shadow

Кудрин обнаружил у кризиса «двойное дно»

Экс-министр финансов не верит в счастливое будущее своего детища


shadow

Главы Комитета гражданских инициатив всё чаще позволяет себе выступать в качестве критика официального экономического курса.

«Некоторое время назад многие эксперты, и я тоже, считали, что мы достигли дна, или, как еще говорят, прошли пик кризиса. Но сегодня мы видим некоторые дополнительные ухудшения, которые уже показывает нам ноябрь», — разоткровенничался Алексей Леонидович в интервью «Интерфаксу».

Далее последовала констатация очевидностей, которые можно услышать из уст практически любого неангажированного экономиста. По словам г-на Кудрина, «ситуация пока нестабильная».

«Плюс добавилась еще более серьезная проблема — резкое снижение цен на нефть. Если цена останется на этом уровне в течение еще полугода или года, то нас ждет продолжение падения экономики… Тем самым, мы не можем говорить о том, что пик проблем пройден», — подчеркнул он.

Учитывая, что речь идёт о человеке, который занимал ключевой в российской правительстве пост министра финансов на протяжении 11 лет, можно предложить, что Алексей Кудрин хорошо знаком с теми уязвимыми местами российской экономической модели, в выстраивании которой он принимал непосредственное участие.

«Следующий год несет серьезный вызов. Снизятся государственные расходы, это неизбежно, поскольку и доходов будет меньше. Девальвация еще не перенесла всю свою силу на потребительские цены, инфляция в следующем году будет примерно на 1,5 процентного пункта выше ожидаемого официального прогноза 6,4%», — дал негативный экономический прогноз глава КГИ.

Несмотря на то, что Алексей Кудрин не занимает официальную должность, он, по-прежнему, осторожен в прогнозах, говорит председатель Русского экономического общества им. Шарапова, профессор Валентин Катасонов.

— Вот, например, он предсказывает инфляцию на уровне около 8%. Мне не совсем понятно, откуда берётся эта цифра, если в годовом исчислении она в 2015 году уже составила 14,98%. Для меня очевидно, что в следующем году рост цен никак не может быть ниже текущего показателя.

— Поясните, почему?

— А вы просмотрите на динамику нефтяных цен, и всё станет ясно. Подобные прогнозы исходят из одного фактора — мы «плывём по течению». В таком случае можно «нарисовать» макроэкономическую картину и на 2017−2018 гг. В этом случае валютный курс рубля перешагнёт планку в 200−300 рублей за доллар. Вместо того чтобы заниматься псевдонаучной экономической «астрологией» (особенно этим грешитУлюкаев), правительству следовало бы задаться вопросом, у него есть программа спасения российской экономики или нет?

Проблема в том, что её нет. Все говорят об антикризисной стратегии правительства, но очень мало, кто её читал, ещё меньше понимают. Была программа «Стратегия-2020», потом её начали переписывать «на коленке». Извините, это сплошные декларации, не предусматривающие никаких конкретных действий. Задачи должны быть расписаны по чиновникам с персональной ответственностью.

— Президент утверждает, что доволен с некоторыми оговорками деятельностью правительства.

— При этом в других своих выступлениях он не раз говорил о том, что исполнительская дисциплина в кабинете министров просто никакая. Возникает когнитивный диссонанс. Если исполнение принятых решений хромает на обе ноги, то нужно принимать кадровые решения. Причём пакетным образом, а не точечные. Впрочем, у меня есть опасения, что пришедшие на смену нынешним членам правительства придут идеологические «клоны» типа того же Кудрина. В течение последних 15 лет, власть тасует одну и ту же замусоленную кадровую колоду.

На скамейке запасных знакомые всё лица — Кудрин, Греф и т. д. Все твердят про импортозамещение. Прошёл почти год, а воз и ныне там. Максимум, чего удалось добиться, это прироста на 3% в сельском хозяйстве. Учитывая двукратную девальвацию рубля и ответные ограничительные меры по доступу импорта на продовольственный рынок, можно было бы рассчитывать на большее. Если кому-то и раздавать медали за импортозамещение, то это сельскому труженику, который стал напрягать усилия при минимальной поддержке со стороны государства.

Плюс надо наградить заокеанского дядю, который ввёл санкции против России.

 — Руководство ЦБ заслуживает награды, девальвация ведь тоже сыграла свою роль?

— Не думаю, что это его «заслуга». «Спасибо» нефтяной ценовой конъюнктуре. С другой стороны, если происходит падение национальной валюты, то перспективы структурной перестройки экономики становятся ещё более проблематичными.

