shadow

Новая сила России — энергетическое машиностроение


shadow

14р

Инновации, новые технологии, высокотехнологическое производство, технологическая безопасность государства — эти слова мы часто слышим, читаем в СМИ. Но для 90% населения страны это хоть и красивые, но пустые слова ни о чем. Нет, мы конечно знаем, что это хорошо, когда наша страна будет обладать такими производствами в будущем. А пока нам только и остается, что мечтать и критиковать правительство, которое выбрало неправильный, сырьевой путь развития страны.

А между тем это стереотип. Стереотип от непонимания того, как вообще работает современное производство, от чего зависит и как происходит выстраивание новых, технологичных кластеров промышленности любой страны.

Данная статья является первой из обещанного цикла статей, посвященных новым российским инновационным прорывам, высоким технологиям и новой индустриализации. И начать следует с отрасли, на которой основано любое производство XX-XXI вв. — c энергетики.

Не устану повторять, что электроэнергетика — это основа любого современного производства. Страна, которая смогла выстроить у себя замкнутый цикл производства электростанций с низкой себестоимостью производства электроэнергии, обладает огромным преимуществом перед конкурентами.

Во-первых, это автоматически улучшает инвестиционную привлекательность. Электроэнергия во многих производствах является значительной составляющей себестоимости конечной продукции.

Самым наглядным примером здесь служит производство алюминия, в котором дешевая электроэнергия играет значимую роль: экономически выгодно везти сырье даже через половину земного шарика, лишь бы поближе к дешевому источнику электроэнергии.

Но это, так сказать, разительный пример. Между тем, именно стоимость электроэнергии для промышленности зачастую позволяет компенсировать высокие затраты на заработную плату, экологические или социальные стандарты производства и при этом получать прибыль.

Во-вторых, это делает страну технологически независимой в самом главном, базовом элементе. Имея замкнутый цикл производства электростанций, страна не боится ни длительных санкций, ни социальных катаклизмов у «партнеров». Она может выстраивать «долгие» планы своего поступательного развития.

Итак, мы привыкли к мысли, что Россия безнадежно отстала от зарубежных производителей в технологиях, наличии современных производств, что неминуемо приведет к краху любые ее попытки вернуться в роли геополитического лидера мира. А между тем это уже давно не так. Стереотипы настолько живучи, особенно когда это кому-то нужно, что гораздо проще иногда отказаться от сети интернет и последней любимой игрушки, чем от него.

Вот карта:

14р_1

Красные точки — это разрушение стереотипа российской технологической отсталости (причем на примере только одного предприятия). Часть из них — это дела давно минувших дней, а часть — достижения последних лет.

Недавно в Хорватии состоялся пуск нового парогазового энергоблока (№ 3) ТЭС «Сисак», основное энергооборудование которого изготовлено российской энергомашиностроительной компанией.

Речь в сообщении идет о российском флагмане энергетического машиностроения — ОАО «Силовые машины». Оборудование, изготовленное и поставленное предприятиями компании ОАО «Силовые машины», работает в 57 странах мира и в настоящее время насчитывает более 300 000 МВт установленной мощности. Всего изготовлено свыше 2300 паровых турбин, 2700 турбогенераторов, 790 гидравлических турбин, 600 гидрогенераторов.

Причем предприятие, преодолев полосу кризиса, в последние годы не только кратно нарастило свое производство, но и приступило к строительству своих собственных высокотехнологических заводов, а также совместных производств с мировыми лидерами.

Где? Ну, естественно здесь, в России. При этом некоторые аспекты промышленного сотрудничества с иностранцами имеют очень странные закономерности, которые позволяют предположить, что новые «питерцы» (а основное производство сосредоточено в этом регионе) хорошо запомнили слова основателя города, императора Петра I:

«Европа нужна нам еще несколько десятков лет, а потом мы можем повернуться к ней задом».

Далее идут просто «догадки», неподтвержденные «фактами»

Дело в том, что сотрудничество российского гиганта с одним из мощнейших мировых концернов по производству энергетического оборудования и систем автоматики к нему — германским «Сименсом» — развивалось несколько странно. Немцы начали с питерцами стратегическое сотрудничество в 2007 году. В первую очередь это касалось атомного машиностроения.

А в 2011 году концерн принял решение уйти с российского, да и вообще с мирового рынка АЭС. А между тем в том же 2011 году «Силовые машины» впервые смонтировали свою первую усовершенствованную быструю турбину на иранской АЭС в Бушере, затем и в Индии на АЭС Куданкулам.

Новые установки стали компактнее и технологичнее. К чему бы это?

