shadow

Жертва политической пропаганды


shadow

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер обвинил главу МИД России Сергея Лаврова в том, что он использует информацию об изнасиловании мигрантами русскоязычной девочки Лизы в Германии «для политической пропаганды».

Штайнмайер заявил, что нельзя «вмешиваться в и без того сложную внутригерманскую дискуссию о мигрантах и разжигать ее». «Я могу лишь посоветовать российским властям учитывать результаты расследования», — цитирует Deutsche Welle главу немецкого МИД. Министр также добавил, что МИД Германии предоставит российскому послу в Берлине всю необходимую информацию по этому делу. Кроме того, Франк-Вальтер Штайнмайер подчеркнул, что немецкие власти делают все возможное, чтобы разобраться в случившемся.

Напомним, во вторник Сергей Лавров, комментируя информацию об изнасиловании мигрантами в Берлине русской девочки, сказал: «Надеемся, что не будет больше случаев, как с нашей девочкой Лизой в Германии, мы работаем с адвокатом её семьи. Я думаю, что здесь должны торжествовать правда и справедливость. Надеюсь, что эти миграционные проблемы не будут вести к попытке политкорректно залакировать действительность в каких-то внутриполитических целях — это было бы неправильно».

Как видим, достаточно сдержанные рассуждения российского дипломата вызвали резкую отповедь немецкого коллеги.

Между тем, случай с девочкой Лизой далеко не первый, когда немецкие власти оказались крайне недовольными широкой оглаской этого дела. Сотни нападений на немецких женщин в начале этого года так же неохотно фиксировались немецкой полицией.

Так почему же публично высказанная «надежда» на то, что «миграционные проблемы не будут вести к попытке политкорректно залакировать» действительность» вызывала неадекватную реакцию немецкого дипломата?

— Политики «стопроцентного» Запада, к которому относит себя и Германия, привыкли, что они могут вмешиваться в любой инцидент в России или других «второразрядных», по их мнению, странах, — говорит политолог и публицист Константин Крылов.

-Причём, вмешиваться, даже если дело не затрагивает граждан их стран, а просто из соображений «всеобщего торжества демократических ценностей». Последний пример, некое «общественное расследование» в Великобритании относительно «коррупционности Путина».

Когда мы вполне справедливо замечаем, что неплохо бы приводить более конкретные доказательства того, в чём обвиняют Россию и её граждан, нам говорят, что «у нас демократия».

Но всё, что касается того, что происходит в их странах, европейцы считают своим внутренним делом и очень не любят, когда «к ним лезут». Правда, исключение делаются, скажем, для приверженцев ислама арабского происхождения. Когда они очень эмоционально реагируют на сожжение нескольких страниц Корана, западные политики особенно не реагируют. Дескать, что обижаться на эту диеость.

А в случае с заявлением Лаврова, европейцев возмущает, что против них используют их же оружие. Политики на Западе уверены, что это право принадлежит только им.

— А может быть, обострённая реакция немецкого дипломата вызвана тем, что Европа, несмотря ни на что, сделала ставку на политкорректность и не хочет, чтобы в ЕС усиливалась волна неприятия мигрантов с Ближнего Востока и Африки?

— Да, европейский истеблишмент сам не любит всерьёз обсуждать проблему мигрантов и не приветствует, когда это делают другие, особенно, если эти другие из России. Я думаю, что европейские политические элиты совершенно не случайно позволяют мигрантам многое из того, что запрещают собственным гражданам. Они возлагают на них и их потомков большие надежды, как на будущих граждан объединённой Европы. Новые европейцы арабского и африканского происхождения, думают они, могут пригодиться одновременно как электорат и как средство запугивания коренного населения. Они буквально заставляют принимать мигрантов всех членов Евросоюза. И с этого курса сворачивать они не намерены. Поэтому и стараются замолчать истории, связанные с «нехорошими мигрантами».

 — То есть растерянность европейских политиков перед наплывом мигрантов, о которой много говорят сейчас, наигранная?

— Никакой растерянности нет и в помине. Европейцы привыкли рассчитывать свои действия на пять шагов вперёд. Повторяю, как ни парадоксально, именно на приезжих делают ставку либертарианцы, рассчитывая, что мигранты в первом и втором поколении станут их опорой в борьбе за влияние с правыми силами, такими как «Национальный фронт» во Франции. Мигранты понимают, что в Евросоюзе их будут жирно кормить, особенно по сравнению с тем, как они питались у себя дома. Поэтому они охотно проголосуют за тех, кто пообещает им сытую жизнь и толерантное отношение.

— Резкость заявления Штанмайера была явно неадекватна спокойному пожеланию Лаврова держать Россию в курсе расследования этого преступления против гражданки России, — соглашается директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Понятно, что наши «западные партнёры» сейчас довольно болезненно реагируют на всё, что исходит от России. Особенно, когда чувствуют справедливость наших пожеланий. Думаю, дело не только в самих заявлениях немецкого и российского министров. Немецкая пресса создаёт вакуум вокруг расследования инцидента с русскоязычной девочкой, как, впрочем, и со многими другими преступлениями, где замешаны мигранты. Показательно, что глава российского МИД очень спокойно отреагировал на выпад немецкого коллеги.

 — Когда только начался неконтролируемый наплыв беженцев из Африки и Ближнего Востока в Европу, много говорили о том, что Старому Свету придётся отказаться от излишне толерантного отношения к мигрантам. Судя по всему, этого не произошло и не произойдёт?

— Если в Евросоюзе и дальше будет установка на замалчивание преступлений, совершённых мигрантами, понятно, что они будут чувствовать себя всё более безнаказанными. Это в итоге приведёт к тому, что избиратели будут голосовать за те политические силы, которые выступают за ужесточение миграционной политики. Это, в основном, правые силы. В то время как нынешние правительства в ЕС сплошь либеральные.

— Однако даже страшные теракты в Париже 13 ноября не повлияли кардинально на настроения французских избирателей. «Национальный фронт» получил некоторый приток голосов, но региональные выборы, скорее, проиграл, чем выиграл. Что же страшное должно случиться, чтобы европейцы решили голосовать за правых?

— Я думаю, настроения европейцев могут сильно измениться, когда они окончательно убедятся, что нынешние политики у власти не способны решить проблему мигрантов. В некоторых странах власть это понимает, и начинает что-то делать. Швеция и Норвегия высылают мигрантов. Во Франции снесён палаточный лагерь беженцев в районе города Кале. Однако если власти и дальше продолжат в таком духе, они попадут под мощную критику либералов-правозащитников, и вынуждены будут идти на уступки.

Ситуация достаточно тупиковая. Временно смягчить проблему наплыва беженцев в Европу могло бы прекращение войны в Сирии. Но в данном вопросе от Евросоюза мало что зависит.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.