блок тоже проводит учения своих частей, оснащённых ядерным оружием.

Видимо, отбросив последнюю надежду на потепление в отношениях России и Запада, Дмитрий Медведев дал откровенно понять нашим западным партнёрам, что тем не стоит надеяться на немотивированные и односторонние уступки со стороны Москвы. Для убедительности премьер даже сослался на известное изречение героя бессмертного романа российского литературного классика. «Мы ничего просить не будем. Вы хорошо знаете нашу литературу. У Михаила Булгакова есть прекрасная фраза в книге „Мастери Маргарита“, когда Воланд говорит о том, что никогда ничего не просите, сами предложат и сами всё дадут. Вот и мы никогда не будем просить отмены этих санкций. Сами придут и скажут: давайте, наконец, со всем этим покончим, потому что никому не лучше, всем только хуже», — сказал Медведев в интервью журналу Time.

Для того, чтобы несколько поумерить лёгкое головокружение от несуществующих успехов в противостоянии с Россией, премьер заметил, что санкции доставили нам разве что «неприятные минуты». Но на капитуляцию России рассчитывать не стоит: «развиваемся, живём, естественно, выживем». Более того, «Политическую позицию изменили власти Российской Федерации? Не изменили. Имеют поддержку у населения Российской Федерации? Вы прекрасно знаете, имеют и ещё такую, которую здесь ни одна политическая сила не имеет, потому что никому не нравится, когда на твою страну давят», — подчеркнул Медведев.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов обращает внимание на то, что Владимир Путин не посещает мюнхенский форум по безопасности с 2007 года, когда состоялось его знаменитое выступление, взбудоражившее западную общественность.

— Нужно иметь в виду, что речь идёт о конференции, которая не предполагает активного переговорного процесса. Поэтому высший статус представительства не выступает здесь обязательным условием. Несмотря на это, я не считаю, что Мюнхен-2016 оказался абсолютно бесплодным мероприятием.

Формат конференции предполагает большое количество участников, которые придерживаются различных точек зрения на происходящее в мире. Как это бывает на подобного рода форумах, некоторые делегаты приезжают лишь для того, чтобы озвучить свою позицию. Понятно, что она едва ли будет принята всеми остальными, главное, что её можно предельно широко «засветить» в международном информационном пространстве ради собственного пиара.

 — С этим связаны абсолютно предсказуемые вербальные выпады прибалтов, поляков, евробюрократов и представителей НАТО?

— Конечно. Начиная от украинского вопроса, заканчивая демаршами в отношении строительства второй очереди «Северного потока». Участники из других европейских стран высказывались себя куда более умеренно. Это говорит не о различии позиции, а том, что есть ответственные и безответственные государства. Последние готовы вставлять антироссийские риторические «шпильки» потому, что у них нет других ресурсов, кроме откровенной спекуляции на своей русофобской позиции.

С другой стороны, я бы отметил важные подвижки по ближневосточному вопросу. В частности, Россия и США договорились о военном сотрудничестве на сирийском треке.

— В чём состоит прогресс: меморандум о безопасности полетов военной авиации России и США в небе над Сирией был подписан ещё в прошлом году?

— До сих пор попытки перевести урегулирование сирийского конфликта в политическую плоскость наталкивались на различное понимание того, кто должен садиться за стол переговоров. Проще говоря, какие организации, противостоящие официальному Дамаску, следует рассматривать как террористические, а какие в качестве «умеренной оппозиции». Насколько я понял, решение на этот счёт было согласовано. Оно состоит в следующем: определять, какая организация относится к террористической, а какая нет, будет Совбез ООН. То есть, самый авторитетный международный орган.

 — В чём, собственно, заключается достижение? Учитывая, что право вето, которым обладают его постоянные члены, зачастую порождает тупиковые коллизии в процессе согласования позиций между РФ и США.

— По крайней мере, Саудовской Аравии, Турции или Катару уже не удастся в обход России протащить в переговорный список экстремистов, которые находятся на их содержании. Таким образом, Москва шаг за шагом утверждает ту позицию, которую она отстаивает в течение нескольких лет.

Понятно, что члены Совбеза ООН будут ориентироваться на мнение двух ключевых игроков — России и США. Это уже небольшой успех. Потому что, в последнее время «палки в колёса» мирному урегулированию на Ближнем Востоке вставляли Эр-Рияд и Анкара. При этом, обратите внимание, Вашингтон полностью не солидаризируется с позицией руководства этих стран, которые пытаются навязать ему свою повестку дня.

