shadow

Индия снова хочет дружить. А надо ли это России?


shadow

Индийский премьер Нарендра Моди «немного припозднился» с визитом в Москву. Вашингтон он посетил сразу же после избрания премьер-министром в мае 2014 года. Моди также уже побывал в Японии, во многих странах Европы, Африки, но только не в России. Что же подтолкнуло Моди приехать в Москву сейчас? И с чего вдруг столько предложений о заключении контрактов?

Отношения России и Индии далеки от идеала

Хотя отношения между Россией и Индией обозначаются как «привилегированное и стратегическое партнерство», они не соответствуют этому описанию. Двусторонняя торговля и экономические связи остаются на очень низком уровне. Торговый оборот между Россией и Индией укладывается в 10 миллиардов долларов (с тенденцией к понижению). Отложены и инвестиционные проекты в атомной и военно-промышленной отраслях. В то время, как товарооборот Индии с другими крупными партнерами (США, ЕС), составляет около 100 миллиардов долларов с каждым. Только с Японией у Индии есть договор о 35 миллиардах долларов инвестиций в течение пяти лет с 2014 года.

«Накануне нынешней поездки у меня возникло такое чувство, что я припозднился, и это меня немного беспокоит, — сказал Моди в интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману. — Мы хотим увеличить товарооборот до 30 миллиардов долларов к 2025 году. Также мы хотим увеличить инвестиции до 15 миллиардов с каждой стороны к 2025 году. Мы ценим ту поддержку, которая Россия оказывала нам в те годы, когда многие двери оставались закрытыми для нас. Даже в нынешних условиях, несмотря на то, что Индия получила больший доступ на мировой рынок, Россия остается нашим главным партнером».

Моди лукавит. Из нижеприведенных цифр станет ясно, почему.

Авианосец «Викрамадитья», истребители «Су» и крылатые ракеты «БраМос» — прекрасные примеры нашего военно-технического сотрудничества, но похвастаться, скажем прямо, больше нечем. Даже проект «Т-50» (проект ПАК ФА) завис в «улучшениях». И все потому, что Нарендра Моди (лидер партии индусских националистов «Бхаратия джаната парти») сделал ставку на укрепление связей с Западом.

Однако санкции, наложенные Западом на Россию, показали индийскому премьеру, что в определенной ситуации может ожидать Индию. Хотя бы в случае конфликта с Пакистаном или внутреннего конфликта, который уже был, например, в штате Гуджарат (массовые мусульманские погромы в 2002 году). Кстати, из-за конфликта в штате Гуджарат нынешний премьер был долгое время невъездным в США.

Индия, увидев, как гибнут свеженькие «Мистрали», отказалась от приобретения 126-и многоцелевых истребителей Rafale. Моди понял, что военные технологии ему могут передавать только россияне, поэтому и приехал сейчас за новыми военными конрактами.

Кроме того, представляется, что премьера испугало военное усиление Китая за счет поставок новейшего российского оружия, такого как, например, С-400 «Триумф». И совсем уж стало не по себе, когда министр обороны Сергей Шойгу приехал в Пакистан с предложением о военных конрактах. Паритет в регионе, в том числе военный, — очень важная вещь для Индии. И Моди вспомнил о традициях дружбы с Россией.

Индия торопится на место Турции

Вторая причина касается экономики. Дело в том, что программа «Сделаем в Индии», то есть ставка на развитие внутреннего потребления, забуксовала в последний год, хотя западные СМИ кричат, что только Индии удалось остаться драйвером мировой экономики. Это не так, это реверансы в сторону Моди и игра на спекулятивных фондовых рынках на понижение оценок роста Китая. Оценки роста ВВП в Индии были пересмотрены на прошлой неделе с 8,1-8,5 до 7-7,5 процентов, пишет Indianexpress. com.

«Правительство пришло к власти на обещании увеличения расходов в сфере образования и здравоохранения, но сократило расходы в этих секторах почти на 20 процентов. Экспорт падает одиннадцатый месяц подряд, в октябре он сократился на 18 процентов. Цены на продукты питания растут четвертый месяц подряд. Правительство говорит о приоритете программы «Сделаем в Индии», а автомобильная и металлургическая отрасли теряют рабочие места», — пишет газета. Таким образом, Моди надо что-то срочно исправлять и создавать новые рабочие места, например, за счет новых проектов с Россией.

В-третьих, почему бы Индии не воспользоваться разрывом российско-турецких отношений? Не попытаться занять место Турции, например, в строительстве? Во время своего недавнего визита в Дели вице-премьер Дмитрий Рогозин упомянул о больших возможностях для индийских компаний на российском рынке — за счет выхода ряда европейских и турецких компаний из таких секторов, как продукты питания, текстиль, одежда и так далее.

Что же, Моди, как говорится, намек понял. Он приехал в Москву на два дня, с внушительной делегацией бизнесменов. Однако переговоры идут трудно.

Россия дружит, а ее предают

Нужно ли России ставить на Моди? С большой осторожностью, потому что история с Турцией научила нас, что ставить на одного человека — это слишком большая роскошь. Тем не менее, и Москва, и Дели заинтересованы в сдерживании Китая. И на этом Россия и Индия сойдутся.

До недавнего времени главными компонентами двустороннего сотрудничества были углеводороды, ядерная энергетика, фармацевтика, обработка алмазов. Ожидается, что будут подписаны контракты на продажу 200 легких многоцелевых вертолетов «Камов-226Т» и дополнительно 48-и средних вертолетов «Ми-17 V5» для ВВС Индии.

Индия хочет приобрести пять ракетных установок С-400 «Триумф» «земля-воздух», потратив на это 6 миллиардов долларов. Но было заявление правительства России, что не будет никакой торговли «Триумфами», пока не будет оснащена ими собственная армия. Посмотрим. С другой стороны, почему Китаю — можно, а Индии — нельзя? Индийская пресса пишет о заключении контракта по строительству четырех фрегатов для ВМС Индии, а также о строительстве завода по производству запасных частей для самолетов Сухого.

Сообщается, что «Роснефть» подписала один из подготовительных документов по созданию совместного предприятия на базе индийской компании «Ванкорнефть». А «Росатом» локализует в Индии производство оборудования для стоительства атомных электростанций. Это шесть реакторов в Андхра-Прадеш и четыре в Тамил-Наду.

Из политической части интервью Моди любопытно следующее утверждение. «Ни у одной террористической группировки нет своего производства оружия. Значит, какие-то страны вкладывают в руки террористов оружие. Какими путями это происходит? И почему это не пресекается? У террористов нет станка для печатания денег. Кто их в таком случае финансирует?»

«Вопросы, конечно, риторические. И Моди и мы знаем, кто дает оружие, дает деньги, «преподает» идеологию джихада. Но важно, что Моди поднял эти вопросы публично», — написал на своей странице в ФБ индолог Сергей Троицкий. А почему бы не предложить Дели организовать конференцию по этой теме? Возможно, это не понравится Вашингтону, но вот именно так проверяется «стратегическое партнерство» и «дружба», которая всегда в одну сторону: мы помогаем, а нас предают.


https://youtu.be/cRmgJbRZ9mA

Источник

Фото Cont

Видео Youtube

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Roman    

    Индии просто нужны дополнительные рынки сбыта, вот и вся «дружба».

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.