Да, в результате обвала рубля импорт стал дороже. Но здесь мы, в основном, говорим о потребительских товарах иностранного происхождения. В то время как для осуществления структурной диверсификации экономики нам остро необходимы инвестиции и оборудование. Естественно, что санкционная война не даёт нам в этом плане дополнительных возможностей. Плюс те люди, которые сидят на нефтяной трубе, заинтересованы в том, чтобы всё оставалось так, как есть. Снижение курса рубля им выгодно.

— Не говоря уже о финансовых структурах, которые имеют неплохие барыши, играя на понижающемся тренде.

— Я буквально сегодня изучал данные МВФ. И нашёл интересную подборку — ключевые ставки Центральных банков примерно 60 стран. Как оказалось, самые «дешевые» деньги в таких странах как Швеция, США (ФРС повысила ставку на 0,7%, это тоже почти бесплатные деньги). В ЕС ключевая ставка составляет доли процента. А вот в рейтинге стран с наиболее высокими базовыми ставками РФ оказалась на 5 месте в окружении «развитых» африканских государств.

Наш монетарный блок обосновывает это борьбой с инфляцией. Это глупость, которая тиражируется на протяжении почти полутора столетий для неоколониальных стран. Такую политику начал проводить ещё Александр II, когда у нас ввели конвертацию рубля, и его курс стал падать. Национальная валюта превратилась в предмет для спекуляций на европейских биржах. Уже тогда «советчики» из клана Ротшильдов стали говорить — ребята, сжимайте денежную массу. Дескать, это позволит повысить курс рубля. В итоге для отечественного бизнеса он стал недоступен. И до Первой мировой войны Россия кредитовалась на внешний рынках — государственный долг рос. Предприниматели были вынуждены брать займы на внешних рынках.

В результате, что тогда, что сейчас мы получили «инфляцию издержек» вследствие нехватки денежной ликвидности. А сейчас ещё ввели систему взимания платы с дальнобойщиков под названием «Платон». Получается, что дешёвые деньги в мире печатаются только на Западе — в США и ЕС. А нацбанки развивающегося мира получают команду «душить» национальные экономики.

— Создаётся искусственная ситуация, когда они вынуждены обращаться к внешним эмиссионным центрам, чтобы получать дешёвые кредиты.

— На этом построена финансовая монополия Запада. России жизненно необходимо введение ограничений на движение капитала. Такого валютного либерализма как у нас не существует, вообще. Вот мы говорим, что есть единая группа стран БРИКС. В то же время торговля с Китаем упала за год на треть. Что касается интеграционной группы ЕАЭС, мы тоже оказывается в минусе. Наши партнёры теряют российский рынок, который сжимается. Потому что в России падает покупательная способность населения.

Такие люди как министр экономического развития РФ не могут не знать экономических азов.

Не думаю, что наши политики из экономического блока не ведают, что творят. Скорее всего, они чутко улавливают веяния и хорошо понимают неписанные правила игры.

Сотни триллионов рублей вложены казначейские бумаги США, они находятся на депозитах иностранных банков. Проблема в том, что нам просто не позволят их забрать полностью. Наши власти то частично снимали средства, то снова закидывали их в «казначейки». В целом, получается нулевой результат. Резервные фонды — это изобретение «хозяев денег». Это способ увеличить спрос на продукцию печатного станка. Если кто-то думает, что эти средства можно изъять, чтобы потратить на закупки машин, станков и предприятий, тот заблуждается. На них можно приобретать только иные долговые обязательства.

— Так какую динамику макроэкономических показателей можно ожидать в следующем году?

— Это всё равно, что предсказывать, каким будут гемоглобин у покойника. Наша экономика находится в коматозном состоянии. Меня больше интересуют, почему наши «эскулапы» не пытаются вылечить экономику, а добивают её.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николая Арефьева, страна пожинает плоды той экономической модели, одним из «отцов-основателей» которой выступает сам экс-министр финансов.

— К таким печальным последствиям, которые констатирует Кудрин, нас привела политика «стерилизации» денежной массы. Теперь, когда он не занимает ответственную должность, ему легко рассуждать и прогнозировать.

Не вызывает сомнений, что почти 5% спад ВВП страны — это далеко не рекорд. Сейчас Алексей Леонидович выступает против того, чтобы вводить экономические санкции против Турции. К сожалению, когда экономика страны находится на спаде, нам придётся заплатить высокую цену за проекцию внешнеполитической «силы».

 — Как уверяют, это решение положительно отразится на стратегии импортозамещения.

