shadow

Разворот на Восток: России не стоит забывать про Казахстан


shadow

25h

На фоне ярких событий на Ближнем Востоке и активной деятельности дипломатических и военных представителей нескольких десятков заинтересованных стран другие события международной жизни рассматриваются либо сквозь призму сирийского конфликта, либо вообще отошли на второй план. Даже события на Украине уже не так будоражат общественность, что уж говорить о «менее ярких» новостях из других стран.

Простому зрителю подчас и не вспомнить, что и когда в последний раз он слышал про внутриполитическую ситуацию в республиках Средней Азии и Закавказья. А ведь это в большинстве своем российские партнеры по СНГ, а сотрудничество с некоторыми носит еще более тесный характер при взаимодействии в ОДКБ, ШОС и ЕАЭС.

Опыт последних лет показал, что недооценка внутриполитической и экономической ситуации у соседей оборачивается серьезными потерями для национальной безопасности и формированием долговременных очагов напряженности у собственных границ.

Возьмем, к примеру, Казахстан. В сознании обычного россиянина эта страна представляется надежным союзником в Азии. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев последовательно отстаивает идею экономической интеграции на просторах СНГ. Это, пожалуй, и все, что мы знаем о политике крупнейшей среднеазиатской республики. А между тем страна переживает далеко не лучшие времена.

В политическом плане ситуация представляется достаточно устойчивой. Выиграв досрочные президентские выборы в 2015, в январе 2016 года Назарбаев с подачи пропризедентских парламентариев назначил-таки на 20 марта и досрочные парламентские выборы.

Агитационная кампания еще не началась, а победитель уже определен: это президентская партия «Нур Отан». Отсутствие реальной оппозиции в Казахстане уже давно никого не удивляет. Вся политическая система республики построена вокруг лидера нации — президента. И пока он остается у власти, стратегический курс страны в целом остается неизменным и последовательным. Крайние проявления, как правило, пресекаются. Представителям местных элит время от времени напоминают, кто в доме хозяин. В этой связи показательны арест крупного предпринимателя с сомнительным прошлым Тохтара Тулешова и приговор бывшему премьер-министру Серику Ахметову.

У официальных властей помимо уголовного преследования отдельных лиц есть опыт подавления и народных стихийных волнений. Выступления нефтяников в Жанаозене в 2011 году лишь наиболее яркое тому подтверждение.

Но если в политической жизни на ближайшее время резких изменений не предполагается, то социально-экономическое положение оставляет желать лучшего. В рейтинге самых несчастных экономик мира от Bloomberg Казахстан занял 10-е место. Ухудшению ситуации, как, впрочем, и в России, способствовало резкое падение цен на углеводороды и другое сырье, экспорт которого традиционно составлял основу благополучия Казахстана. В 2015 году по отношению к 2014 цены на экспортируемые казахстанские товары в среднем снизились на 26,5%, хотя по некоторым видам, таким как газовый конденсат, нефть, уголь, прокат черных металлов, руды цветных и черных металлов, падение составило от 33 до 40,7%.

Под давлением падения цен на нефть в августе 2015 года правительство и национальный банк вынуждены были отказаться от политики фиксированного курса, отменить валютный коридор и отпустить курс национальной валюты. Впоследствии тенге подвергся значительной девальвации, а в стране, в отличие от России, заметно возрос спрос на доллары. Долларизация вкладов достигла 80%.

Доходы от продажи нефти продолжают сокращаться. За первые 9 месяцев 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014 года на 9,6% снизились поступления налогов и платежей в госбюджет. За те же 9 месяцев товарооборот РК с внешним миром сократился на 36,4%, а экспорт — на 42,5%.

Несмотря на то, что по итогам 2015 года все же зафиксирован рост ВВП страны на уровне 1,2% (в 2014 он составил 4,2%), экономическая ситуация в стране ухудшается.

Основные макроэкономические показатели Республики Казахстан в 2015 году (в % к соответствующему периоду предыдущего года):

25р_1

Руководство Казахстана понимает всю сложность ситуации, в которой оказалась страна, и поэтому старается минимизировать негативные последствия падения сырьевых цен. Для этого осуществляется поддержка национальной валюты и принимаются попытки снизить влияние доллара на внутреннем рынке. Важность осуществления данной задачи такова, что даже президенту Назарбаеву в своих выступлениях пришлось говорить о необходимости восстановления доверия к тенге. Таким образом, он на общегосударственном уровне признал проблему долларизации.

Еще одним логичным элементом экономической политики является увеличение объемов торговли как со странами ЕАЭС, так и со странами за его пределами. 10 февраля Нурсултан Назарбаев обратился к главам стран-членов Евразийского экономического союза с предложением объявить 2016 год «годом углубления экономических отношений Союза с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями».

Однако здесь россиянам стоит быть повнимательнее. Призыв направлен на активизацию взаимодействия как внутри организации, так и с внешними партнерами, в первую очередь с региональными структурами, такими как ШОС и — внимание — Европейским союзом.

