shadow

Убить нас нашими руками – цель Америки. Насколько мы уже ей в этом помогли?


shadow

– …Для того, чтобы купить кофе, – продолжил Дэвид, – вам нужно добыть нефть или газ и затем продать их. Нам же для этого нужно просто нажать на кнопку «Принт». Этот принцип касается всего. Это как соревнование между работниками и волшебниками. Вы – работники. Чтобы что-то сделать, вы должны затратить массу сил, труда и времени. А нам достаточно просто махнуть один раз волшебной палочкой.

Вы продаете нам нефть и газ за доллары. Китай продает нам свои товары тоже за доллары. Периодически мы забираем у вас и Китая эти заработанные вами доллары и выдаем вам вместо них наши долговые расписки – гособлигации США или «трежерис». Эти бумажки ничего не стоят, у нас просто нет такого количества активов, чтобы когда-нибудь рассчитаться по этим бумажкам. Но все при этом продается за доллары, а те периодически обмениваются на долговые бумажки.

Доллары мы тут же запускаем на создание и поддержание враждебных по отношению к вам режимов. Или ты думал, что мы из своего кармана их оплачиваем? Это вы их оплачиваете, когда даете нам заработанные вами деньги в долг через покупки трежерис. Точно такой же механизм мы используем против Китая. Мы берем деньги в долг у стран с сильной экономикой и сразу суживаем их под проценты странам со слабой экономикой.

Так как вернуть долги и проценты страны со слабой экономикой не могут, они вынуждены расплачиваться с нами натурой. То есть своим внешнеполитическим курсом. Даже если в любой из этих стран к власти придет честный и порядочный патриот, он ничего не сможет изменить. Чуть что, мы потребуем от этой страны погасить долги немедленно. И ее голодный народ под нашим чутким руководством сам свергнет своего честного патриота. Или же в этой стране начнется гражданская война. Точно такая же, как мы организовали Ливии и в Сирии… И чем больше вы будете продавать нам нефти и газа, тем больше у нас будет денег на ведение войны против вас и ваших интересов.

– Но Китай и Россия уже перестали покупать ваши ничем не обеспеченные трежерис.

– Да, – ответил Дэвид, – именно поэтому мы активизировали ваше экономическое удушение. Как только мы покончим с вами, возьмёмся по той же схеме за Китай. У нас достаточно возможностей, чтобы заблокировать поставки энергоресурсов в Китай морскими путями. Но мы пока не можем заблокировать поставки нефти и газа в Китай по суше – из России и Казахстана. Поэтому мы будем действовать шаг за шагом – сначала Россия, потом Казахстан и наконец Китай.

– Мы построим свою валютную систему с Китаем и странами БРИКС. И доллар тогда станет никому не нужен.

– И все валютные резервы России и Китая, номинированные в долларах США, превратятся в ноль. На что вы тогда будете покупать импортную еду, одежду, медикаменты и оборудование? Россия, как и США, крайне импортозависима. Но у нас есть волшебная палочка – кнопка «Принт». И масса колоний по всему миру. А у вас – ни того, ни того. Из товаров вы вообще ничего не производите. Калашниковы и МИГ-и – это оружие, а не товары народного потребления. Одежда, обувь, парфюмерия, инструменты, электроника, автомобили, стройматериалы, сантехника, – всё это вы покупаете у нас.

Фактически мы организовали с вами обмен ваших невосполнимых природных ресурсов на наши товары – как когда-то с туземцами обмен их золота на наши стеклянные бусы. Как тогда, так и сейчас, цену на природные ресурсы, выраженную в стеклянных бусах, устанавливаем мы. Сейчас мы опустили цены на сырье. И чтобы теперь вы могли получать от нас прежнее количество утюгов, чайников и сникерсов, вы должны отдавать нам в два раза больше ваших природных ресурсов. Как видишь, принцип обмена наших стеклянных бус на золото туземцев не меняется – за незначительными исключениеми. Например между ресурсами и бусами мы теперь используем промежуточные бумажки – доллары. Но сам механизм обмена остался прежним.