— Скорее, то, что мы наблюдаем, напоминает переориентацию с одних рынков на другие. Если импортозамещение никак не отражается на таком показателе как рост ВВП, то говорить об этом бессмысленно.

Показатели по производству сельскохозяйственной продукции можно увеличить и на 10%. Потому что у нас половина производится на личных подворьях граждан. А ЛПХ не отчитываются перед статистиками. Конечно, последние учитывают продукцию крупных агрохолдингов, которые собирают зерновые культуры миллионами тонн. В моей Астраханской области, по данным властей, уже выращивают 1,5 млн. тонн овощей и арбузов. Хотя в советское время было всего 960 тысяч тонн. Причем вся Россия съезжалась, чтобы собрать такой урожай. Честно говоря, не уверен, что фермеры, которые засевают по несколько соток томатов и арбузов, способны побить старые рекорды.

В противном случае непонятно, почему мы в уходящем году закупили 400 тыс. тонн только лука и чеснока или 560 тонн томатов. Поголовье скота упало. Единственное достижение — это сбор зерновых, которые идут на экспорт. Но, как говорится, «не хлебом единым сыт человек».

Я не спорю с Кудриным в том смысле, что мы, конечно, не достигли «дна» падения.

 — Аргументируйте, пожалуйста, свою позицию.

— Взять хотя бы тот факт, что Конгресс США снял запрет на экспорт нефти с традиционных месторождений. Они заполнили все свои нефтехранилища. При этом «чёрное золото» подешевело. Естественно, американским нефтедобытчикам приходится избавляться от более дорогой нефти, чтобы закупить дешёвую и заполнить ею свои терминалы. Не говоря уже о том, что сланцевую нефть тоже надо куда-то девать.

Но на рынок выходит ещё и Иран. В такой ситуации страны ОПЕК отказались повышать квоты на добычу, тем более, что их никто не соблюдал. Понятно, что Саудовская Аравия с низкорентабельными месторождениями не может отказаться от пополнения бюджета.

А у России один корпоративный долг составляет более $ 500 млрд. Его надо отдавать с процентами, а приток нефтедолларов уменьшился. Таким образом, девальвация неизбежна. Раньше государство и компании брали на рефинансирование иностранные кредиты, а теперь мы отрезаны от них в результате санкций.

— Чем объясняется такой скромный эффект от девальвации рубля?

— У нас открытый рынок (не будем забывать о членстве в ВТО), неразвитое производство, импорт в торговом балансе, по-прежнему, преобладает. В итоге, сокращается сбыт. Все эти разговоры о том, что мы в следующем году проживём и без украинского рынка, это пустая демагогия. Прожить-то проживём, но как? С «незалежной» поступало 70% элементной базы для машиностроения.

Да, мы переходим на отечественную продукцию в ВПК, но это лишь один сегмент экономики. Да, в прошлом году Россия продала вооружений на 10,2 миллиарда долларов. Едва ли в текущем году нам удастся намного превзойти этот рекорд. Получается, что правительство изымает средства из социальной сферы и тратит их «на оборонку». Эта отрасль становится чуть ли не «локомотивом экономики». Но кроме «пушек» нужно ещё и «масло». 3 трнл. рублей на развитие ВПК, это конечно, замечательно. Чего не скажешь о секвестре социальной сферы на 10−15%. А ведь это означает, сокращение врачей, учителей, падение потребительского спроса.

 — То есть, рассчитывать на экономический рост в наступающем году не стоит?

— Мы говорим на всевозможных экономических форумах — давайте вложим 1 рубль, чтобы потом получить 2 рубля. Эти деньги есть, их можно взять из ЗВР, ФНБ, Резервного фонда. Либералы отвечают: «нет, мы их проедим, а что дальше будем делать?». Это странная логика. Один из оставшихся корифеев-экономистов Абел Аганбегян говорит: достаточно поставить пилораму недалеко от российско-китайской границы, чтобы гнать в Китай не дешевый «кругляк», а пиленный лес. Тогда на один вложенный рубль мы получаем 5,5 рубля.

Если мы собираемся, по-настоящему, заниматься импортозамещением, то нужно строить в год не менее 20 фабрик по пошиву одежды, 30 обувных производств. Недавно представитель ОАО «РЖД» похвалился тем, что оно заменило электронику стрелочных переводов с импортной на свою. Очень странно. Если не ошибаюсь, в этом сегменте железнодорожники всегда работали на нашем оборудовании. А «Сапсаны» мы покупаем у Siemens, несмотря на эмбарго.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.