Но это так мелочи. В начале 2013 года компанией был запущен абсолютно новый, ультрасовременный завод. Он универсальный. То есть на нем, по словам директора «Силовых машин» Игоря Костина, можно производить как оборудование для АЭС, так и для ТЭС, ГРЭС или ГЭС. Тем не менее основной профиль предприятия — это тихоходные мощные турбины для новых российских АЭС.

Со времен СССР компания специализировалась на производстве «быстрых турбин», то есть турбин с частотой вращения ротора около 3000 об/мин, а украинский «Турбоатом» — на тихоходных турбинах (около 1500 об/мин).

Все бы ничего, даже хорошо: быстрые турбины экономичнее, — но у них есть технологический потолок. Очень сложно изготовить такую турбину с мощностью более 1 200 МВт. Именно такие агрегаты делают «Силовые машины» для нового типа российских АЭС на базе блоков ВВЭР-1200.

Тем не менее будущее именно за мощными реакторами и соответственно турбинами. Новый российский реактор ВВЭР-ТОИ, под которые проектируют станции Курская АЭС-2 (4 реактора) и Смоленская АЭС-2 (2 реактора) имеет мощность 1300 МВт с возможностью дальнейшего увеличения мощности подобных реакторов до 1800 МВт. И здесь бы уже Россия точно попала бы в полную зависимость от иностранцев. Причем не одних, а сразу нескольких.

Например, французы соглашались поделиться технологией изготовления турбины, но российская локализация при этом составляла бы менее 50%. А один из главных элементов устройства, стальной лопатки последней ступени ротора длиной 1750 мм заказывались в Японии (монополиста на тот момент).

Именно так обстояло дело в середине 2007 года.

А между тем сегодня в наличии имеется завод, запущенный в начале 2013 года, производящий готовую тихоходную турбину мощностью 1300 МВт со стальной лопатки последней ступени ротора длиной 1760 мм (!). И при этом турбина со 100% российской локализацией.

14р_2

Это не значит, что те же «Силовые машины» или «Росатом» не заинтересованы в украинском «Турбоатоме» будь он выставлен на продажу. Скорее наоборот, иметь добавочные производственные мощности при амбициозной российской программе строительства АЭС очень нужно и полезно. Но теперь изменились правила игры. Теперь Россия уже имеет турбину, которую по лицензии может производить Украина, а не наоборот. Кстати, это сразу же уменьшило интерес зарубежных «инвесторов» к украинскому заводу. Он им стал фактически не нужен. Одно дело купить удавку на российскую атомную программу. Другое дело — завод, который особенно-то и не нужен, но которому могут достаться некоторая часть заказов.

Точно так же «Силовые машины» сотрудничают сейчас и с фирмой «Тошиба», создав для начала с нейсовместное предприятие по производству автоматики…

14р_3

Вообще такие предприятия, как «Силовые машины» в сталинские времена принято было называть флагманами промышленности. Его достижения последних лет можно перечислять и перечислять. Тут и производство новых турбин для Саяно-Шушенской ГЭС мощностью 640 МВт, и контракт с «РусГидро» на замену 154 турбин Волжского каска ГЭС, и много чего другого: оборудование для электровозов, вагонов метро, силового оборудования для электростанций и подстанций, силовых агрегатов кораблей и т.д.

Отдельно стоит разве что упомянуть историю с газовыми турбинами. Дело в том, что Россия к 2000-м годам заметно отстала от мировых производителей в технических параметрах газовых турбин. Современные турбины мощностью 160 МВт «Силовые машины» по немецкой лицензии начали делать в середине 2000-х.

В 2011 году «Сименс» и «Силовые машины» создали новое совместное предприятие по производству более мощных турбин мощностью 172 и 307 МВт (300-мегаваттная линейка турбин в России очень популярна, а значит, заказы на модернизацию отечественных ГРЭС теперь будут размещаться именно на этом предприятии).

Строительство нового завода под Питером окончилось в конце 2015 года.

Вот так поступательно, шаг за шагом Россия превращается в одного из мировых лидеров по производству высокотехнологического энергетического оборудования. Я рассказал далеко не обо всех предприятиях отрасли. Есть и «Уральский турбиностроительный завод», и отдельное структурное подразделение в составе «Росатома» — «Атомэнергомаш», и много других предприятий отрасли, которые тоже отнюдь не простаивают. Есть, например, Калужский завод, который тоже забит заказами от отечественной энергетики и промышленности.

То есть, надо понимать, что «Силовые машины» — это не отдельный риф среди пустыни. Это флагман мощной, быстроразвивающейся отрасли машиностроения.

Источник

Фото Politrussia

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.