shadow

Итоги-2015: клочья изоляции

В уходящем году Западу не удалось превратить Россию в мирового изгоя


shadow

2015 год прошел для России под знаком внешней политики. Даже несмотря на внутренние проблемы и экономические трудности, главные битвы, как в переносном, так и в прямом смысле, проходили на международной арене. Еще в начале этого насыщенного года западные лидеры говорили о полной изоляции России, которая, якобы, осталась один на один со «всем цивилизованным миром». И что в итоге?

В мае 2014 года президент США Барак Обама заявил, что американское «умение формировать общественное мнение помогло нужным образом изолировать Россию». В январе 2015-го Обама повторил эту мысль в обращении к Конгрессу, которое разлетелось по «рунету» на цитаты. «Сегодня именно Америка является сильной и сплотилась со своими союзниками, в то время как Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья», — заявил тогда глава Белого дома.

Какое-то время западные лидеры серьезно старались создавать картинку изоляции. Они заявляли, что по российской экономике ударили именно санкции, а не падающие цены на нефть, на международных мероприятиях пытались, если пользоваться сетевой терминологией, отправить представителей России «в игнор». РФ исключили из «Большой восьмерки», а самым показательным в этом плане стал саммит «Большой двадцатки» в австралийском Брисбене в конце 2014-го. Тогда некоторые политики, как школьники, чуть ли не бегали от Владимира Путина, а западные СМИ обсуждали, что с российским лидером недостаточно тепло здоровались и весьма неохотно жали руку.

Впрочем, даже тогда «мировая изоляция» выглядела сомнительной затеей. Известный американский политолог Иан Бреммер в своем Твиттере разместил карту мира, с которой удалил все страны, продолжающие конструктивные контакты с Россией. Осталась весьма куцая картинка, на которой отсутствовали целые континенты — Южная Америка, Африка и Азия (за исключением Японии). «Мир изолирует Россию. Пока что мир выглядит вот так», — пошутил автор.

К середине 2015 года даже эти попытки изоляции начали потихоньку сходить на нет, и при упоминании о них европейские политики начинали что-то мямлить о том, что, дескать, изоляция была, но теперь политический момент меняется, все заинтересованы в конструктивном сотрудничестве, и без России, оказывается, не решить важных мировых проблем.

В июне министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью Die Welt так и заявил: «Германия не имеет права изолировать Российскую Федерацию и отрекаться от нее. Россия остается большим соседом ЕС и нашей страны и будет — в хорошие или плохие времена — определять будущее Европы». А в сентябре Папа Римский Франциск сказал, что «без России сегодня нельзя решить ни одной важнейшей мировой проблемы». Как не поверить понтифику?

Естественно, это внезапное осознание пришло к европейцам не просто так, а по мере ухудшения ситуации на Ближнем Востоке и, соответственно, роста потока беженцев в благополучные страны ЕС из раздираемых войнами Сирии, Ливии, Афганистана, Ирака и прочих государств.

К лету миграционный кризис стал темой номер один в западных, да и мировых СМИ. Европейские политики начали собираться на экстренные совещания, а самые недовольные и вовсе стали поговаривать о выходе из Шенгенского соглашения. 22 декабря верховный комиссар ООН по делам беженцев Антонио Гутерреш сообщил, что с начала 2015 года в Европу по Средиземному морю прибыл миллион нелегальных мигрантов, в том числе более 500 тысяч сирийцев. Еще десятки тысяч попали туда сухопутным путем через Турцию.

Нестабильность на Ближнем Востоке, рост влияния экстремистской группировки «Исламское государство» * и миграционный хаос сделали более актуальной и отошедшую было на второй план угрозу терроризма. Нападение на редакцию парижского сатирического еженедельника Charlie Hebdo 7 января стало первым тревожным звонком, а теракты в том же Париже 13 ноября, в результате которых погибли 130 человек, а еще сотни получили ранения, сделали очевидным, что бороться с ИГ необходимо серьезно и сообща, а не хаотичными усилиями «международной коалиции» под руководством США.

