shadow

Минские соглашения 3.0: решающий этап


shadow

3р

Менее месяца осталось до годовщины заседания «нормандской четверки», на котором были подписаны минские соглашение, известные под названием Минск-2. Срок их реализации был ограничен 2015 годом, однако за десять месяцев процесс едва сдвинулся с мертвой точки, и выполнение договоренностей продлили на 2016 год.

В конце декабря контактную группу по урегулированию конфликта на Юго-Востоке Украины расширили, включив в нее постоянного члена Совбеза РФ Бориса Грызлова, а после продления соглашений на следующий год начались разговоры о старте нового этапа — Минск-3. Какие проблемы мешают выполнению договоренностей, какие существуют сценарии развития событий, что это за Минск-3 и как делу поможет Борис Грызлов?

Минские соглашения, подписанные в прошлом феврале включают в себя 13 пунктов, касающихся прекращения огня, отвода вооружений и мониторингом данного режима, проведения местных выборов на Донбассе и поправок в Конституцию Украины в части децентрализации и особого положения данного региона, амнистии для участников конфликта и обмена военнопленными по принципу «всех на всех», вывода иностранных формирований и возврата полного контроля над границей вооруженным силам Украины.

Согласно докладу Центра политической конъюнктуры, выпущенному в декабре, на тот момент выполненными можно было назвать только пункты о прекращении огня и отводе вооружений, а также мониторинг их соблюдения. Частично выполнен пункт об обмене заложниками, интенсифицирована работа контактной группы. Несколько улучшились условия оказания гуманитарной помощи, появились проекты восстановления разрушенной инфраструктуры.

Серьезные столкновения и массовое кровопролитие действительно удалось прекратить. Однако периодически перестрелки вспыхивают до сих пор. На первом же заседании контактной группы, где участвовал Борис Грызлов стороны, с его подачи, в очередной раз договорились о «режиме тишины», который в итоге не продержался и дня. При этом участники конфликта валят вину за возобновление огня друг на друга. Власти ДНР и ЛНР сообщают об обстрелах со стороны украинских силовиков, Киев говорит о провокациях ополченцев. В частности, последний случай, как заявил Борис Грызлов, был спровоцирован добровольческими батальонами АТО.

Как бы то ни было, худой мир можно считать установившимся, однако с реализацией минских договоренностей экономического и политического характера дела обстоят совсем скверно. Проблем здесь несколько, и одна из них заключается в трактовке порядка выполнения тех или иных пунктов. К примеру, Киев настаивает на том, что сначала Украина должна получить полный контроль над границей, после чего могут быть возможны выборы на Донбассе. Впрочем, прямо противоположная очередность четко прописана в самих соглашениях, и на ее соблюдении настаивает не только Россия, но и другиеучастники «нормандской четверки». Даже покровитель Киева — США — в лице замгоссекретаря Виктории Нуланд поддержала прописанный порядок.

Видимо, под таким давлением Украина, скрипя зубами, все же признала необходимость первоочередного внесения поправок в Конституцию, однако возникли новые разногласия — как и что менять. Причем спорят исключительно между собой — с руководством ДНР и ЛНР никаких согласованийне производится, хоть такое условие также имеет место в соглашениях. При этом на Донбассе реформу в нынешнем виде оценивают как не отвечающую договоренностям.

Один из спорных моментов, на который неоднократно обращала внимание Россия — это временный характер вносимых поправок. К слову, Германия и Франция также заявляли, что особый статус Донбассу должен быть присвоен на постоянной основе.

Но в любом случае, украинская власть не готова провести реформу даже в таком виде. Уже долгое время Верховная Рада не может одобрить законопроект во втором чтении — мнения депутатов о его форме, да и необходимости в целом, здорово расходятся, и собрать требуемые 300 голосов прежде оказывалось проблематично. По сути, законотворцы разделились на три лагеря: одни настаивают на принятии поправок в существующем виде, другие на их корректировке, третьи — на полном блокировании. Тем временем дату голосования уже назначили, и состояться оно должно 2 февраля. И результаты этого голосования, с учетом царящих в депутатской среде настроений, едва ли поддаются прогнозам.