– Дэвид, ты считаешь, что мы такие бездарные, что не можем ничего сами сделать?

– Нет. Вы ничего не производите не потому, что не можете. А потому что мы запретили вам это делать. Если бы туземцы сами производили бусы, разве они стали бы отдавать за них своё золото? Если бы вы производили товары, как бы тогда работал наш механизм обмена? Поэтому мы и запретили вам производить любые товары.

– Как это вы могли нам запретить?

– Законодательно. С помощью ваших же законов. Это мы написали их для вас. По ним вы сейчас и живете. Конечно, прямого запрета на производство товаров в этих законах нет. Но если взять их в целом, то любое товарное производство в России находится под законодательным запретом, с тройной гарантией. Мы потратили много грантов на создание вашего законодательства, чтобы оно полностью блокировало развитие вашей промышленности и сельского хозяйства.

Мы написали ваши законы так, чтобы любой человек, который занимается производительным трудом, не мог бы быть не бедным. Вы постоянно слушаете ваших экономистов и очень любите обсуждать проблемы вашей экономики. Но это бессмысленно. Экономика – это дерево, которое приносит плоды. А законодательство – почва, на которой растет дерево экономики. Вы можете сколько угодно поливать ваше дерево, окучивать и подвязывать его, разгонять над ним облака, давая доступ солнечному свету. Но если дерево вашей экономики растет на почве нашего законодательства, оно никогда не принесет вам плодов.

Единственное, что выгодно делать в России в рамках написанного нами законодательства – это добывать природные ресурсы. То есть по нашим-вашим законам в России выгодно делать то, что нужно нам. Нам не выгодно, чтобы вы имели свои товары, тем более продавали их на наших рынках, создавая нам конкуренцию.

– Но мы успешно делаем и продаём самолеты СуперДжет.

– Только потому что их производство базируется на нашей госпрограмме. Госпрограмма – это такой нормативный акт, который ограничивает воздействие написанного нами законодательства на ту или иную отрасль производства. Мы оставили вам возможности для тех производств, которыми у вас занимаются наши крупные компании. Но для таких компаний и для любого крупного бизнеса в России мы заложили в ваше законодательство принцип: «Или уйди оффшор, или умри». Поэтому любой крупный бизнес в России может работать только в том случае, если его финансовые потоки полностью или частично проходят через наши оффшоры. Любой российский крупный бизнес, не использующий оффшорные схемы, постепенно умирает.

Писать для вас законы нам помогают наши агенты влияния, внедренные нами во все органы вашего управления. Мы им за это платим, нажимая кнопку «Принт». А охранять эти законы нам помогают ваши суды и ваши ура-патриоты. Они наши союзники и наше оружие против вас, которое работает эффективно и бесплатно. Думать ура-патриоты не хотят, они хотят кричать ура и затаптывать всех, кто кричать ура не желает. Любое улучшение – это всегда изменение существующего, что ваши ура-патриоты воспринимают как покушение на их идеалы и на власть. В их сознании то антинародное и антигосударственное законодательство, которое мы вам написали, является неотъемлемой частью системы ценностей, которую они защищают. Все, кто предлагают изменения этой системы в любой ее части, для ура-патриотов – личные враги и враги власти. Ваши ура-патриоты всегда объявляют ваших думающих патриотов нашими союзниками. Что очень нам помогает…

Путем нажатия кнопки «Принт» мы скупаем по всему миру лучшие умы в области медицины, науки, компьютерных технологий, экономики и политики. Вы тратите массу своих с трудом заработанных средств на содержание вашей фундаментальной и прикладной науки. А мы просто переманиваем к себе ваших ученых за 5 минут до того, как они собрались объявить о своем научном открытии. Если же перекупить и переманить к себя кого-то не удается, это ничего для нас по сути не меняет. Потому что никакого производства у вас нет, и вы в принципе не можете получить никакого экономического эффекта от открытий и разработок ваших ученых. Вам просто не во что их внедрять.