В свою очередь, Москве и Вашингтону будет проще между собой договориться по списку террористических организаций, поставив других игроков перед свершившимся фактом.

 — Остановит ли это экспансионистский порыв Турции или саудитов на сирийском направлении?

— Резонный вопрос, учитывая, что пока Анкара откровенно игнорирует окрики Вашингтона о том, что не стоит обстреливать сирийских курдов. Но если будет принята специальная резолюция на этот счёт (чему турки не могут воспрепятствовать), то это будет совершенно другой поворот событий. Если высокопоставленные турецкие адепты идеологии «неоосманизма» откажутся соблюдать резолюцию, с точки зрения международного права, они окажутся вне закона.

Ещё одним важным результатом мюнхенской конференции стало решение о прекращении огня к концу этой недели.

— Означает ли это, что Москва согласилась прекратить воздушную операцию в Сирии?

— Я так понимаю, что нет. Пока ещё не наступил «последний срок», так что, пока рано судить. Если прекращение огня будет оформлено решением Совбеза ООН, это будет принципиально иная ситуация.

— Пока позицию США трудно назвать конструктивной — генсек «подведомственного» им блока НАТО в очередной раз обвинил Москву в провоцировании ядерной фобии времён «холодной войны».

— Это, что называется, попытка «валить с больной головы на здоровую». В последние годы Альянс демонстративно наращивал военную активность у наших границ. От стран Прибалтики до Чёрного моря постоянно проводились учения, осуществлялась переброска тяжёлой военной техники в граничащие с Россией страны НАТО. Несмотря на то, что эта практика, вообще, запрещена двусторонними соглашениями по линии РФ-НАТО.

Поскольку запрещена дислокация крупных воинских контингентов на постоянной основе, американцы и их союзники в качестве лазейки используют ротационный режим. А президент Польши и вовсе призвал в Мюнхене НАТО создать постоянные базы на Востоке.

Плюс, кто бы говорил об угрозе ядерной войны — фильм-страшилку о Третьей мировой войне недавно сняли не российские телевизионщики, а британская корпорация BBC.

Минобороны РФ проводит свои учения на плановой основе и в пределах суверенной территории. При этом выполняет взятое на себя обязательство заранее предупреждать «партнёров» о сроках и формате их проведения. Мы же не указываем США, когда и где им проводить военные учения в пределах национальных границ.

Представители делового сообщества ФРГ донесли до премьера России озабоченность малого и среднего бизнеса страны нынешней неопределенностью в отношениях между РФ и ЕС. Так и хочется воскликнуть, «но есть и другая Европа!».

— Разумеется, есть безответственные политиканы, которые зарабатывают очки на конфронтационной риторике, а есть те, для кого выстраивание нормальных отношений с Россией это жизненная необходимость. В этом плане упрёки относительно того, что Путин якобы пытается создать «альтернативную Европу», не выдерживают критики. Потому что речь идёт о здравомыслящей части истеблишмента стран ЕС, которая настроена не пророссийски, а национально.

Опять же, налицо попытка «перевести стрелки». Насколько я знаю, в Мюнхене поднимался вопрос о событиях в Молдове. Это яркая иллюстрация случая, когда «на воре и шапка горит». С подачи прозападного и насквозь коррумпированного кабинета министров Кишинёв обсуждает вопрос о создании единых (румыно-молдавских сил) полицейских сил. Это ни что иное как «ползучий унионизм», когда член НАТО пытается создать совместную силовую структуру с государством на постсоветском пространстве. Разве Россия была замечена в чём-либо подобном?

 — На Москву пытаются перевести стрелки за проблему беженцев в Европе, что звучит ещё более нелепо, чем обвинения в попытке расколоть ЕС.

— Хорошо известно, что число настоящих сирийских беженцев, т.е. людей, спасающихся от войны, в общем потоке мигрантов, захлестнувшем Европу, не превышает 30%. Все остальные — это экономические мигранты из других стран Ближнего Востока и Северной Африки. По сути, это «дети» «арабской весны», к наступлению которой приложили руку США и сами европейцы.

Здесь мы возвращаемся к тому, с чего начинали — западные участники Мюнхенской конференции использовали эту площадку в целях пропаганды и голословных обвинений в адрес России. Хотя в столице Баварии была представлена и другая позиция. Так, глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн заявил, что Дмитрий Медведев «протянул Западу руку». Его коллега из ФРГ Штайнмайер также не верит в «холодную войну» с Россией.