Начало военной операции российских ВКС в Сирии 30 сентября окончательно вернуло Россию в статус ведущей силы на мировой арене даже в глазах Запада. После парижских терактов президент Франции Франсуа Олланд заявил о том, что его страна будет координировать действия с РФ в рамках антитеррористической операции в Сирии. Европейские и американские СМИ выдали целую серию статей с вариациями заголовков на тему: «Россия — из изгоя в игрока».

Саммит G20 в турецкой Анталье в середине ноября поставил жирную точку в вопросе о российской изоляции. Владимир Путин стал одним из самых востребованных лидеров мероприятия, а Барак Обама, не так давно вещавший об изоляции, обсуждал что-то с российским президентом почти полчаса под прицелами телекамер. Визит госсекретаря США Джона Керри в Москву 16 декабря (кстати, уже второй за год после поездки в Сочи) стал своеобразной «вишенкой на торте». На вопрос журналистов об изоляции России Керри ответил, что у Вашингтона вообще не было такой цели, а заявления американского президента были сделаны тогда, когда «это было необходимо».

«У нас нет политики, которая своей целью ставит изоляцию России. И мы говорили, что когда США и Россия находят точки соприкосновения, это приносит пользу всему миру», — сказал госсекретарь. Резолюция Совета безопасности ООН по Сирии, принятая 18 декабря, стала лучшим тому подтверждением.

Правда, несколько дней спустя Евросоюз продлил санкции против РФ, а США даже расширили свои санкционные списки. Но никто и не думал, что Запад собирается так просто отказываться от давления. Однако то, что политика так называемой изоляции провалилась, стало очевидно. Как метко выразился председатель комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, «труп своей политики изоляции Обама тихо закопал ночью в саду Белого дома, чтобы никто не видел». Захотят ли западные лидеры откопать «покойничка» в 2016 году — это уже другой вопрос.

— Как ни парадоксально, для Запада очень плохую роль сыграло падение цен на нефть, энергоресурсы и металлы, которыми торгует Россия, — отмечает заместитель директора Центра политической информации Алексей Панин. — Если бы попытка изоляции была проведена в условиях приличной экономический конъюнктуры, эффект от санкций, даже незначительный, был бы более очевиден. Сорвался какой-то проект, где-то наши банки не смогли получить дополнительного финансирования — это сразу бы было на виду.

Но получилось так, что российскую экономику серьезно подкосила динамика цен на нефть. В этом вале проблем отдельные неудобства, которые добавляют санкции, просто незаметны. Еще летом аналитики Citigroup исследовали влияние санкций на российскую экономику и пришли к выводу, что в общем падении воздействие ограничительных мер составляет только 10%, а остальные 90% — это результат неблагоприятной экономической конъюнктуры. Резюмируя, экономическая изоляция в ее текущей конструкции изначально не имела больших шансов на успех, а на фоне общего кризиса и вовсе является меньшим злом, на который имеет смысл реагировать по остаточному принципу.

 — А если говорить об изоляции политической?

— В начале и середине года разные политические деятели то собирались призвать президента Российской Федерации к ответу, то решали, жать ли ему руку, то делали резкие заявления. Но миграционный кризис в Европе, ситуация на Ближнем Востоке и достаточно успешное и эффективное вовлечение России в распутывание клубка ближневосточных проблем показали, что такие действия бесполезны, и изначально никакой изоляции не было и не получилось.

Безусловно, Европа и, особенно, США пытаются учить нас жизни, и будут делать это и впредь, о чем говорит продолжение и расширение санкций. Но это, скорее, игрушка, которая может иметь смысл во внутриполитических дебатах в этих странах. В реальности ни политической, ни экономической изоляции не получилось, и не получится в следующем году.

— Тем не менее, санкции против нас были продлены…

— К сожалению, в США есть партии так называемых голубей и ястребов, которые склоняются к диалогу и конфронтации соответственно. Очевидно, что на фоне выправления политической ситуации и углубления диалога между Джоном Керри и Сергеем Лавровым, мы делаем шаг вперед, а затем следуют два шага назад. К нам приезжает глава Госдепа США, о чем-то договаривается, уезжает из страны, и тут же вводятся дополнительные санкции, которые, естественно, на экономике в целом никак не скажутся, но будут раздражать президента даже не столько, как политика, сколько, как человека. Ясно, что такого рода решения не идут из одного лагеря. Это внутренние «разборки», которые серьезно влияют на отношения США с руководителями всех стран мира, и Россия тут не исключение.