Ну, придумал ваш академик Алферов голубой лазер – и что? Мы дали ему лично ему три копейки премии за его научное открытие. И тут же запустили на базе его открытия многомиллиардную индустрию Bly-Ray приводов, Bly-Ray носителей информации и Bly-Ray фильмов в этом новом формате. А какой экономический эффект от открытия вашего ученого получили вы? Право гордиться? Да, вы можете гордиться тем, что Bly-Ray – это открытие и изобретение вашего ученого. Вы вкладываете деньги в развитие вашей фундаментальной и прикладной науки, а экономический эффект от внедрения результатов в реальное производство всегда получаем мы.

– Значит, вы как пираты крадёте достижения наших учёных и изобретателей, чтобы незаконно наживаться на этом?

– Ничего подобного. У нас в США есть такой вид патентования как патентование концепций. В России это не предусмотрено, можно запатентовать только опытный образец. Почему мы законодательно запретили в России патентование концепций? Потому что население России – это очень умные и талантливые люди. Допустим, кто-то из них придумает концепцию двигателя с невероятным КПД, которому в мире нет равных. В патентовании этой концепции в России ему будет отказано. Ему будет предложено создать опытный образец, но для этого нужен не гараж у дома, а современное высокотехнологичное производство. И большие деньги. Ни первого, ни второго у вашего российского изобретателя нет – и в принципе быть не может.
В итоге его идея так или иначе окажется у нас, и она ничем не будет защищена!

Запатентованная и защищенная нашим законодательством она быстро найдет у нас своего инвестора. После чего, буквально через полгода, появится первый опытный образец нового изделия. А через год это изделие уйдет в серийное производство. Мы объявим на весь мир о новом технологическом прорыве Запада и начнем продавать вам наш новый товар.

Но чаще мы стараемся побеседовать с самим ученым или изобретателем. Мы говорим ему правду, что законы для России написали мы – таким образом, что умные и талантливые люди в России не могут быть богатыми. Вы умный и талантливый человек, говорим мы. Вы не должны тратить свое время и силы на патентование ваших идей и концепций. У нас в США этим занимаются специальные адвокатские бюро. Это хорошо отлаженный механизм и бизнес. Приезжайте к нам и занимайтесь тем, что у вас лучше всего получается – а мы будем вам за это хорошо платить, нажимая на кнопку «Принт». И большинство людей соглашается.

Забавно, что вы даже не можете критиковать те законы, которые мы для вас написали. Потому что теперь это ваши законы, и любое публичное выступление против них означает выступление против вашей действующей власти. Из чего вытекает, что ваши суды стоят на защите наших интересов, прописанных и закрепленных в вашем национальном законодательстве.

Чтобы поработить любую страну, не обязательно посылать туда войска. Достаточно просто иметь возможность писать законы для этой страны. Одни законы будут блокировать ее промышленное развитие, другие – научный и технический потенциал. Третьи будут загонять ее бизнес в разные проверяющие, контролирующие, лицензирующие, акредитирующие, документирующие и трижды дублирующие структуры, миллионы работников которых не порождают своим трудом ничего. Но живут все они в конечном итоге за счет постоянного изымания денежных средств из бизнеса и госбюджета.

Если кто-то вдруг решит производить в России такие невероятно сложные технически изделия как чайники, фены, иголки, утюги или кастрюли, то сделать он это всё равно не сможет. Потому что пока получит пятнадцатое из необходимых 150-и разрешений и согласований, его проект обрастет такими затратами, что его продукция станет неконкурентоспособной по сравнению с западными аналогами.

