shadow

Последний год Обамы


shadow

2016 год является годом больших Выборов не только для России – 8 ноября в США будут выбирать 45-го президента страны. Явных фаворитов гонки пока что нет, да американское общественное мнение есть среда непредсказуемая.

Но одно можно утверждать точно – внешнеполитическая линия, утверждённая Бараком Обамой, сохранится до ноября, а по инерции и дольше. Эта линия направлена на активное провоцирование внутренних и международных конфликтов во всех регионах и, в первую очередь, в исламском мире, где напряжение к концу первого десятилетия двадцать первого века достигло своего предела.

Арабская весна, смерчем прошедшая по двум континентам, и растревожившая все возможные ульи, стала лишь началом большого хаоса. Хаоса, который должен был стереть с лица земли сразу несколько десятков государств. Этот процесс пока не имеет названия, но очень условно его можно назвать новой деколонизацией, однако теперь независимость будут получать не колонии, а части вполне суверенных государств.

Первая ласточка по расчленению государств (если не брать провозглашение независимости Восточного Тимора в 2002 году) промелькнула в 2011 году, когда от Судана при активном содействии американцев был отколот Южный Судан. Это был своего рода эксперимент на тему «как оно будет». Эксперимент во многом неудачный для его инициаторов. Дело в том, что хотя между Суданом и Южным Суданом тут же вспыхнул территориальный спор с военными действиями, их масштаб был крайне ограничен. Государствам, в отличие от вооруженных группировок, есть что терять и они всегда могут объявить «брейк» и разойтись по национальным квартирам, зализывать раны. Организаторы хаоса сделали следующие вывод: для того, чтобы война полыхала и была максимально продолжительной и жестокой, распад не нужно закреплять юридически, дабы проигравшим просто было некуда отступать. Эта стратегия сегодня применяется с успехом в Ливии и Сирии, Ираке и Йемене. Каждое из этих государств уже фактически распалось на несколько частей, но на уровне международного права (как в Судане) никто распад закреплять не торопится. Не потому, что кого-то интересует территориальная целостность вышеназванных стран, а потому, что иначе конфликт может, если не закончится, то, по крайней мере, растерять интенсивность. Ведь, если, скажем йеменские хуситы получат своё международно-признанное государство, то опираясь на поддержку того же ООН им будет куда проще вести борьбу в рамках собственной территории уже полностью им принадлежащей. К признанию, по большому счёту, стремятся все участники конфликта, включая ИГИЛ – но они его не получат, так как организаторы хаоса в подобном исходе пока не заинтересованы.

Ещё один важный момент – администрация Обамы крайне нетерпимо относится к любому проявлению недозволенной самостоятельности в лагере проамериканских союзников. Намного более нетерпимо, чем, скажем, администрация Никсона или даже Буша Младшего, при котором, как мы помним, состоялся демарш «старой Европы» по иракскому вопросу. Первый чернокожий президент в отличие от них перешёл ту грань, которая отделяет активное воздействие от прямого диктата. Подобное поведение нельзя назвать разумным, и говорит оно о двух возможных крайностях: либо правящий класс США постепенно утрачивает возможность влиять иначе, кроме как по прямому приказу, либо управляющие элиты уже деградировали настолько, что иначе уже просто не могут.

Этот подход применятся и к государствам и к отдельным группировкам. Скажем «демократическая Европа» почувствовала на себе силу Вашингтону, стоило ей отклониться от генеральной линии в отношении антироссийских санкций. ИГИЛ* из умеренных повстанцев сразу превратились в злобных террористов, стоило им только сделать шаг от той роли, которую им отвели извне.

Третья характерная особенность президентства Обамы это предательство тех, кого ранее США называли своими союзниками: Япония, Израиль, Саудовская Аравия, до некоторой степени – Турция. Так в Тель-Авиве** до сих пор не могут поверить в то, что снятие санкций с Ирана стало реальностью и, очевидно, планируют потребовать дополнительных гарантий. В Японии недовольны пассивностью США в отношении Китая и постепенно восстанавливают военно-морскую мощь. Если так пойдёт и дальше, то перед Токио в перспективе встанет необходимость расширения зоны безопасности с последующим прицелом на объединение исторических японских земель. Ещё интереснее положение Саудовской Аравии, державы, которая наряду с Соединёнными Штатами Америки больше всего походит на архаичную колониальную империю XIX века. В 1970-х годах, когда Никсон отменил золотое обеспечение доллара и решил обеспечить его нефтью, единая и стабильная Саудия была гарантией устойчивости нового порядка. Но сегодня, когда доллар растёт за счёт мировой нестабильности, а также по причине роста базовой процентной ставки ФРС, нефтяное обеспечение ему больше особо и не нужно. А тут ещё и американские нефтяники выходят на мировой рынок и саудовские конкуренты им совершенно не нужны. По совокупности обстоятельств можно предположить, что теократической империи уготована участь быть «деколонизированной» в самом радикальном варианте, чему Аль Сауды явно не могут быть рады.

Что до России и Китая, то желательности их распада за океаном никогда особо и не скрывали. Аналогичную судьбу, не смотря на видимое потепление отношений, американцы по-прежнему готовят Ирану. На очереди Турция, Пакистан, и возможно, Индонезия. Кстати, всё больше признаков того, что фрагментация в том или ином виде ждёт и Украину. Там в регионах начинает складываться уже даже не двое, а многовластие, ресурсы же центрального правительства уже недостаточны, чтобы задушить новые ростки сепаратизма.

Международная политика напоминает сегодня соревнование под девизом «Кто быстрее съедет в пропасть», причём столкнувший туда конкурента сам отдаляется от бездны на некоторое расстояние. Америка сегодня стремится столкнуть с края сразу всех: друзей, врагов, нейтралов – дабы самой оказаться как можно дальше от пропасти, встреча с которой для неё всё равно неизбежна. В этом и суть всей политики администрации Обамы, которой региональные державы сейчас сопротивляются с разной степенью эффективности.

Для России всё это означает продолжение последовательного и непримиримого противостояния с США, которое будет развиваться независимо от того хотят ли высокие чиновники признавать его реальность. Так уж получилось, что американскому государственному проекту не перейти на новый уровень без краха проекта российского, ибо ни одна отдельно взятая европейская или азиатская страна не обладают её ресурсами. Попутно на обвале Третьего Рима будут пытаться выплыть и игроки поменьше. Их цель та же, что и у Соединённых Штатов – продержаться как можно дольше, избегая хватки Дяди Сэма.

Пока же игры с керосином и спичками продолжаются. Вот уже полыхнуло и на индийско-пакистанской границе, где до недавнего времени соблюдалось затишье, резко обострились отношения между Тегераном и Эр-Риядом после казни шиитского проповедника Нимра аль-Нимра. Конечно, прямо сейчас война не начнётся, но градус противостояния неуклонно повышается и разговоры о войне, которые ещё три года назад имели чисто гипотетическое измерение, теперь переходят в плоскость конкретики: кто с кем и против кого, какими силами, и самое главное, когда всё начнётся. Пожалуй, именно эта атмосфера всеобщей ненависти и недоверия и стала подлинным результатом правления первого чернокожего президента США, лауреата Нобелевской премии мира, которую после такого конфуза впору вообще прекратить выдавать.

Изменится ли вектор американской внешней политики, станет ясно лишь через год, когда следующий хозяин Белого Дома сделает свои первые шаги. Но к радикальным переменам готовиться не стоит.

10р_1

* Запрещено в РФ.

** Согласно резолюции СБ ООН 478 СССР, а за ним и РФ не признаёт Иерусалим столицей Израиля.

Источник

Фото Topwar

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.