shadow

Америка ощущает острую нехватку экспертов по России


shadow

Усилия международного сообщества в борьбе против террористической группировки ДАИШ и многостороннее соглашение по ядерной программе Ирана подчеркнули растущее влияние России на мировой арене, в связи с необходимостью ответа на крупнейшие внешнеполитические угрозы во всем мире. В то же время в Вашингтоне возникают все большие опасения, обусловленные тем, что отсутствие достоверной информации и понимания бывшего главного соперника превращаются в источник повышенного риска в сфере национальной безопасности.

Высокопоставленные чиновники разведслужб и структур национальной безопасности, включая высший генералитет НАТО, высказывают предостережения, что степень осведомленности и возможностей по сбору информации о России в настоящее время далеко не на высоте, учитывая эскалацию международных конфликтов и ту угрозу, которую представляет для национальных интересов Америки непредсказуемость поведения Кремля.

Эксперты, законодатели и бывшие чиновники администрации считают, что структуры национальной безопасности, некогда располагавшие большим числом опытных специалистов по России, включая экспертов высшего уровня на постах, предусматривающих принятие решений, сегодня вынуждены полагаться на работающих по контракту молодых специалистов, не способных оказывать прямое влияние на проводимую политику. В результате, считают они, в ряде случаев были упущены возможности, связанные с точным прогнозированием недавних действий Москвы в таких регионах как Украина и Сирия, даже несмотря на наличие своевременных разведданных.

«В каждом из этих случаев нам оставалось лишь удивляться», заявил председатель Комитета по делам вооружённых сил Сената Джон МакКейн. «Мы удивлялись, когда они захватили Крым, мы снова удивлялись, когда они вошли в Сирию».

Председатель Специального сенатского комитета Конгресса США по разведке Ричард Берр считает, что с момента окончания холодной войны возникла некая «атрофия» в структурах, отвечающих за экспертные данные по России. По его мнению, эта тенденция должна быть развернута в противоположном направлении. «Мы должны удвоить усилия и восстановить свою информированность в отношении России».

В течение нескольких последних месяцев чиновники Пентагона и разведслужб неоднократно указывали на то, что Россия представляет собой потенциальную угрозу жизненно важным интересам Соединенных Штатов, однако количество ресурсов, направляемых на сбор данных и экспертный анализ, необходимый для лучшего понимания Москвы и ее планов, не соответствует этой реальности.

«После 11 сентября все внимание внешнеполитического блока было сфокусировано на проблемах Ближнего Востока, и это не могло не привести к определенным последствиям», сказал бывший посол Соединенных Штатов в Москве и бывший старший советник президента Обамы по проблемам России и Евразии Майкл Макфол. По сравнению с ситуацией, имевшей место пятнадцать лет назад, уровень штата экспертов и качество евразийского анализа существенно ухудшились.

«Для того чтобы разобраться в механизме принятия решений в России по внешнеполитическим вопросам, требуются высочайшая квалификация специалистов… это предполагает новые инвестиции и компетентный анализ», добавил Макфол. «Время от времени мы неминуемо будем вступать в противоречия с Кремлем и с русскими по различным вопросам, но наши противоречия не должны быть возникать в результате недостаточной информированности или ошибочного восприятия».

Трудно сегодня количественно оценить точную степень снижения уровня экспертизы по России с момента окончания холодной войны, поскольку информированность тех или иных должностных лиц, занимающих ключевые посты, сильно различается, а статьи расходов бюджета нередко предполагают обширный перечень различных направлений деятельности, а не сосредоточенность на какой-либо одной стране.

Впрочем, существуют вполне убедительные объяснения, почему в свое время Америка потеряла стимул для развития и сохранения высококвалифицированного штата специалистов по России. После окончания холодной войны произошло масштабное сокращение численности воинского контингента и вспомогательного персонала в Европе, который выполнял задачи по анализу и реагированию на угрозы, исходящие от Москвы.

Что касается самих США, эксперты указывают на недостаток финансирования преподавания иностранных языков в университетах, сокращение бюджетов по программам культурного обмена с бывшими советскими республиками и недавнее прекращение масштабной программы исследований проблем России и соседних стран. Они видят в этом причины нынешних проблем, с которыми сталкивается власть в попытках сформировать необходимый штат квалифицированных специалистов по России.

Эксперты также отмечают, что за исключением немногочисленных фигур, таких как специальный помощник президента и член Совета национальной безопасности по России и Евразии Селеста Уолландер и помощник госсекретаря США по европейским и евразийским вопросам Виктория Нуланд, трудно назвать высокопоставленных чиновников, имеющих дело с Россией, которые обладали бы достаточной осведомленностью о стране и ее лидерах.

