shadow

Эрдоган ставит Обаме ультиматум

Вобьют ли курды клин между Турцией и США?


shadow

В воскресенье, 7 февраля, президент Турции Реджеп Тайип Эродган в ультимативной форме потребовал от США сделать выбор между Анкарой и курдами. В интервью телеканалу Haber Turk он раскритиковал визит спецпосланника президента США Бретта Макгурка в город Кобани, находящийся под контролем сирийских курдов.

«Смотрите, один из представителей сферы национальной безопасности из круга Барака Обамы во время сирийских переговоров в Женеве встает и едет в Кобани. И там от так называемого генерала получает памятную табличку. Как мы можем вам, Вашингтону, после этого доверять? Я ваш партнер или террористы в Кобани?» — воскликнул Эрдоган.

Напомним: 1 февраля делегация во главе с Макгерком прибыла в один из курдских аэропортов, который используется американскими военными вертолетчиками для дозаправки и пополнения боекомплекта. В ее состав входили 17 человек, включая представителей Франции и Великобритании. Спецпредставитель США провел переговоры с курдскими лидерами, ознакомился с успехами Сил народной самообороны Курдистана и посетил места боев, в частности, город Кобани на турецкой границе. Это был первый визит высокопоставленного американского чиновника в Сирию с 2012 года, когда было закрыто посольство США в Дамаске.

Комментируя этот визит, Эродган подчеркнул, что для Анкары партия сирийских курдов «Демократический союз» (ДС), которая контролирует Кобани — «это террористическая организация».

«Это касается и Сил народной самообороны — боевого крыла ДС. Рабочая партия Курдистана и ДС — одно и то же. Мы об этом будем говорить в международных организациях», — сказал президент Турции.

Вашингтон, поясним, разделяет две этих организации, и оказывает поддержку воюющим в Сирии курдам.

Тем временем пытается разыгрывать курдскую карту и Россия. 10 февраля в Москвеоткрывается представительство Сирийского Курдистана. На церемонию приглашены представители МИД РФ и лидеры политических партий. До этого представительство у сирийских курдов было только в Ираке, на территории Иракского Курдистана. Как заявил МИД РФ, Россия воспринимает курдов как «серьезную часть сирийской оппозиции».

В свою очередь, Турция заявила, что бойкотирует мирные переговоры по Сирии в Женеве, если на них будут приглашены представители курдов. Но, похоже, Вашингтон на этот раз не намерен считаться с мнением своих турецких партнеров.

Почему уровень доверия между Анкарой и Вашингтоном стремительно снижается, станут ли сирийские курды клином, который развалит отношения Турция-США?

— Для турок не являлось секретом, что начиная с 2003 года, когда американцы вторглись в Ирак, США и Израиль активно поддерживали лидера Демократической партии Курдистана, а ныне президента Иракского Курдистана Масуда Барзани, — напоминаетдиректор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Турция тогда промолчала на курдскую тему, потому что боролась за первенство в регионе. Анкара рассчитывала, что Запад после развала СССР заплатит свой исторический долг, и поможет туркам восстановить влияние в масштабах бывшей Османской империи. Поможет потому, что именно Турция является образцом демократии в исламском мире.

Однако США и Израиль турецких планов не разделяли. Американские спецслужбы не раз предупреждали Белый дом, что Турция является неустойчивым государством, и откат правящей Парии справедливости и развития от кемализма в сторону неоосманизма предполагает смену геополитического вектора. А это, в свою очередь, чревато серьезными конфликтами внутри страны, прежде всего, в ее восточных районах.

Запад, понятно, такой геополитический вектор не устраивал: он хотел бы переформатировать Турцию в федерацию или даже в конфедерацию. Вместе с тем, Запад не собирался ни предоставлять Анкаре особый статус в регионе, ни расширять коридор возможностей для ее вступления в ЕС.

Когда турки это поняли, они начали разыгрывать российскую карту. И до определенного момента действовали в этом направлении вполне успешно, противопоставляя Западу себя в альянсе с Россией.

Но теперь Эрдоган поссорился и с Москвой, и повел игру на обострение. Проблема, однако, в том, что Турция за три-четыре последних года прошла путь катастрофического падения, сопоставимого по масштабам разве что с развалом СССР. Анкара фактически теряет контроль над своими восточными территориями, в стране остро стоит проблема сирийских беженцев, которые десятками тысяч направляются в западные районы Турции, и на это накладывается серьезный экономический кризис.

США в такой обстановке не желают оказывать Анкаре поддержку. Отсюда и категорические заявления Эрдогана, сделанные в истеричном тоне, и холодная реакция американцев, которые продолжают поддерживать курдов.

 — Штаты откажутся от партнерства с Турцией?

