shadow

Спланированный провал Америки

Российский МИД назвал политику Запада в Сирии и на Украине главными неудачами года


shadow

Уполномоченный МИД РФ по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов, подводя итоги уходящего года, назвал три главных провала 2015. Из предложенных вариантов ответа Долгов на первое место поставил безуспешные усилия коалиции под руководством США в борьбе с «Исламским государством» *.

«Прямо скажем, это в основном имитация борьбы с ДАИШ (арабская аббревиатура ИГ, — прим. ред.), никаких серьёзных результатов не было», — отметил Долгов.

Еще одним провалом, по мнению уполномоченного Министерства иностранных дел РФ, можно назвать позицию Запада в отношении серьезных нарушений прав человека на Украине, которые «западные партнеры» просто не замечают.

«За год, ещё раз подчеркну, ничего практически в этом плане со стороны Запада в плане побуждения Киева к изменению ситуации не сделано», — отметил Константин Долгов.

В числе провалов года уполномоченный РФ также упомянул отсутствие снега в Москве и Московской области. Но если в этом пункте Долгов пошутил, то два предыдущих он назвал вполне серьезно. Представители российского МИДа уже неоднократно высказывались о неэффективности американской антиигиловской коалиции. Так, министр иностранных дел Сергей Лавров публично выражал сомнения в том, что цель объединения — борьба с терроризмом.

«Если так нерешительно люди борются с терроризмом, может все-таки они хотят по-прежнему, как это было и раньше, использовать экстремистские отряды для того, чтобы достичь конъюнктурной цели ослабления правительственных войск (в Сирии)? Нет ответа на этот вопрос», — отметил Лавров в одном из интервью в октябре. С этим трудно поспорить, ведь за год операции коалиции под руководством США территория, контролируемая ИГ, только выросла. Лишь после российского военного вмешательства и западные страны несколько активизировали свои усилия, а Франция даже начала координировать усилия с Москвой.

Даже большинство западных СМИ называют американскую политику по борьбе с ИГ провальной. Так, журналист авторитетного издания Foreign Policy Дэвид Фрэнсис29 декабря раскритиковал слова представителя Госдепартамента Джона Кирби, который написал, что США принесли в Сирию «мир и стабильность». По мнению Фрэнсиса, данная формулировка «в лучшем случае неуместна, а в худшем — является бредом».

Что касается нарушений прав человека на Украине, здесь представителю МИД также нечего возразить. Российское ведомство регулярно выражало озабоченность из-за отсутствия реакции Запада и мирового сообщества на вопиющие случаи нарушений от обстрелов жилых кварталов в Донбассе до арестов тех, кто выражает несогласие с политикой Киева. Доклады ОБСЕ и ООН о ситуации на Украине российский МИД неоднократно подвергал критике, называя их необъективными.

«К сожалению, не все суждения ооновских экспертов можно назвать объективными. Вопросы вызывают и источники информации, на основе которых написан доклад. Констатируем явную предвзятость и необоснованность ряда выводов и оценок», — говорится, например, в сообщении МИД по поводу отчета ООН о ситуации на Украине.

С другой стороны, хотя точка зрения представителя МИД понятна, действительно ли можно назвать действия коалиции и позицию Запада «главными провалами» года? Например, слушатели российского радио, которое проводило этот опрос, выбрали совсем другие варианты. На первом месте с серьезным отрывом оказался приговор бывшей чиновнице Минобороны Евгении Васильевой, а на втором — упавший курс рубля.

Еще один вопрос в том, считают ли свою политику провалом сами западные лидеры. Ведь в случае с неэффективной борьбой с ИГ, равно как и с замалчиванием военных преступлений на Украине, это, скорее, вполне сознательная линия, а не неудача.

— Если говорить только о провалах Запада, причем с точки зрения интересов России, то, конечно, представитель МИД все сказал правильно, — считает политолог Павел Святенков. — США борются с ИГ только на словах, а реальная их цель в том, чтобы свергнуть Башара Асада, используя для этого боевиков. Это уже давно секрет Полишинеля. Точно так же, Запад действительно полностью закрывает глаза на действия украинских войск и властей в Донбассе, потому что это в его интересах. Так что в какой-то мере Константин Долгов прав, но нельзя сказать, что это абсолютная истина. Это позиция под углом российских интересов и с точки зрения российского же МИДа. Если воспринимать ее так, она вполне разумна.

— А что бы вы назвали главным провалом года для России?

— Конечно, это провал российской экономики, которая летит неизвестно куда под не всегда адекватные заявления официальных экономистов. Дело не только в проблемах экономики, но и в реакции правительства на них. Если в политической и внешнеполитической сфере наши действия можно назвать относительно успешными (правда, с учетом того, что против нас ввели санкции, у нас испортились отношения со многими станами и так далее), то в экономике это полный провал. Это заслуга предшествующих 15 лет и либерального блока в правительстве.

Провалом года экономику считает и директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов.

— Я бы не назвал перечисленные представителем МИД события провалами года. Есть гораздо более важные и серьезные вещи, которые подходят под это определение. Например, если мы говорим о России, и в политике, и в экономике главный провал года в том, что не было предложено новых стратегий и решений тех кризисных явлений, с которыми мы столкнулись.

Мы до сих пор идем по инерционному сценарию развития. Никаких структурных революционных шагов не предложено. Фактически, мы пытаемся латать существующие дыры вместо того, чтобы выходить на новые векторы, причем как в экономике, так и в политике. Мы пытаемся лечить существующую болезнь старыми лекарствами, которые уже доказали свою неэффективность.

Директор Центра политического анализа Павел Данилин считает, что некорректно употреблять термин «провал» в отношении американской политики на Ближнем Востоке и на Украине.

— Я бы вообще не назвал это «провалом». Провал возможен в том случае, если вы ставили перед собой какие-то цели и не сумели их выполнить. Но разве США ставили перед собой цель замечать нарушение прав человека на Украине? Напротив, они ставили задачу максимально закрывать глаза, как свои, так и мирового сообщества, на все, что происходит в этой стране, чтобы помочь киевским властям расправиться с мятежными республиками. Так что американская политика реализуется именно в том формате, в котором была задумана, и я бы не назвал ее провалом.

То же самое можно сказать и о борьбе с «Исламским государством». Она изначально была задумана не как борьба, а как имитация. Поэтому это не провал, а целенаправленная стратегия, которая реализуется вполне успешно.

— В таком случае, что бы вы назвали главным провалом года?

— Это, безусловно, ухудшение наших отношений с Турцией и резкий разрыв российско-турецких отношений, который привел к серьезнейшей дестабилизации и в регионе, и в мире. Это огромный провал и с турецкой, и с нашей стороны. Мы не ожидали таких недружественных действий, но они последовали. Теперь из этого тупика нужно как-то выходить.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.