shadow

Российский «Гефест» ужасает НАТО и ИГИЛ


shadow

Военные эксперты НАТО поражены точностью, с которой российские самолеты поражают цели в Сирии. Об этом пишет «Российская газета» со ссылкой на австрийское издание Contra Magazin.

Действующих и отставных военных, аналитиков удивляет, что российская авиация в Сирии наносит удары по боевикам, используя старые самолеты и боеприпасы. Основную работу выполняют проверенные временем бомбардировщики Су-24 и штурмовики Су-25, сбрасывая при этом обычные фугасные и бетонобойные авиабомбы советского образца. Конечно, в Сирии летают Су-34 и применяются корректируемые авиабомбы, но это больше похоже на испытания в полевых условиях и рекламу для потенциальных покупателей российского оружия. Однако то, что старые самолеты сбрасывают старые бомбы точно в цель — это повергает западных экспертов в ужас, отмечает издание

Возможности российской авиации объясняются технологией SITREP, которую использует электроника бомбардировщиков и штурмовиков. Специализированная вычислительная подсистема (СВП-24) анализирует данные о позиции самолета и цели, атмосферное давление, скорость и направление ветра, десятки других параметров и выдает оптимальную точку сброса бомбы. Работает технология настолько хорошо, что с высоты в шесть километров боеприпасы отклоняются от целей на четыре метра. 6000 метров — рабочая высота российских ВКС в Сирии, недоступная для переносных зенитных комплексов, имеющихся на вооружении боевиков «Исламского государства» * (ИГ, ИГИЛ) и других многочисленных группировок.

— В то время, как в НАТО — в особенности в США, — вкладывают громадные средства в высокоточное оружие и системы тотального контроля, Россия применяет свои технические возможности для минимизации затрат, — считает Contra Magazin.

Высокоточное оружие появилось как раз с целью сократить военные расходы, отмечает издание. Основные траты приходятся на боеприпасы — Германия во время Второй мировой войны расходовала на них 60% военного бюджета, СССР — почти половину. Во время войны во Вьетнаме США израсходовали 7,7 млн бомб, потратив на них и самолетовылеты как минимум 110 млрд долларов, но результата не достигли. По расчетам, высокоточное оружие за счет поражения цели первым выстрелом (пуском, сбросом) обеспечивает трехкратную экономию только по боеприпасам. Если прибывать сюда расходы на топливо, обслуживание, жалованье военным, выплаты в случае гибели или ранения и т. д., — то выгода выходит колоссальная.

Однако, как замечает Contra Magazin, с выходом на пик популярности высокоточное оружие стало стремительно дорожать. Крылатая ракета Tomahawk — расходный материал высокоточной войны, — во время операции «Буря в пустыне» стоила несколько сотен тысяч долларов. Сейчас — полтора миллиона. Один 155-миллиметровый управляемый снаряд Excalibur обходится американской армии в 50 тысяч долларов (и это при условии крупносерийного производства). Большинство объектов, уничтожаемых таким дорогим способом, стоят в разы меньше.

Россия же применила излюбленный ассиметричный метод — при помощи новейшей технологии сделала высокоточными старые бомбы, которых в наследство от Советского Союза осталось великое множество.

Действительно ли РФ ведет высокоточную войну при минимальных расходах?

Ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин говорит, что издание Contra Magazin, характеризуя боевые действия авиации НАТО, упоминает только высокоточное оружие.

— Однако во время операций в Югославии, Ливии и Ираке помимо тех же крылатых ракет Tomahawk альянс активно применял свободнопадающие бомбы, расходуя запасы старых боеприпасов. Концепция следующая — на бомбы ставят аэродинамические рули и систему управления, которые обеспечивают точность поражения.

Член-корреспондент РАРАН, доктор военных наук Константин Сивков замечает: высокоточное оружие российской авиацией в Сирии, действительно, применяется весьма ограниченно.

— Основным средством поражения являются неуправляемые системы оружия — НУРС различного калибра и бомбы свободного падения. Дело в том, что СВП-24 обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемой бортовым вычислительным комплексом с учетом гидрометеоусловий и ее баллистики. Причем результативность бомбометания с СВП-24 мало зависит от погодных условий и дальности видимости в районе цели, поскольку она определяется системой ГЛОНАСС и работой бортовых систем самолета. И обычный боеприпас приобретает результативность, соизмеримую с высокоточным оружием. В среднем для поражения одного объекта требуется чуть более одного самолетовылета — 1,16. Это очень хороший результат.

Что касается точности боевого применения свободнопадающих бомб с использованием СВП-24, то ее можно оценить показателем в 20−25 метров. В боевой обстановке есть факторы, которые сказываются на точности бомбометания — погрешности в определении координат цели, сложность определения гидрометеорологической обстановки, резкое маневрирование в районе цели.