И всё же, компромисс стороны достигают не на таких публичных мероприятиях, а кулуарно. И делается это без всякого «надувания щёк» или поиска хлёстких эпитетов в отношении друг друга.

Судя по заключительному слову спикера Мюнхена-2016 Вольфганга Ишингера, такая цель в повестке не стояла. «Открывая нынешнюю конференцию, я сказал, что картина достаточно пессимистична, и её итоги, к сожалению, не позволяют опровергнуть это высказывание», — отметил он. Это называется установка — ещё до начала мероприятия председатель уже знал, какой вывод нужно озвучить по его завершении.

Доцент РГГУ Александр Гущин согласен с тем, что мюнхенская конференция не стала прорывом в отношениях между Россией и Западом.

— Более того, со стороны евроатлантических элит антироссийская риторика была даже ужесточена. Порошенко в ходе своего выступления пытался актуализировать тему приоритетного значения украинского урегулирования в международной безопасности. Но ему не удалось этого сделать. Потому что на первом плане остаётся сирийская проблематика. В свою очередь, реализация Минских соглашений зависит от динамики уровня напряжённости между Россией и США, которая не демонстрирует признаков улучшения.

«В сухом остатке» мы имеем статус-кво с тенденцией к ухудшению ситуации. Запад ожидает уступок со стороны Москвы, которые будут расценены как слабость. Он делает ставку на внутреннюю дестабилизацию в России. В этом плане усугубляющийся экономический кризис в нашей стране подталкивает американцев к игре вдолгую.

— То есть, надеяться на отмену санкций, как сказал Медведев, по принципу «никогда ничего не просите, сами предложат и сами всё дадут» (читай, отменят), не приходится?

— Если бы американцы добились «тектонических сдвигов» в умонастроениях и кадровых переменах в нашей элите, они бы сбавили обороты. Однако наш лидер чётко дал понять, что постсоветское пространство это сфера жизненных интересов России. И Запад воспринимает этот очевидный факт как вызов.

Другое дело, что он не в достаточной степени подкреплён в экономической сфере. Я имею в виду не только внутриэкономические проблемы, но и связанное с этим торможение интеграционных процессов в ЕАЭС. В целом ряде случаев Москва выдаёт желаемое за действительное.

 — О чём идёт речь?

— О нашем влиянии на соседние страны. Почувствовав уязвимость, Запад пытается вбить клин между участниками ЕАЭС. Например, Евросоюз принял решение об отмене санкций, введенных в отношении президента Белоруссии Александра Лукашенко и ряда других официальных лиц страны. Это очевидная попытка расколоть ряды наших союзников. В отличие от придуманной и приписанной Москве политике по созданию «альтернативной Европы».

В ходе минского переговорного процесса Белоруссия получила много бонусов в чисто дипломатическом плане. А экономика страны, которая находится в сильной зависимости от состояния российских партнёров, переживает очень непростые времена. Падает жизненный уровень, зарплаты и т. д.

 — Что касается России, насколько наше общество устойчиво к агрессивному (экономическому, информационному) воздействию извне?

— Согласно соцопросам, большинство граждан не слишком следят за операцией наших ВКС в Сирии, но при этом одобряют саму операцию. Несмотря на то, что за независимый внешнеполитический курс приходится платить — он выступает источником разногласий с Западом и санкционной войны. Но общество устало от тотального пораженчества элит в 1990 гг. Его воодушевляет, что на внешнеполитическом контуре Москва теперь действует не реактивно, а проактивно.

Любое участие в крупной международной операции, если оно демонстрирует возрастающую роль страны в мире, воспринимается позитивно. Другое дело, насколько велик запас прочности. При сохранении нынешнего тренда у нас есть ещё несколько лет, когда общество готово терпеть трудности и поддерживать руководство, несмотря на ухудшение экономической ситуации.

Наши западные доброхоты, конечно, ждут президентских выборов в 2018 году. В Брюсселе и Вашингтоне поняли, что быстро раскачать российскую лодку не получится. Несмотря на несамодостаточный характер экономики, у неё есть ресурсы. К тому же население в провинции у нас привыкло жить достаточно скромно. Собственно говоря, трудно вспомнить исторический период, когда бы историческая Россия не находилась под санкциями.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.