— Американцам нет смысла отказываться от Турции как от партнера. Но Вашингтон отказывается от Эрдогана, поскольку с нынешним главой турецкого государства и его командой диалога не получается. Штаты, на мой взгляд, сейчас выжидают удобного момента, чтобы инициировать перемены в структурах турецкой власти. Во всяком случае, здравомыслящие турки, с которыми я общаюсь, ждут крупных внутриполитических перемен.

Все это возможно только при дестабилизации внутриполитической и экономической ситуации в Турции. Именно к этому, я считаю, идет дело.

Причем, если судить по утечкам из американских источников, Вашингтон всерьез рассматривает планы развала Турции. У меня складывается впечатление, что начинает срабатывать план бывшего президента Франции Николя Саркози, который в свое время предлагал принять Турцию в ЕС лишь частично — только ее западные области.

— Как конкретно выглядел план Саркози?

— Саркози резко выступал против полноценного членства Турции в ЕС. Он открыто говорил, что это мусульманская страна с почти 80-миллионным населением, которое способно мирно оккупировать Европу в случае ликвидации границ.

Поэтому Саркози предлагал провести федерализацию Турции, и вводить ее в Европу по частям — по субъектам турецкой федерации. Причем, этот процесс бывший французский президент предлагал начать с наиболее европеизированной Западной Турции — от Стамбула и вплоть до Антальи. Со временем, считал Саркози, продвинутая Западная Турция смогла бы экономически вытащить и восточные районы.

Надо сказать, Саркози был прав, предлагая отсечь от Европы восточные районы Турции. Это стопроцентная Азия, и сейчас именно там идет война. Раньше, во времена «холодной войны», турки старались не вкладывать в развитие этого региона, опасаясь вторжения в него Советского Союза. Можно сказать, Анкара всегда строила отношения с восточными районами на принципах остаточного финансирования, и это, в конечном счете, создало почву для серьезного конфликта.

Анкара развивала страну по «модели флюса», не сумела выстроить грамотный баланс в экономике, сделала ошибки во внешней политике. И сейчас эта ситуация вдруг обнажилась.

 — Нам такое развитие событий на руку?

— До инцидента с Су-24М мы очень осторожно относились к курдскому вопросу. Более того, Россия негласно выступала гарантом сохранения территориальной целостности Турции. С Анкарой нас связывали масштабные проекты в сфере энергетики, в частности, проект строительства АЭС «Аккую». Между тем, по негласной договоренности между ведущими державами, атомные станции могут возводиться только в странах с устойчивой внутриполитической ситуацией, и страна-строитель АЭС обычно выступает гарантом сохранения политической стабильности.

Но Эрдоган непостижимым образом пошел на разрыв отношений с РФ, и тем самым блокировал каналы влияния через Москву на ход сирийского урегулирования и на решение курдской проблемы.

На мой взгляд, причина такого решения в том, что Анкара хотела при случае надуть и Россию, и США — провести фрагментацию региона в своих интересах, исходя из логики неоосманизма.

Так или иначе, Эрдоган своей недальновидной политикой загнал себя в ловушку. Чтобы выбраться из нее, ему нужно перепрыгнуть и через курдский вопрос, и через сложную экономическую ситуацию. Не думаю, что ему это удастся…

— Отношения США и Турции всегда были непростыми, — отмечает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — К 2006 году американцы фактически создали в Ираке независимую автономию — Иракский Курдистан. С этого момента в американо-турецких отношениях и наметилась трещина.

Осенью 2007 года Анкара несколько раз пыталась провести военную операцию против Иракского Курдистана, но американцы отказались поддерживать турок. Ответом на недружественные шаги США стало сближение Анкары с Москвой — в частности, позиция Турции по проливам во время Пятидневной войны России и Грузии. Анкара, напомню, не пропустила корабли ВМС США в Черное море для доставки якобы гуманитарной помощи Тбилиси.

Летом 2015 года Турция провела в Сирии трехдневные бомбардировки позиций как ИГИЛ*, так и курдов. И снова обожглась. В конце июля в Анталье состоялась полузакрытая встреча министров иностранных дел НАТО, после которой Анкара свернула сирийскую операцию. Видимо, США снова четко дали понять, что они против нанесения ударов по курдам.

Но возникает вопрос: почему Эрдоган объявил ультиматум США именно сейчас? Я не исключаю, что Вашингтон дал туркам какие-то обещания, если Анкара будет придерживаться антироссийской политики в отношении нашей операции в Сирии. А теперь, возможно, Эрдоган взамен попросил у американцев однозначной поддержки, но те ответили уклончиво.

Это значит, что США не делают ставку на Турцию как на ключевого партнера. Американцы действуют в привычной манере: используют Анкару в игре против России, но при этом не дают Турции даже гарантий территориальной целостности. Для Эрдогана это очень тревожный сигнал…


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.