shadow

Госкорпорации лишают нетрудовых доходов

Размещать бюджетные средства на депозитах станет невыгодно


shadow

Минфин разработал поправки в Бюджетный кодекс, которые позволят ему забирать у госкорпораций доходы от размещения бюджетных средств на депозитах. Как сказано в пояснительной записке, поправки являются «тактическими мерами» по сокращению дефицита бюджета.

Поясним, из-за чего сыр-бор. Сейчас в РФ имеется шесть госкорпораций — Внешэкономбанк, «Росатом», «Ростех», Агентство по страхованию вкладов, Фонд содействия реформированию ЖКХ и «Роскосмос». Вместо использования бюджетных средств на реализацию конкретных проектов, эти корпорации зачастую предпочитают размещать государственные деньги на банковских депозитах, и жить на проценты «без шума и пыли».

Причем, речь идет о неслабых суммах. Как заявила в интервью «Ведомостям»председатель Счетной палаты Татьяна Голикова, из 440 млрд. рублей бюджетных средств, которые были неэффективно использованы в 2015 году, «классическая неэффективность, когда бюджетные средства перечисляются в госкорпорации, но не используются, а просто лежат на счетах, составляет 78 млрд. рублей».

По данным Счетной палаты, на размещении бюджетных денег на депозитах госкомпании заработали в 2014 году не менее 7,4 млрд. рублей. Неплохой доход за то, что корпорации не ударили палец о палец.

В ноябре 2015 года активисты Общероссийского народного фронта (ОНФ) указали на эту проблему президенту Владимиру Путину на примере госкомпании «Особые экономические зоны». По данным ОНФ, вместо вкладывания бюджетных денег в строительство, госкомпания «прокручивала» их в банках, ежегодно зарабатывая на процентах почти 3 млрд. рублей.

«Честно говоря, не знал, что деньги, которые выделяются федеральным бюджетом на эти цели, вместо того чтобы вкладывать их в реальное производство, в организацию, в создание инфраструктуры, просто лежат на счетах и в банках, крутятся для получения соответствующих прибылей, непонятно куда идущих», — сказал тогда Путин.

Причем, деньги госкорпорации размещают с размахом. Так, временно свободные средства Фонда содействия реформированию ЖКХ на конец 2015 года составляли 58,7 млрд. рублей. Как следует из отчетности фонда, 88% из них были размещены на депозитах в коммерческих банках по средней ставке 11,4% годовых. При этом фонд пользуется еще и льготой по налогу на прибыль в отношении этих доходов, и эта льгота недавно была продлена до 1 января 2018 года.

«Росатом» и «Ростех», по данным Счетной палаты, также имеют значительные остатки временно свободных средств, размещенных на счетах в кредитных организациях. Ранее Счетная палата указывала, что на 1 октября 2015 года более половины временно свободных средств «Росатома» было размещено на депозитах в российском банке.

И вот теперь, в условиях острейшего дефицита бюджета, «лавочку» предлагается прикрыть. Удастся ли это сделать, можно ли таким способом залатать бреши в экономике РФ?

— То, что госкорпорации превратились в рантье — следствие чрезмерно разросшегося государственного сектора в экономике России, — отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. — У нас на госсектор, по оценке Международного валютного фонда, приходится до 60% ВВП. Отсюда доминирующая роль госкорпораций в экономике, и «перекошенная» структура распределения бюджетных средств. Значительная часть расходов бюджета формируется в соответствии с пожеланиями и заявками госкорпораций и госкомпаний. И это — базовая, фундаментальная причина текущего положения дел.

Но есть и другая причина. Настоящий разворот к повышению эффективности госрасходов и отслеживанию всех финансовых потоков госкорпораций начался не так давно. А первые серьезные шаги в этом направлении были сделаны только в 2015 году — в силу сложной ситуации в экономике назрела необходимость тщательно следить, как расходуются средства Антикризисного фонда правительства РФ.

Этот разворот и объясняет возросшую активность Счетной палаты, которая, зная ходы и тонкости исполнения бюджета, стала более объемно и панорамно отслеживать эти процессы.

Из этих оснований, в итоге, и выросли предложения Минфина — они начали обсуждаться еще осенью 2015 года. Надо сказать, что когда рубль летел вниз, например, в конце 2014 — начале 2015 годов, в размещении бюджетных денег на депозитах были заинтересованы и крупнейшие банки. Они нуждались в дополнительных средствах, на чем госкомпании в итоге неплохо заработали.

Оборотная сторона такой политики тоже очевидна — бюджетные деньги не дошли до проектов, под которые запрашивались. И прежде всего, это касается инвестиций.