Замечу, что наша система действительно принципиально отличается от американской концепции превращения в высокоточное оружие обычных бомб — JDAM. В США на бомбы свободного падения устанавливают комплекты, обеспечивающие их наведение на цель по данным GPS. То есть превращают обычные бомбы в управляемые. Стоимость такого боеприпаса значительно возрастает (комплект стоит около 26 тыс. долларов). Грубо говоря, американцы ставят комплекты на бомбы, которые уничтожаются при взрыве, мы же оснащаем ими самолеты.

Что сказать, мы вынуждены были сделать уклон в эту сторону из-за экономии, учитывая наш военный бюджет. Американская система более проста, но обходится в разы дороже. Понятно, что натовцы о СВП-24 и ее возможностях знают давно, просто сейчас действия нашей авиации в Сирии широко обсуждаются в мире.

СВП-24 объединяет приборы прицеливания, навигации и управления, что расширяет возможности экипажа по поиску, выходу на цель, прицеливанию и нанесению ударов, кроме того повышает выживаемость летательных аппаратов, говорит бывший командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПВО генерал-лейтенант Валерий Горбенко.

— В Сирии ВКС РФ применяют в основном стандартные фугасные авиабомбы свободного падения — ФАБ-250 и ФАБ-500 килограммов, а также специальные бетонобойные бомбы БЕТАБ-500 — для поражения особо защищенных подземных сооружений — командных пунктов, крупных складов вооружения и т. д.

Однако Су-34 и Су-25 используют и высокоточные ракеты класса «воздух-поверхность» малого радиуса действия — Х-25 и Х-29. Также наша авиация использует корректируемые авиабомбы: КАБ-500Л и КАБ-500Кр с лазерной и телевизионно-корреляционной головками наведения для уничтожения особо прочных объектов, удаленных от гражданских. А также новые КАБ-250 с наведением по ГЛОНАСС, которыми можно поражать цели, расположенные близко к жилым помещениям. Все зависит от задач.

Россия серьезно сосредоточилась в Сирии — ведет разведку всех видов, начиная от агентурной и заканчивая космической. Специальные группы распределяют выявленные объекты по очередности поражения — в зависимости от важности.

Подробнее о СВП-24

Специальная вычислительная подсистема СВП-24 была принята на вооружение в 2008 году для боевого применения всей существующей и перспективной номенклатуры оружия, в том числе управляемого. СВП-24 позволяет устанавливать ее на самолетах L-39, МиГ-27, Су-24М, Ту-22М3, вертолетах типа Ка-50 и Ка-52.

Как говорят эксперты, до СВП-24 модернизация систем прицеливания шла по линии более точного позиционирования цели. Однако разработчики СВП-24 (ее еще называют СВП-24 «Гефест») из компании «Гефест и Т» пошли по другому пути — оттолкнулись от позиционирования носителя боеприпаса и физико-технических параметров окружающей среды и самолета. То есть самолет выводится в нужную точку и производит бомбометание фактически под управлением компьютера. Тем самым бомбометание старых неуправляемых фугасных бомб (ФАБ) осуществляется с высокой точностью.

Интересно, что модернизация самолетов по программе СВП-24 имеет непростую судьбу. Известно, что компания «Гефест и Т» начала работать с Минобороны в 1996 году, однако в 2002 году программа была закрыта. Военное ведомство начало склоняться к модернизации бомбардировщиков по программе, предложенной холдингом «Сухой», и приняло решение не оплачивать компании проведенную работу. Однако после четырех лет судебных разбирательств «Гефест и Т» все-таки было выплачено 50 млн рублей.

В 2006 году был заключен новый контракт по переоборудованию самолетов Су-24 подсистемой СВП-24 и адаптации к другим машинам. К 2010-ому было модернизировано 10 Су-24 и один Ту-22М3, однако Минобороны решило снова закрыть программу, что, как говорят эксперты, было неудивительно в «сердюковские времена».

Заместитель министра обороны Владимир Поповкин отказался от планировавшегося на следующий год финансирования модернизации строевых фронтовых бомбардировщиков Су-24М с оснащением их специализированной вычислительной подсистемой СВП-24, несмотря на решение на уровне главкома ВВС о необходимости проведения такой модернизации, сообщали тогда СМИ.

Однако программу переоборудования самолетов СВП-24 все-таки вернули. В 2013 году все самолеты оперативно-тактической авиации ЦВО были переоснащены. И по оценке специалистов 2-го командования ВВС и ПВО, за год интенсивного применения СВП-24 «Гефест» подтвердил, а по некоторым показателям превзошел заявленные параметры. Летчики оценивали работу СВП-24 на полигонах различных климатических зон, в сложных условиях погоды и при ограниченной видимости. «Гефест» позволил отработать и довести до совершенства бомбометание со свободного маневра, без входа в зону поражения средств объектовой ПВО условного противника. Точность поражения целей фактически сравнялась с показателями управляемых средств.

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.