Ты знаешь, почему на Западе один бухгалтер обслуживает 5 предприятий, а в России 5 бухгалтеров обслуживают одно? Потому что мы прописали это вам в ваших законах. Представь, насколько мог бы вырасти производственный потенциал России, если бы все ваши виды бизнеса платили всего один посильный, легко понятный и легко проверяемый налог. Который бы затем простой компьютерной программой ценой в три рубля автоматически распределялся по разным статьям налоговых сборов. Бизнес и производство сократили бы свои издержки будь здоров! А ваш бюджет экономил бы огромные средства на содержание несметного числа контролирующих и проверяющих инстанций. Но мы не могли этого допустить. Поэтому в рамках вашего законодательств вы должны нести затраты на содержание миллионов этих нахлебников.

Спроси сегодня у ста любых ваших школьников, кто из них хотел бы заниматься производством чего-либо. Никто. Они все хотят быть что-то считающими и особенно что-то проверяющими. Мы сделали это, чтобы потенциал всех ваших «светлых голов» не смог реализоваться в области реальной экономики и товарного производства.

Кроме того мы создали в вашем законодательстве такие условия, при соблюдении которых до буквы никакой ваш бизнес в принципе выжить не может. Этим мы закрепили коррупцию в вашем обществе на законодательном уровне. И теперь мы вас же в этой коррупции при каждом удобном случае обвиняем. Вы можете сколько угодно рассуждать о необходимости снижения уровня коррупции – но не можете ничего изменить. Любой человек, ведущий бизнес в России, поставлен перед выбором: или соблюсти все законы и разориться – или стать частью всеобщей коррупции, чтобы его бизнес мог жить.

Поэтому сегодня большинство граждан России не хочет заниматься бизнесом, понимая, что любой бизнес – это участие в коррупции. И дело тут не только в нравственности, но и в инстинкте самосохранения. Человек готов заниматься каким-то полезным для общества делом, но он понимает, что это для него опасно: в результате он может в любой момент потерять не только свои силы и деньги, но и свою свободу.

У вас была дешевая энергия – естественное конкурентное преимущество перед Западом. Такое же естественное, как пролив Босфор для Турции или хороший климат для Калифорнии.

Но мы заставили вас отказаться от этого и поднять ваши внутренние цены на энергию до уровня западных стран. И теперь любая продукция, выпущенная у вас, будет неконкурентоспособной по сравнению с аналогичной, выпущенной на Западе.

Кроме конкурентных преимуществ у любой страны есть и свои недостатки. Для Турции – это отсутствие нефти и газа. Для Калифорнии – периодические засухи. А для России – холодный климат и удаленность поставщиков, промышленных объектов и потребителей. Вынудив вас отказаться от ваших естественных конкурентных преимуществ, мы оставили вас наедине с вашими естественными недостатками. Попробуйте в таких условиях создать нам хоть какую-то товарную конкуренцию! Не можете? Тогда гоните нам вашу нефть в обмен на наши стеклянные бусы.

Но и этой возможности скоро у вас не будет. Вы будете реконструированы во имя развития и процветания США. Патриотизм всегда граничит с национализмом, а мы разовьем ваш патриотизм до уровня национализма и толкнем ваши народы в войну на национальной и религиозной почве. Россия будет для русских. Татарстан – для татар. Якутия – для якутов, Башкирия – для башкир, и так далее. Возникнут небольшие страны-колонии, образованные по национальному признаку. Управлять десятью враждующими между собой колониями легче и безопаснее, чем одной большой колонией, имеющей крупный экономический и военный потенциал. Мы, конечно, не станем подчеркивать нашу победу над вами, предложим вам варианты партнерства и сотрудничества во имя какого-нибудь «тра-ла-ла». И затем постепенно расчленим вас и таким образом уничтожим.

Иногда чтобы добиться своих целей, мы вынуждены прятать их за словами «партнёрство» и «сотрудничество». На самом же деле Америке не нужны никакие страны-союзники или страны-партнеры. Ей нужны только страны-колонии и страны-вассалы. Но население наших колоний не должно об этом знать. Потому что самый лучший раб – тот, кто не догадывается, что он раб.

Борис Григорьев

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.