Интересно то, что, несмотря на снижение показателей внешней торговли, экономические связи Астаны и ЕС укрепляются. 9 февраля Казахстан посетила делегация ЕС, на встрече с которой государственный секретарь РК Гульшара Абдыкаликова озвучила данные об экономических показателях европейско-казахстанских отношений. По ее словам, за последние 10 лет товарооборот между Казахстаном и ЕС вырос в 13 раз, а европейские инвестиции в экономику республики — в 10 раз. В 2015 году объем товарооборота между сторонами составил 31,2 млрд долларов или 51,4% от всей внешней торговли Казахстана, а доля Европы в иностранном капитале составила 49%.

Один из тезисов заявления недвусмысленно намекает на российские санкции в отношении Украины, Турции и других стран. В заявлении говорится: «Любые меры, которые государства-члены применяют самостоятельно в отношении третьих стран, не должны оказывать негативное влияние на остальных участников интеграционного процесса, в том числе в части обеспечения свободы транзита товаров по территории Евразийского экономического союза». Этот пункт интересен в свете визита в Астану премьер-министра Турции А. Давутоглу за четыре дня до указанного заявления. Целью визита турецкого премьера, в частности, было проведение переговоров по вопросам активизации сотрудничества в торгово-экономической, транзитно-транспортной и энергетической сферах.

Немалые усилия в рамках деятельности ЕАЭС Казахстан прикладывает для интеграции с «Экономическим поясом Шелкового пути». Сообщение о запуске 11 февраля пробного контейнерного поезда по маршруту Китай — Казахстан — Туркменистан — Иран — это реальный шаг на этом пути.

Подчеркивая степень влияния Китая на экономику Казахстана, вице-премьер и дочь действующего президента Дарига Назарбаева на прошлой неделе даже заявила о необходимости изучать китайский:«Как минимум потому, что в самом недалеком будущем нам всем надо будет знать еще и китайский. Наш великий южный сосед — это наша судьба».

Конечно, рамками ЕАЭС и других соглашений между Россией и Казахстаном не предусматривается запрет на торгово-экономические отношения с третьими странами. И Москва не может, да и не должна требовать от Астаны полностью идентичных действий на мировой арене. Для России важно понять, что уровень торгово-экономических связей между двумя государствами далек от того, чтобы партнеры могли компенсировать любые внешнеторговые ограничения объемами торговли внутри ЕАЭС.

В последние дни появились сообщения о достижении ряда договоренностей как в экономических отношениях России и Казахстана, так и в рамках ЕАЭС. Это и определение путей формирования единого рынка газа в ЕАЭС, и договоренности по вопросу реализации проекта «Евразия» — разведке глубокозалегающих горизонтов Прикаспийской впадины как на суше, так и на море.

Но не стоит останавливаться на достигнутом. Поле для деятельности пока достаточно велико и места для маневра достаточно. Будучи в поисках дополнительных финансовых средств, Казахстан заговорил о приватизации части государственных активов, но пока российские СМИ рассказывают лишь о перспективах вложений в Ираке и Иране, а сотрудничество с Казахстаном освещают не так активно.

Одним из направлений сотрудничества могло бы стать инвестирование и получение подрядов в проектах по развитию казахстанской экономики и инфраструктуры. Дело в том, что 11 февраля, несмотря на принятую ранее программу сокращения госрасходов, руководство Казахстана решило кардинально поменять экономическую стратегию и вместо сокращения расходов выделить дополнительно почти 6 млрд долларов на инвестиции в собственную экономику и инфраструктуру.

Может, российским компаниям стоит поборотся за часть этих денег? Или подряды уйдут китайским и турецким строителям? Для последних новые контракты на рынке Казахстана явились бы хорошим подспорьем на то время, пока не улягутся российско-турецкие бури.

В рамках этого же изменения политики поддержки собственной экономики предусмотрено использование части средств пенсионного фонда в размере 500 млрд тенге (почти 1,4 млрд долларов) для вложений в иностранные ценные бумаги. В свете озвученной руководством России приватизации привлечение средств дружественного Казахстана могло бы быть выгодно обеим сторонам. Тем более что РФ планирует распродавать части компаний в нефтегазовом и финансовом секторах, а это как раз те отрасли, за укрепление которых на пространстве ЕАЭС выступает Казахстан.

Российскому государству и медиа стоит внимательнее относиться к ситуации в Казахстане. Желающих сотрудничать с республикой достаточно (вспомнить хотя бы октябрьский визит госсекретаря Керри в Среднюю Азию), и пассивная позиция российских властей и бизнеса могут привести к выдавливанию России с этого рынка.

А вслед за ослаблением экономических связей идет и изменение политических ориентиров. Нынешнее руководство Казахстана, в первую очередь в лице своего президента Нурсултана Назарбаева, расположено к развитию экономических связей с Россией. Однако нельзя самонадеянно думать, что Казахстан всегда готов жертвовать собственными интересами ради поддержки России. Поддерживая действующего казахстанского лидера, Москва должна быть готова как политически, так и экономически к возможному процессу передачи власти преемнику Назарбаева, чтобы в один прекрасный день не получить у себя под боком враждебное, управляемое извне правительство, активные террористические группировки, пополняющие свои ряды в том числе и за счет недовольного населения.

Разворот на Восток, о котором вот уже два года говорят в Белокаменной, должен подразумевать не только расширение сотрудничества с Пекином, но и развитие, а где-то, надо признать, и восстановление торгово-экономических отношений со своими традиционными партнерами в Средней Азии, активную борьбу за их рынки.

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.