Теперь, скорее всего, поправки Минфина будут одобрены, поскольку их никто не оспаривает, в том числе — сами госкорпорации. Все согласны с тем, что с этим безобразием пора кончать.

— Насколько далеко государство готово зайти на пути повышения госуправления?

— Законопроект Минфина дает огромный опыт в плане технологии обсуждения, разработки и осуществления подобных мер. Поправки в Бюджетный кодекс, на мой взгляд, очень внятный шаг и сигнал, что государство пойдет дальше, повышая эффективность своих собственных расходов. И основной метод такого продвижения — если доказано, что деньги тратятся корпорацией не по назначению, их просто не нужно в следующий раз корпорации давать.

Более того: госкомпании и госкорпорации следует обязать защищать свои потребности, в том числе при помощи независимой экспертизы и внешнего аудита.

Работы в этом направлении — непочатый край. Напомню, по предварительным оценкам Счетной палаты, в 2015 году неэффективно были использованы 440 млрд. рублей бюджетных средств. Значительная часть этих трат связана с процедурными нарушениями. Но за кадром пока остается масса других неэффективных расходов.

Так, госкорпорации авансируют крупные средства на выполнение различных работ, и, по идее, должны за это отчитываться. Но отчетов либо нет вообще, либо они вызывают вопросы по качеству и содержанию проведенных работ. По оценкам той же Счетной палаты, общая сумма авансируемых средств, отчетность по которым выглядит неубедительно, колоссальная — чуть больше 4 трлн. рублей.

Поэтому фактический запрет на зарабатывание путем размещения бюджетных средств на депозитах — только начало. И хочется верить, что для этой работы 2016 год потерянным не будет: экономические обстоятельства приперли нас к стенке, и дальше ничего не делать просто невозможно.

 — По словам Татьяны Голиковой, в 2014 году на размещении бюджетных денег на депозитах госкомпании заработали 7,4 млрд. рублей. На что можно было бы с пользой потратить эти деньги, если бы их своевременно изъяли?

— Например, на докапитализацию Фонда поддержки промышленности, который был сформирован в соответствии с Антикризисным планом правительства — на сегодня объем фонда составляет 20 млрд. рублей. Или же доходы от депозитов можно было бы потратить на увеличение субсидирования ставок в банковском секторе — в 2016 году на эти цели планируется израсходовать тоже примерно 20 млрд. рублей.

Но важно даже не то, сколько денег принесет эта конкретная мера. Важно, что законопроект Минфина может стать исходной точкой больших перемен.

— К чему следует стремиться, чем измеряется эффективность госуправления?

— Если брать сугубо финансовую точку зрения, эффективность измеряется размером бюджетного дефицита, плюс интенсивностью расходования суверенных фондов — скоростью истончения «подушки безопасности».

Исходя из этих критериев, последние два-три года показывают очевидное нарастание неэффективности государственного управления Россией. Бюджет, в идеале, должен быть сбалансированным — его дефицит не должен превышать 1% ВВП. Если эта планка превышена — значит, пора включать «красный свет» в структурах госуправления.

Если всерьез заняться повышением эффективности госрасходов, на то, чтобы переломить нынешнюю ситуацию, может потребоваться два-три года — при благоприятных внешних обстоятельствах, и наличии политической воли у российского руководства.

Но, на мой взгляд, другого выхода просто нет. Иначе оборотной стороной нынешнего безделья станет экономический рост, который при наилучших раскладах не превысит 1,5−2% ВВП в год. А российскому государству, чтобы выполнить все взятые на себя обязательства, требуется рост от 3,5% ВВП и выше…

— Разговоры о необходимости скорректировать деятельность госкорпораций шли давно, но мощный лоббистский ресурс позволял корпорациям отбивать эти атаки, — считаетдиректор Института политических исследований Сергей Марков. — Однако сейчас государство испытывает острый недостаток в средствах, поэтому корпорации все же лишат возможности зарабатывать на депозитах — в рамках общей стратегии бюджетной мобилизации.

Однако попутно возникает другая проблема. Госкорпорации размещали на депозитах и те бюджетные средства, которые просто ждали своего часа для «конвертации» в конкретные проекты. Депозиты не позволяли этим деньгам обесцениваться из-за инфляции, причем такие вклады были совершенно прозрачными. Если сейчас корпорации начнут зажимать, они будут банально перекладывать бюджетные деньги в менее прозрачные схемы.

Эту проблему кабмину нужно решить, и вместе с госкорпорациями оговорить приемлемые условия для «промежуточного» хранения денег, которые предотвратят увод бюджетных средств в тень…

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.