«Когда высшие чиновники администрации приходят в Конгресс США, подразумевается, что они обладают необходимыми знаниями. Стыдно признаться, но наша компетентность находится на недопустимо низком уровне», заявил директор Института Кеннана при вашингтонском Международном научном центре имени Вудро Вильсона Мэтью Рожански. Он сказал также, что когда ему пришлось проводить брифинг по вопросу отношений с Беларусью, «никто из участников не бывал в Беларуси», и отметил, что в некоторых департаментах НАТО нет «ни одного человека, способного читать русскоязычную прессу».

«Какой бы критерий ни был выбран для оценки нашей эффективности, мы не соответствуем требованиям, и это крайне прискорбно», утверждает Рожански.

Некоторые парламентарии считают это оправданным в условиях ограниченности ресурсов и утверждают, что сбор разведданных о России и анализ истинных намерений Кремля всегда были непростой задачей.

«Когда Россия представляла собой меньшую угрозу, чем сегодня, ее значение для разведывательных служб снизилось, и в сущности, так и должно было случиться», заявил высокопоставленный сотрудник Специального сенатского комитета Конгресса США по разведке Адам Шифф. Хотя изменения, «безусловно, необходимы», добавил он, ожидать немедленного восстановления прежней эффективности российского направления разведки и экспертного анализа по России, по меньшей мере, безрассудно.

«Россия представляет собой крайне сложный объект почти во всех аспектах: они обладают современными средствами электроники, мощными службами безопасности, а кроме того круг лиц, принимающих решения, крайне узок и сосредоточен непосредственно вокруг Путина», заявил Шифф. «Это осложняет задачи анализа и прогнозирования».

Однако, это логическое обоснование вовсе не устраивает независимых экспертов, не входящих во властные структуры. «В сущности, это не более, чем просто слова. Поскольку он не раскрывает нам свою стратегию, мы не можем выяснить ее суть, и это требует времени и усилий, а также определенной квалификации и специальных знаний», заявила Фиона Хилл, директор Центра по США и Европе в Брукингском Институте, в прошлом сотрудник разведывательного департамента по проблемам России и Евразии при Совете национальной безопасности.

Когда чиновники НАТО в Брюсселе видят, что Россия перебрасывает свою военную технику в Сирию, и при этом не могут вовремя предсказать предстоящее наступление, сказала Фиона Хилл, здесь дело не столько в недостатке разведывательных данных, сколько в отсутствии компетенции, необходимой для анализа и интерпретации имеющейся информации. «Почему мы постоянно удивляемся? Они делают все это, и иногда даже посылают вполне ясные сигналы, но мы многое просто упускаем», добавила она.

Впрочем, достичь понимания мотивов и действий путинской России – на самом деле вовсе не простая задача. Нынешнее дипломатическое и санкционное противостояние между Соединенными Штатами и Россией уже привело к резкому сокращению возможностей для контактов в сфере образования и бизнеса, в то время как российские законы, направленные против «иностранных агентов» и «нежелательных организаций» сильно осложнили положение американцев в этой стране.

Помимо прочего, на фоне недостатка средств, выделяемых на создание новых должностей для специалистов по России в стратегических исследовательских центрах и университетах, карьера в области изучения России стала малопривлекательной. Хотя недавние кризисные явления в Евразии вызвали некоторый всплеск интереса к изучению русского языка, ему предшествовал длительный и масштабный спад. Посещаемость курсов русского языка резко сократилась, и доля студентов, выбравших среди других иностранных языков русский, существенно снизилась. Лишь немецкий язык столкнулся с еще большей потерей популярности в период с 1960 по 2013 год, говорится в недавно опубликованном исследовании американской Ассоциации по изучению современного языка.

В результате, считают эксперты, сложившаяся ситуация была абсолютно неизбежной. До тех пор, пока страна не наверстает упущенное время и не восстановит штат экспертов по России, Соединенные Штаты будут оставаться в стратегически проигрышном положении.

«Двадцать лет назад была совершена ошибка, США стали воспринимать Россию как слабую и угасающую державу», заявил Макфол. «Можно продолжать спорить, является ли она великой державой или страной второго эшелона. Однако, Россия – мощная держава, входящая в десятку крупнейших экономик мира, обладающая самым большим на планете ядерным потенциалом. В настоящий момент, учитывая колоссальные инвестиции, направленные Путиным на модернизацию военного потенциала, Россия представляет собой одну из наиболее модных военных держав мира. Кроме того, эти тенденции, по всей вероятности, сохранятся в течение ближайших 20 или 30 лет».

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. петрович    

    возьмите макаревича экспертом..это ещё тот прохиндей.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.