shadow

Кельнские беспорядки повторятся в Прибалтике после прибытия беженцев


shadow

События в Кельне подтвердили правоту европейских пессимистов-антимигрантов. Новогодние беспорядки продемонстрировали, что вслед за беженцами в страны ЕС идут конфликты и преступность. После прибытия иммигрантов из Азии и Африки кельнские события могут повториться в любой из стран ЕС, в том числе в Литве, Латвии и Эстонии, принявших на себя обязательства по приему беженцев.

Беспорядки в Кельне продолжают обсуждать уже вторую неделю. Это событие смело можно назвать вехой в развитии современной Европы, причем его феноменальность не в самом факте беспорядков, а в реакции на них руководства Германии. В самих нападениях на женщин и ограблениях не было ничего особенного: это всего лишь очередная страница в многолетней летописи столкновений европейцев с выходцами из Северной Африки и Ближнего Востока. До Кельна были погромы в арабских пригородах Парижа, сжигание машин, многочисленные теракты последних лет в европейских столицах — Париже, Лондоне, Мадриде.

Подлинно феноменальна именно реакция немецких властей на беспорядки в Кельне.

Она воплотила в себе самые худшие черты пресловутой политкорректности: лицемерие, политическую цензуру с попытками навязать «единственно правильное» мнение и запретить дискуссию, наконец, отказ от первичной функции государства — обеспечения безопасности собственных граждан.

Ограбления и изнасилования в центре Кельна происходили при фактическом попустительстве немецкой полиции. Вместо того, чтобы остановить преступников в новогоднюю ночь, кельнские полицейские разогнали водометами антимигрантский митинг, организованный в ответ на беспорядки.

В первые дни крупнейшие немецкие СМИ вовсе замалчивали происшествия в Кельне, затем уступили буре возмущения в социальных сетях и сообщили об «отдельных инцидентах», число которых было занижено в десятки раз. О том, что почти все насильники являются иммигрантами, а все украденные смартфоны были обнаружены в лагере для беженцев, официальные СМИ тоже пытались умолчать – нападавшие были названы ими просто «неизвестными мужчинами».

Спустя несколько дней разразился новый скандал: стало известно о данном немецкой полиции указании не распространяться в прессе о преступлениях, совершаемых беженцами. Немецким журналистам властями также было настоятельно рекомендовано особо эту тему не освещать. Бургомистр Кельна, комментируя ситуацию, де-факто воспроизвела классический аргумент «а чего она юбку такую короткую надела», посоветовав пострадавшим женщинам быть скромнее и держаться от прохожих мужчин на расстоянии вытянутой руки.

В итоге в Германии за несколько первых дней нового года были попраны основные демократические принципы современной Европы: свобода слова, свобода дискуссий, свобода распространения информации, право на проведение собраний, наконец, гарантии личной безопасности граждан. Выше всего того, чем так гордиться Запад, и чем он пытается поучать восточных партнеров, оказался страх федерального правительства Германии нести всю полноту ответственности за последствия принятого решения распахнуть границы Евросоюза для беженцев.

Такая реакция со стороны властей гарантирует новые проблемы с мигрантами, потому что безнаказанность и нерешительность государства усилят этническую преступность в разы. Она же гарантирует проблемы с ультраправыми радикалами, у которых при взгляде на слабое и неэффективное государство возникнет естественное желание заменить его на улицах и решить все проблемы с беженцами массовым террором против них (к слову, на днях в Кельне уже было зафиксировано несколько нападений на выходцев из Азии).

Главное же в том, что проблемы с беженцами гарантированы не только немцам, но и жителям всех без исключения стран ЕС, потому что Германия является самой влиятельной страной Евросоюза и общеевропейская позиции Брюсселя по беженцам полностью совпадает с политикой Берлина.

Германия и лично её федеральный канцлер Ангела Меркель были самыми горячими сторонниками идеи встречать африканцев и арабов в Европе с распростертыми объятиями. В этом отношении официальный Берлин и Еврокомиссия выступили ближайшими союзниками и полными единомышленниками. Брюссельская бюрократия несет основную ответственность за все последствия европейской миграционной политики, потому что именно Брюссель заставлял страны ЕС брать на себя квоты по приему беженцев.

Поэтому если теперь аналогичные кельнским события повторятся в странах ЕС, критически зависимых от брюссельского «обкома», то и реакции на эти события от собственных и европейских властей жителям этих стран нужно ждать аналогичной немецкой: попыток замолчать произошедшие и заткнуть рот пострадавшим, лицемерия, цензуры и бесконечных заклинаний про толерантность.

Поэтому жителям стран Прибалтики, взявшим на себя обязательства по размещению беженцев, следует готовиться не только к волне насилия со стороны приезжих из Азии и Африки, но и к тому, что собственные правительства и не подумают их защищать, а европейские бюрократы будут смотреть на творимое насилие «с широко закрытыми глазами».

Эволюция изменения отношения к беженцам первых лиц Литвы, Латвии и Эстонии доказывает, что именно так всё и будет. Весной-летом прошлого года страны Балтии едва ли не громче всех в ЕС выступали против размещения у себя иммигрантов. Осенью руководители этих стран уже поменяли свою позицию на прямо противоположную. Весной Даля Грибаускайте высказалась резко против приема в Литве более 250 человек, осенью она безропотно согласилась принять больше тысячи. Весной латвийское правительство было бескомпромиссно настроено на спасение «латышской Латвии», осенью махнули рукой и согласились на квоту по беженцам и латыши.

«Я призываю и журналистов поработать в этой области, но прежде всего власть должна подготовить кампании по коммуникации, распространять их через разные средства информирования общественности», — говорил прошлой осенью премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс, призывая к пропагандистской кампании среди населения в поддержку прибытия беженцев. — Власть должна объяснить общественности, почему появилась такая проблема и почему мы, все страны ЕС, должны в этом участвовать. Общественность должна понять и относиться к этому доброжелательно».

Стиль — тот самый, с которым немецкие политики призывали немок проявлять толерантность и не ходить по улицам в одиночку, поэтому можно не сомневаться, что, повторись беспорядки у Кельнского собора близ башни Гедиминаса, литовский премьер тоже посоветует пострадавшим женщинам быть скромнее и держаться от арабских мужчин на расстоянии вытянутой руки.

Все эти грибаускайте и буткявичюсы сами мечтают перебраться из родной провинции в Брюссель и пополнить стройные ряды евробюрократии — разумеется, они и будут вести себя как евробюрократия: врать, закрывать глаза на проблему и проповедовать ограбленным и изнасилованным толерантность.

Жителям Литвы, Латвии и Эстонии в таком случае придется защищать себя самим. И, если развивать немецкую аналогию, разгонять за это водометами власти будут их, а не приезжих.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Roman    

    А почему нельзя сделать резервацию для беженцев, пусть поднимают сельское хозяйство той или иной страны. Сколько земель пустует.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.