Директор Евразийской программы дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв полагает, что политика изоляции РФ изначально была обречена на провал.

— По итогам этого года можно видеть, что изоляция такой большой страны, как Россия, невозможна в принципе. Даже в тот период, когда наши западные партнеры говорили что-то об изоляции, отношения России с такими государствами, как Китай, Индия и другими странами БРИКС только улучшались. А это все-таки большая часть населения Земли и наиболее растущие экономики планеты.

Российско-китайские отношения за прошедшие полтора года вышли на новый уровень. Кроме того, Россия, несмотря на исключение из так называемой «Большой восьмерки», оставалась полноценным участником «Большой двадцатки». Поэтому говорить о какой-то изоляции не приходилось изначально.

Трудности, которые наша страна испытывает с экономикой, связаны, в первую очередь, с проблемами во внутреннем экономическом управлении и отчасти с деятельностью экономического блока в правительстве. В значительно меньшей мере они вызваны санкциями.

Что же касается последних событий, то принятие по сути совместной российско-американской резолюции по Сирии доказало: несмотря на острые конфликты в отдельных областях, государства в современном мире могут сотрудничать там, где это отвечает их интересам. Была выявлена долгосрочная тенденция, когда конфликт и сотрудничество могут идти параллельно и совершенно не препятствовать друг другу.

В моем понимании проблемы изоляции не существовало изначально. Она была надуманной и скорее риторической, нежели реальной, что теперь стало еще более очевидно.

 — Но если вспомнить тот же саммит G20 в Брисбене, когда ряд мировых лидеров вел себя демонстративно холодно по отношению к нашему президенту, это ведь было реальностью?

— Эти политики вели себя не демонстративно, а крайне глупо и безответственно, в отличие от лидеров тех же Китая и Индии. Это просто смешно, все-таки саммит G20 и вообще большая политика — это не школа и не двор, где устраивают такие вот публичные обструкции. На саммите в Брисбене некоторые политики повели себя, мягко говоря, не адекватно. Но кто теперь об этом вспомнит? Как говорится, иных уж нет, а те далече. Был, например, такой премьер-министр Австралии по фамилии Эббот, который с тех пор уже перестал быть премьер-министром, а Россия остается там, где она была.

С этим мнением солидарен доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш.

— Изоляция Российской Федерации на мировой арене не удалась. Во-первых, не прерывались контакты со странами БРИКС, более того, они за прошедшие полтора года были расширены. Россия активно коммуницировала с большей частью мира. А после того, как началась наша военная операция в Сирии, Россия стала одним из ключевых, если не ключевым брокером на Ближнем Востоке.

Что касается экономики, главные санкции в отношении россиян ввел Центробанк. Мы тут «справились» сами, без Запада. Понятно, что удержать курс можно было.

— Что стало переломным моментом в восприятии России на Западе?

— Кардинально ситуация поменялась после начала российской операции в Сирии. После этого не учитывать позицию Москвы стало невозможно, она показала себя ключевой державой в отношении будущего Сирии. Более того, сейчас стало понятно, что сценарий урегулирования в этой стране будут определяться на основе условий, которые определила Россия. В частности, это сохранение Сирии в качестве светского государства и в нынешних границах.

Риторика изоляции уже сходит на нет. А последний визит Керри показал, что мы идем к отмене санкций и нормализации отношений. Как вообще можно реализовать изоляцию самой крупной страны мира?

— Но ведь буквально на днях санкции были продлены и расширены?

— Уже понятно, что Обама и Керри играют за две разные команды американской политической элиты. Тем не менее, всё, что можно было сделать в плане санкций и попыток изоляции России, Штаты уже сделали в этом году. В следующем они вступают в активную фазу президентской кампании и никаких новых радикальных действий во внешней политике предпринимать не будут.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.