Впрочем, складывается впечатление, что Киев переживает не слишком сильно. И его спокойствие можно понять, если обратить внимание на изначально разный подход к выполнению минских договоренностей и различие в преследуемых целях. Так, в докладе Центра политической конъюнктуры дается следующий расклад. Украина придерживается имитации выполнения пунктов соглашения, придираясь к трактовкам, затягивая время и параллельно меняя свое законодательство, чтобы затруднить реализацию договоренностей. Их цель — срыв невыгодных соглашений, однако сделать это нужно так, чтобы Запад не мог обвинить в данном срыве Киев. Таким вариантом может быть провал грядущего голосования (и валить вину на парламент) или принятие поправок в виде, не устраивающем Донбасс. Это может привести к самостоятельным выборам в ДНР и ЛНР (которые в данный момент перенесены на февраль и апрель), что будет расценено как нарушение минских соглашений.

Донбасс, в свою очередь, готов к реинтеграции и демонстрирует договороспособность. Накануне встречи контактной группы 20 января полпред ДНР в очередной раз заявил о готовности искать компромиссы и идти на уступки.

Россия выступает за точное следование прописанным в прошлогодних соглашениях пунктам, так это будет единственно возможным гарантом, что Киев не отменит данные Донбассу обещания.

ЕС и ОБСЕ заботит лишь прекращение кровопролития, что, в общем-то, произошло, а на выполнении остальных пунктов Европа настаивает исключительно из-за того, что за ним тщательно наблюдает Россия. В противном случае Старый Свет вполне устроило бы формальное исполнение договоренностей.

США, согласно докладу, заинтересованы в безоговорочной победе Киева и создании на его базе антироссийской коалиции на территориях бывшего СССР или, по крайней мере, в сохранении конфликта близ наших границ.

Исходя из этого авторы доклада предполагают четыре возможных сценария развития событий. Оптимистичным является полное урегулирование конфликта, что подразумевает исполнение всех пунктов, указанных в соглашениях. Однако время уже здорово поджимает, и такой вариант кажется маловероятным. Реалистичным сценарием названо затормаживание урегулирования конфликта, которое займет, таким образом 3-5 лет. Его авторы доклада считают наиболее вероятным. Также не исключены полная заморозка конфликта, в результате чего Донбасс и Киев пойдут отдельными политическими путями и возобновление огня, в котором не заинтересован никто.

Похоже для того, чтобы увеличить шансы оптимистичного сценария или хотя бы не дать ситуации пойти по самым плачевным путям, контактную группу и расширили за счет Бориса Грызлова. В Киеве такой ходрасценили, как начало «дипломатической торговли» и готовность России идти на уступки. Ошибка кроется в традиционном для Украины отношении к нашей стране, как к одной из сторон конфликта. Сторон же этих, как подметил Борис Грызлов, всего две — Киев и Донбасс, а мы лишь помогаем им найти общий язык. Другое дело, что поиск компромиссов и готовность к уступкам в данном случае действительно имеет место. В контактной группе были профессионалы со стороны России, однако не хватало политических «тяжеловесов». И задача Бориса Грызлова, имеющего опыт поиска тех самых компромиссов, как раз заполнить эту нишу. «Мы не рассматриваем текущую ситуацию как тупик. Есть множество путей и прорывных вариантов действия. Моя задача — разъяснить это участникам процесса», — так видит ее сам полпред России.

При этом он убежден, что альтернативы минским соглашениям нет. Это понимают и в Киеве. Тамошние политологи считают, что хоть данные договоренности определенно не делают Украину победителям, но идти на уступки необходимо, и это единственное возможное решение конфликта, на которое, как показывает мировой опыт, цивилизованным странам приходится идти.

На понимание Киевом необходимости договариваться, отталкиваясь от минских соглашений, указывает и то, как приняли Бориса Грызлова. Его визит на Украину возмутил лишь депутата Олега Ляшко. Тот призывал Грызлова арестовать прямо в аэропорту, как лицо, находящееся под санкциями ЕС. Да и его слова вряд ли можно воспринимать иначе как популизм. Сам Ляшко уже демонстрировал готовность поступать вопреки громким заявлениям ради решения поставленных задач.

Что же касается мнения, что участие Бориса Грызлова дает старт некоему Минску-3, то это не более чем игра словами. Прежние договоренности вполне здравы, и альтернатив им, как уже было сказано выше, нет. Новым этапом можно назвать разве что факт их продления. Возможно внесение незначительных уточнений — конкретных сроков, так называемых «дорожных карт», о необходимости которых говорит Киев. Борис Грызлов, в свою очередь, не видит ничего ужасного в том, чтобы обозначить даты, однако сам смысл соглашений вряд ли изменится. Что действительно отличает Минск-2 от Минска-3 — так это возможные итоги. Так как именно тот этап, что начался в текущем году, по мнению авторов доклада Центра политической конъюнктуры, приведет либо к реальному окончанию конфликта, либо его окончательной заморозке.

Источник

Фото Politrussia

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.